Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

v_star_78 о голоде и голодоморе: город и деревня

Правильно: в провинции обдумывать надо темы вечные или во всяком случае "долгие". Столица создает идеологию государства и проводит текущую очередную идеологическую компанию в ее рамках. В провинции можно позволить себе оценить и идеологию и компанию, исходя из констант менее идеологических и медленно изменяющихся, из здравого смысла опять. Деревня как социум в ходе голода 1933г. - это то, что в политизированной всегда столице редко вызывает внимание. Идеология - это вообще часто то, что стоит между провинцией, народом, "вечными истинами" и тем волевым ядром, которое проводит государственную политику. Это есть "аппарат", "бюрократия", " бояре" - изменяемый под потребу момента элемент гос. структуры. Во всяком случае, в обществах немодернизированных или тем более доиндустриальных. Деревня выдержала коллективизацию не потому, что поверила в коммунизм. Сработала совсем иная мотивация внутри однотипного на оргмном пространстве конгломерата крестьянских "деревенских" социумов.

В общем, естественно, с интересом вычитываю рефлексии по голоду 30-х, где как-то фигурирует моя книга. Главное, чтобы пишущие были знаковыми для какого-то социального слоя авторами. Одесский историк - это безусловно очень интересно.

***

ГОЛОДОМОР.


Мой старый товарищ живет в Киеве, в пяти минутах ходьбы от Крещатика. В день, когда Ющенко открывал новый мемориал голодомору движение на его улице перекрыли. Стоявший в оцеплении гаишник так объяснил ситуацию водителю дорогой иномарки настойчиво пытавшемуся проехать в центр: "Я ж вам ото говорю - тудой не можна! Там наш президэнт - Голодомор проводыть!".
В общем-то, этим ёмким проявлением коллективного бессознательного рядового украинца, на которое собственно и направлена вся система государственной пропаганды, тему голодомора можно было бы и закрыть. Но поскольку мы с вами говорим о идеологии и о смыслах, придется нам попытаться хоть немного разобраться в этой действительно сложнейшей исторической проблеме.

Во, первых следует сказать, что массовый голод явление в истории к сожалению не редкое. И как историческое явление он порожден не чьею либо злой волей, а самим характером аграрного производства. Обратите внимание, голод является обычным явление для тех стран и народов, в которых большинство населения занимаются именно сельским хозяйством – так было в средневековой Европе, в России и на Украине вплоть до второй половины 20-го века, в современной Африке. И, напротив, там, где основная масса населения проживает в городах и занята в промышленной сфере, там о голодных годах не слыхали уже давно.

Просто, как правило, отдельно-взятый крестьянин выращивает продуктов ровно столько, сколько он может потребить, а на продажу идут излишки, которые возникают не регулярно. Если случается неурожай, крестьянину приходится потуже затянуть пояс. Чтобы получать больше продукта в сельское хозяйство необходимо внедрять новые технологии – машины, удобрения, новые сорта растений и породы животных. Чтобы произвести все эти новшества должна развиваться промышленность, но аграрный характер общества препятствует её развитию. Во-первых, для промышленного роста нужен большой внутренний рынок, а крестьяне плохие потребители, у них мало денег и они умеют обходиться малым. Во-вторых, нужны свободные рабочие руки, а они заняты в малоэффективном земледелии. Получается замкнутый круг: чтобы интенсифицировать сельское хозяйство нужно развивать промышленность, а чтобы развивать промышленность нужно интенсифицировать сельское хозяйство. И этот круг можно разорвать только силой.

К чему я всё это рассказываю? А к тому, что каждый сегодня знает, что массовый голод на Украине произошел в результате коллективизации и индустриализации. При чем эти звонкие термины приобрели в массовом сознании однозначно негативную окраску, и воспринимаются, чуть ли не как синоним преступлений против человечности

Перед советской властью стояли задачи невиданных исторических масштабов, а готовых рецептов их решения ни у кого не было, и быть не могло.

Тут нам могут поставить еще один вопрос: а для чего вообще были все эти эксперименты начиная с 17-го года? Почему бы не развиваться спокойно, эволюционно и поступательно, «как всё прогрессивное человечество». А это уже вопрос не к нам. Это вопрос к тем украинским крестьянам, которые в начале 1918 не пошли защищать Центральную раду от большевиков, которые в конце того же года с радостью вступили в армию Петлюры и сбросили режим гетмана Скоропадского, которые в 1919-м и 1920-м разбегались из войск Деникина и Врангеля. Так что свой выбор крестьяне Украины в гражданскую сделал, и сделали его в пользу большевиков.

Но, может быть, можно было плавно пройти необходимую трансформацию и при советском строе? Ведь был же экономический эксперимент НЭПа? Может быть и можно, только для этого Советской России следовало бы находиться в геополитическом вакууме. Как известно гражданская война сопровождалась интервенцией. И если измученные первой мировой страны Антанты не сумели достичь военных успехов, то восстановившие свою государственность поляки в серьёз собирались вернуться к границам Речи Посполитой 17-го века. Контролем над Львовом они вовсе не собирались ограничиваться, и копыта польских жовниров спустя три столетия вновь застучали по киевским мостовым. В конечном итоге поляки были единственными кто тогда сумел нанести поражение Красной армии. Так что тень интервенции нависала над СССР все время между концом гражданской и началом великой отечественной. По сути это хронологический отрезок был передышкой, тайм-аутом между двумя раундами мировой войны. Ведь состав участников был почти тем же. И эту передышку все использовали по разному – например даже такая держава как Франция так и не смогла достойно встретить врага. А мы смогли.

В теме Голодомора есть еще один аспект. Помимо внешнего врага у советской власти был еще и враг внутренний. Да-да, никакой конспирологии. Достаточно почитать работы тех лет, находившегося в эмиграции Троцкого. Особенно по «украинскому вопросу». Читаешь и удивляешься – просто Бжезинский какой-то. Основной тезис Льва Давыдыча: «Независимость Украины – главное условия падения сталинской России». А если вы думаете что в конце 1920-х в компартии Украины было мало сторонников бывшего наркомвоенмора - «старых большевиков» крупных специалистов по подрывной работе и разжиганию гражданской войны – то крупно ошибаетесь. Так что не стоит удивляться людоедским действиям отдельно взятых партийцев и чекистов на местах. Принципа «чем хуже - тем лучше» ни кто не отменял.

Современные украинские апологеты голодомора-геноцида, например придворный историк СБУ Кульчицкий, приводят два аргумента, которые отличают наш титульный украинский голод от голода в прочих регионах СССР. Во-первых, говорят они, только украинские регионы, охваченные голодом блокировались с помощью военной силы, а во-вторых только на Украине помимо зерна изымали все прочие продукты питания обрекая людей на голодную смерть. А отсюда следует вывод, что Сталин с особым рвением истреблял именно украинцев, следовательно, осуществлял настоящий геноцид.
На чем же базируются эти обвинения. Действительно, приказы окружать голодающие районы войскам, и не выпускать оттуда людей, хорошо известны. Но вот утверждение что это касалось только Украины, как минимум безграмотность.

А вот с документами, которые могли бы подтвердить второй аргумент, о тотальном изъятии продуктов еще хуже – их просто нет. Это обвинение основано на множестве устных свидетельств тех, кто пережил голодомор. Конечно так называемая «устная история» источник весьма специфический и требует к себе особого критического подхода. Даже отец истории Геродот высказывал сомнения в правдивости многих рассказов скифов. Но постоянная повторяемость этого сюжета в рассказах очевидцев все же заставляет относиться к нему серьезно. Благо сейчас издаётся много воспомининий свидетелей тех страшных лет, недавно такой сборник был, например, выпущен Одесским университетом. Но вот если мы обратимся к этим свидетельствам то мы можем найти факты о которых почему-то сторонники геноцида предпочитают умалчивать. Например, есть немало свидетельств о том, что у крестьян забирали не только все продовольствие, но и одежду. Интересно, правда? Зачем это сталинским палачам понадобились крестьянские лапсердаки и чоботы? А свидетели нам поясняют зачем. Оказывается, «сталинские палачи» которые кроме зерна отбирали у людей последнюю еду и даже одежду, прибыли отнюдь не из Москвы, это были даже не местные вредители-троцкисты, о которых мы вспоминали выше. Это были соседи и односельчане тех, кого толкали на грань голодной смерти. Так что специфика голода на Украине была, но повинны в этом не большевики и не москали.

Сегодня слышны голоса о необходимости следствия и суда над виновными в голодоморе. Ну что же, ведь судят же престарелых нацистов, которые прятались где-нибудь в латинской Америке, почему бы и нам не поискать преступников. Ведь как выяснилось многие свидетели еще живы, а память у жителей села очень и очень длинная. Нет, ну нам конечно скажут, что судить нужно организаторов. Докладываю: ни чего не выйдет, опоздали. Они уже осуждены и покараны. В 1937-м. Из тех кто действительно причастен к голодомору не выжил практически ни кто. Есть правда загвоздка – мы считаем теперь этих людей «жертвами сталинских репрессий», большинство из них реабилитированы – кто при Хрущеве, кто уже в наши дни.

Подведем некоторый итог. Массовый голод конца 1930-х гг. в СССР действительно можно называть искусственным. В том смысле, что вызван он не столько неблагоприятными природными условиями, сколько социально-экономическими и отчасти политическими факторами. Он стал следствием грандиозной по масштабам и скоротечности трансформации традиционного аграрного общества в индустриальное. Что бы случилось если бы эта трансформация не произошла? Помните сталинские слова: «либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Кого «нас»? Большевиков? Возьмемся утверждать что нет - партию большевиков сам Сталин смял в 1937-м. «Нас» – это нас с вами, наших дедов, здесь на Украине, в Белоруси, России, на Кавказе и в Средней Азии.

Украину оккупировали бы поляки, а это означало бы окончательное решение «украинского вопроса». Ведь это не в Наднепрянщине в 1920-е гг. украинцы с оружием в руках сбиваясь в террористические группы, боролись за свои элементарные права. За право учиться на родном языке, использовать его в общении с властями, в СМИ. Эта борьба шла на Западной Украине, и именно против поляков первоначально боролась ОУН, и именно против поляков они заключали сговоры с немцами еще до начала Второй Мировой войны.

Украинцам действительно не позавидуешь, но тогда выбор у них был действительно не велик. Или ценой огромных жертв войти в современность, или исчезнуть как этнос на века. Украина мучительно для себя выбрала первое, и была вознаграждена. Четыре украинских фронта закончили войну на развалинах тысячелетнего рейха, а Украина стала одним из первых членов организации объединенных наций.

Памятники голодомору это не пышные стелы в мраморе и золоте, и даже не тома воспоминаний и документов повествующие о событиях тех дней. Это заводы и шахты Донбаса, это плотины Днепровских ГЭС и в конце концов те самые квартиры «сталинки», цена на которые не уступает современному невострою. И что же сделала с этим памятником власть Украины, едва страна обрела «незалэжнисть»? Вопрос риторический, и отвечать на него, думаю, нет необходимости.

И в завершении еще один сюжет, уже не исторический, но актуально политический. Ни для кого не секрет, что Ющенко считает голодомор краеугольным камнем самосознания той самой «своей нации», к которой обращены все его пламенные речи и горькие думы. Белорусский публицист Юрий Шевцов выпустил недавно книгу под названием «Новая идеология: голодомор». Автор пришел к весьма любопытным выводам. Так вот, миф о голодоморе-геноциде просто необходим для оправдания всех тех, кто сотрудничал с фашистами. Мол, если Советский Союз занимался геноцидом, так он еще хуже Гитлера. Но не это главное, идеология голодомора апеллирует к самым потаённым и тёмным пластам подсознания украинцев. К смутному страху крестьянина перед всем новым, перед развитием, к страхам Села перед Городом. Но, пробужденные с помощью ритуалов со свечами, крестами и обелисками, эти темные стороны национального менталитета сыграют с конструкторами новой нации злую шутку.

Мы начали наш разговор о голодоморе с анализа тех трансформаций которые претерпевает традиционное аграрное общество при переходе в модерн, в современность. Трансформаций которые неизбежно сопровождают процессы, которые классики марксизма именовали «промышленной революцией». Британский историк-марксист Гордон Чайлд, в своё время наметил узловые точки такой трансформации. В начале человечество совершает аграрную или "неолитическую" революцию, когда охотники и собиратели становятся земледельцами и скотоводами. Но чтобы создать цивилизацию нужна еще одна революция – городская, урбанистическая. Цивилизацию и государство творят города, и пока отцы украинской нации не поймут этого, и не бросят своих крестьянских аграрных культов, вроде того же голодомора, шансов на создание полноценного Украинского государства у них не будет.

http://v-star-78.livejournal.com/106155.html
Tags: голод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments