Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Конференция по голоду 30-х годов в Харькове в прошлую пятницу

Летели вместе с Марковым и Дюковымa_dyukov. Если бы не впустили в Украину, не впустили бы, скорее всего, всех сразу. Маркова одно время в Украину не впускали. Вроде, это был первый его приезд туда после этих запретов за год, кажется.

На конференции в основном были историки из восточной Украины. Тоже в основном институциированные: завкафедрами и т.д. Было много политиков. В основном депутаты, мэры и т.д. По линии партийной политики, - публичных деятелей, которые ориентированы на привлечение к себе внимания СМИ - по-моему, не было ни одного. Точнее, один в самом конце конференции нарисовался, но выглядел диссонансом. Т.е. конференция прошла эмоционально спокойно. Была примерно та же атмосфера научного собрания, как на конференции в Москве. Доступ людей из-вне также, как и в Мск был ограничен. Вроде, сначала был какой-то националистический пикет. Но сам его не видел, ибо приехал на машине раньше большинства участников, до того, как пикет собрался. Но когда о них услышал, спустился вниз, посмотреть. Уже никого не было. Охрана сказала, что они их сами разогнали. В общем, с пикетом ситуации не понял.

С российской стороны был "костяк" участников конференции, которая прошла в понедельник. Из РБ я опять был один. Книжного киоска не было.

По самой конференции. Уровень москвичей, конечно, был гораздо выше уровня украинских исследователей. Но, возможно, причиной тому был разный социальный статус историиков. На конференцию в Харькове с укр. стороны пришли историки менее статусные априори. Харьков - все таки не столица, а от РФ было много москвичей, киевские исследовательские институты или университет - все же в основном ориентированы на официальную установку считать голод голодомором и собрались в основном на аналогичный форум в Киеве с участием Ющенко, сама тема голода очень политизирована в отличие от российской научной атмосферы и похоже отпугивает стремящихся не ангажироваться в политику украинских профессионалов. В общем, размышлений на этой конференции было больше, чем на московской, чистой науки - меньше. Но в основе все таки конференция удержалась на научной линии и в политическую не превратилась.

Видимо, можно сказать, что с украинской стороны собрался цвет исторической институциированной науки "малороссийской" по культурной ориентации части украинского общества. Конечно, уровень еще советской подготовки чувствуется, но в целом с российскими исследвоателями не сравнить. Тему голода 30-х годов в ее полемике с концептом голодомора изучать придется российским историкам. Восточная Украина при всей многочисленности источников информации о нем, которые тут как бы на каждом шагу - ни политически ни профессионально закрепить за собою доминивроание в изучении этой темы не смогут.

Вообще, это странно: восточная Украина должна бы породить собственный оригинальный цертр изучения этой темы как приоритетный для всей местной исторической науки. Нет в восточной Украине более важной темы с точки зрения мировой науки, чем изучение механизма появления самого грандиозного в истории человечества индустриального очага и связанных с его появелнием голода и других бедствий. Ведь и первичная информация, общественная востребованность - все есть на месте... Но реально тема, как мне показалось, будет изучаться и дискутироваться прежде всего в Киеве и Москве. С другой стороны. конечно, если восточно-украинские историки встроятся в изучение этой темы при опоре на всю ту индустрию исторического исследования темы, которую уже выстроили Марков и Дюков, они выйдут на мировой уровень. Только за счет московских архивов и контакта с московскими исследователями политики Кремля 20-30-х годов можно получить Уровень. А есть еще и эффект доступа к СМИ и публикациям, что в Мск, конечно, посильнее, чем в Киеве.

Было интересно наблюдать на обеих конференциях, как в России рождается именно индустрия новой политической науки - вбирается часть совсеткиъх еще институтов, архивы и иные собрания первоисточников, политика, издательская система, но самое главное - собирается критическая масса исследвоателей, обеспеченных тем, что необходимо для развития их как историков.

По самим концептам. В принципе, причины для столь резкого обстрения отношений между Россией и Украиной по этой теме я на месте не увидал. Обе стороны (я в данной случае, в целом - контексте российской позиции) признают, что голод был. Цфиры погибших признаются примерно одни и те же. С укр. стороны уже на научном уровне разговоры про 10 млиионов или даже про 7-8 млн. Обе стороны признают одинаково сам механизм голода и что голод был во многих регионах СССР, не толкьо в Украине. Вообще, с точки зрения описания голода я различий не нашел. За последний год, когда с российской стороны пошла критика украинской позиции по голодомору украинская наука многие оценки подкорректирвоала и обе позиции на научном уровне, по-моему - почти идентичны.

Различия касаются в основном одного: признавать ли этот голод геноцидом украинского народа или нет и насколько оправданной является сама политика инустриализации\коллективизации (полностью аморальной или чем-то все таки оправданной при моральном осуждении многих методов). Эти моменты легко сблизить, главное убрать политизацию вопроса с украинской стороны. Всем же понятно, что концеция голодомора направлена против России в плоскости реальной политики сегодняшнего дня. А для меня, например, еще важно, что голодомор как концепт вписан в общий пакет идеологемм, частью которого является оправдание коллаборантов эпохи Второй мировой войны. Но было приятно понять, что на научном уровне особых противоречий между российскимии украинскими историками в общем нет.

Все выступить не успели. Но мне слово дали. Вроде, вышло нормально - хлопали.

Познакомился с В.Черномырдиным. Личное впечатление - полностью полярно тому, которое возникает о нем на основании СМИ. Умный, быстрый политик-хозяйственник, по-моему, в основе не с "аллегорическим", как кажется, по его известным выражениям, а с математическим складом ума.

Вечером посмотрел в гостинице долгое шоу Савика Шустера по голодомору, в котором принимал участие Марков. Как было интересно... Шустер - изумительный журналист-ведущий программ. Марков там отдувался в одиночку за всю Россию. Но, вроде, устоял. Ураинская публика, судя по этой передаче, показалась невероятно эмоциональной. Было ощущение, что смысл кажого, кто высказывался, состоял только в привлечении внимания к самому себе. Там же с Марковым найти общий язык было просто элементарно. Не было желания искать общий язык. В этом и весь смысл конфликта вокруг голода\голодомора. Но как Шустер умеет выстроить режессуру, все таки либеральная журналистика с ее вниманием к "индивидууму", а не к идеям и не к истине порождает журналисткие шедевры. Анна Германи или Кравчук да даже и Шуфрич с Корчинским выглядели как прекрасные яркие цветы в подобранном очень тщательно по всем правилам режиссерской икебаны букете передачи.

Харьков удручил. Конечно, громадная площадь и выстроенный вокруг нее монументальный город в степи, столица (когда строилось все - еще столица) степного государства, славянский городом, в котором в общем нет реки - это необычно и сильно. Площадь в центре как отражение окружающей город степи. Площадь вместо реки. Нет, сильное архитектурное решение. Но досмотрен город ужасно. Начало 90-х годов в СССР. При этом - почему-то очень коммуникабельные и открытые люди.
Tags: Восточная Европа, История восточной Европы, Россия, Украина, симпозиумы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments