Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

О, опять попал в "бестселлеры"

Забавно: через латвийскую "Бизнес & Балтия".
Конечно, не знаю, станет эта книга "реальным" бестселлером или не станет. Я и о предыдущей, которая выходила в "Европе", по нашему местному "феномену", не ожидал, что попадет всюду в списки "бестселлеров" (смешное слово). Интересно будет, если тоже попадет.

***

</a></b></a>daobao in </a></b></a>bestsellers

Non/fiction на грани фантастики

Юбилейная, 10-я, выставка-ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction в Москве завершила работу 30 ноября, но споры о ее итогах продолжаются.

В дни проведения ярмарки Центральный дом художника переходит на осадное положение: километровые очереди, двойной кордон на входе, писк металлоискателей, закольцованное сообщение по громкоговорителю "Посетители ярмарки могут проходить в залы в верхней одежде". В этом году ярмарке отдали два этажа, но толчеи еще больше, чем прежде. Заявленная как интеллектуальная ярмарка "не для всех", Non/fiction с каждым годом привлекает все больше издателей и читателей.

Уже на втором году жизни ярмарки на ее стенды просочился "худлит". При этом учредители ссылались на разночтения значка "/" в названии: то ли разделительного, то ли объединяющего литературу фактов и вымысел.

Издателей можно понять. Куда им податься, если на знаменитой еще с советских времен Международной Московской книжной ярмарке все больше пространства занимают календарики, открытки, плакатики и массовики-затейники с викторинами типа "Угадай, как зовут мопсов Донцовой"?

Чем больше росла популярность Non/fiction, тем ниже становился ее интеллектуальный уровень. До календариков и мопсов, впрочем, дело пока не дошло.

Но изменения налицо. Раньше Non/fiction привлекала народ возможностью купить книги по ценам производителей, без розничной накрутки, составляющей порой до половины стоимости тома. В этом году цены на ярмарке выросли настолько, что оставили позади самые дорогие московские магазины. Например, вызвавший ажиотаж альбом Леонида Парфенова "Намедни. 1961-1970. Наша эра" (по мотивам популярной телепередачи) в ярмарочной давке разбирали по 900 рублей, хотя на весьма недешевом Ozon.ru красная цену ему — 693 рубля.

Конечно, цены взвинтили не все. К примеру, издательство RA продавало свой роскошный двухтомник "Малевич о себе. Современники о Малевиче" всего за 300 рублей (на том же Ozon.ru — 1081 рубль). Обидно только, что такие вот издательства ютились в дальних углах ярмарки, а центральное место отвоевали себе оборотистые "Эксмо" и "Азбука".

О коммерциализации говорили и названия новых книг. "Новое литературное обозрение" представило проект "Деньги русской эмиграции" и его первую книгу "Золото Колчака". Издательство "Октопус" раскручивало альбом "Реклама в старые добрые времена. Конец XIX — начало XX века". А издательский дом "Книжное обозрение", известный в первую очередь одноименным еженедельником рецензий, провел конференцию "Книжный бизнес в России. Где деньги?"

Пока литературные критики из "Книжного обозрения" искали деньги, у них под боком образовалось несколько конкурентов. Отдельными стенами заявили о себе новый журнал "Что читать" и реанимированный "Пушкин" (его первый номер датирован уже 2009 годом)...

Если раньше издательства стремились в первую очередь познакомить читателей с новинками, то в этом году многие использовали ярмарку для расчистки складских помещений, выложив на прилавки неликвиды. Цены тут были просто смешные. Чашка кофе на ярмарке стоила дороже, чем томик Джойса в "Мастерах зарубежной прозы". Любой номер "Иностранной литературы" прошлых лет можно было купить за 50 рублей, хотя там печатались те же произведения, что в твердом переплете на других стендах стоили в четыре раза дороже. Для пополнения библиотеки такие развалы — настоящая находка, но для имиджа самой ярмарки — не лучший вариант, сближающий ее с барахолкой.

Но больше всего споров вызвали результаты литературных премий, присуждаемых во время Non/fiction. Так, премию "Просветитель" за лучшую научно-популярную книгу года получила Марина Сванидзе, автор двухтомника "Исторические хроники с Николаем Сванидзе". Смущает не только то, что к передачам г-на Сванидзе, по мотивам которых написана книга, отношение в обществе весьма неоднозначное (достаточно напомнить об интернет-проекте "Антисванидзе"), но и то, что политизированная точка зрения телеведущего оказалась важнее книг по математике и лингвистике. Тем более что для политической публицистики на Non/fiction предусмотрена отдельная премия — "Общественная мысль" (ею наградили Станислава Каспэ за книгу "Центры и иерархи"; среди призеров также значится книга Юрия Шевцова "Новая идеология: голодомор", призывающая не примешивать к преступлениям советского режима национальный фактор).

Не углубляясь в споры с учредителями премий, предлагаем свой список лучших новинок ярмарки

Лучшие новинки Non/fiction

1. Фидель Кастро, Игнасио Рамоне. "Моя жизнь. Биография на два голоса".

Первая автобиография Кастро, основанная на серии интервью (общим объемом более 100 часов) с преподавателем Сорбонны Игнасио Рамоне.

2. А.Тарковский. "Мартиролог".

Дневники Андрея Тарковского впервые изданы в полном объеме.

3. "Веселые человечки: Культурные герои советского детства".

Карлсон, Винни-Пух, Айболит, Кот Леопольд, Чебурашка, Хрюша и другие персонажи советских мультиков и телепередач рассмотрены в неожиданном, социально-антропологическом ракурсе.

4. Наоми Кляйн. "Доктрина шока".

Автор показывает, как спецслужбы используют массовые общественные потрясения для навязывания странам глобальной рыночной экономики.

5. Виктор Мизиано. "Прогрессивная ностальгия. Современное искусство стран бывшего СССР".

На материалах выставок художников стран СНГ и Балтии автор исследует, как опыт жизни в СССР превращается в точку отсчета для самоидентификации художников.
 
Вадим АГАПОВ, Москва — Рига

Источник:
http://www.bb.lv/index.php?p=1&i=4171&s=8&a=152821
Зеркало:
Сообщество «Книжный бизнес»



http://community.livejournal.com/bestsellers/122279.html
Tags: голод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments