Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

Елена Гапова, Барбара Эпстейн, Алесь Белый... - демаргинализация дискурса через искренний антинацизм

Интересно... Представил себе эту ситуацию: Штаты, еврейская "лево-либеральная" интеллектуалка пишет книгу о минском гетто, приходит к выводу, что главная особенность этого гетто и причина того что именно отсюда наибольшее количество выживших евреев-гетто - это последствия коммунистической идеологии и культуры, сплотивших минчан разных национальностей в подпольные структуры, что именно поэтому подпольщики-славяне помогали евреям из гетто бежать в леса и найти себя в партизанских отрядах. Крамольная мысль для западной, особенно американской интеллектуальной традиции. И вдруг - грипп в семье, где жила в момент, когда писала книгу писательница, тогда перебирается в семью к Елене Гаповой и пишет книгу уже там. Гапова - pigbig - наиболее известная у нас феминистка, живет в основном в Штатах, преподает в одном университете социологию, белоруска, лево-либеральная, (видимо, так можна сказать?) интеллектуалка. Весь сентиментальный момент ситуации как раз в этом - американская диссидентка пишет сочувствующую в общем белорусской советской культурной ситуации книгу в доме женщины, чьи взгляды у нас будут относиться во многом тоже к диссидентским, феминизму у нас далеко до мэйнстрима :)

Вот эта вот точечка, объединившая двух диссиденток разных культур и национальностей в совсем недиссидентский позитивистский по отношению к белорусской реальности текст - последовательный антинацизм... "Лево-либерализм", феминизм и еврейская идентичность как бы сразу перестали настораживать.

Точно так перестал быть маргинальным и диссидентским в рамках живой нашей местной культуры и католический "фундаментализм" gorliwy_litwin, как только сконцентрировался на осмыслении нацизма-антинацизма. Немедленно стало возможно то, что раньше было немыслимо: известность, востребованность на уровне реально влиятельных СМИ, интерес общества к сопутствующим идеям, к тому же последовательному гуманному католичеству и литвинизму, например.

Так должно быть и дальше. У каждой культуры своя точка консолидации и роста, своя базовая аксиома. Антинацизм как такая наша местная точка, дающая культуре жизнь и силу - по-моему, отлично. Конечно, такой вариант оставляет в стороне наш местный национализм. Ну и Бог с ним, с национализмом...

Чем больше оригинальных антинацистских традиций найдут себе место в нашей местной идентичности и культуре, тем, в принципе, лучше. То, что их разделяет, на этом фоне, по-моему, можно разрулить на компромиссах и терпимом взаимном внимании. В конце концов, действительно: в феминизме или искреннем католицизме вполне достаточно привлекательных и достойных уважения моментов, эти идеологии вполне могут породить интегрированные в общество культурные меньшинства или плодотворные для всего обещства "большие" идеи.

Хм.

***

@ 2009-01-18 18:12:00
Предыдущая запись  В избранное!  Рассказать другу!  Отслеживать  Отметить  Следующая запись
Метки данной записи:belarus

Пропустила момент выхода книги Барбары Эпстейн о Минском гетто The Minsk Ghetto 1941-1943. Jewish Resistance and Soviet Internationalism

Барбара - профессор истории в ун-те Санта-Круз, член редколлегии журнала Socilaist Review, принадлежала к левым (в т.ч. левым еврейским) движениям США, которые, среди прочего, в 70-х вытаскивали людей из сальвадорских тюрем. В книге две темы: еврейское сопротивление и интернациональная солидарность. Ее цель - рассказать, почему за стенами минского гетто происходило несколько другое, чем в Вильно, Риге или Лодзи("Подполье в минском гетто было одним из ведущих центров еврейского сопротивления в годы Второй мировой войны. В рамках различных гетто известно пять крупных подпольных организаций; Минское еврейское подполье было единственным на оккупированной советской территории"). Зная о погромах и казнях, она все же пишет о том, что еврейское подполье боролось против фашистов вместе с "нееврейским" и что бежавших из гетто переправляли в лес к патризанам.

Много общаясь во время сбора материала (Барбара даже жила у меня несколько дней и без жалоб ела по утрам овсянку, потому что в семье, где она остановилась, начался повальный грипп, и она сказала: я не могу себе позволить заболеть, у меня мало времени - поэтому приютишь?), я вынесла представление, что белорусы не очень были озабочены "национальной идеей" и потому гораздо терпимее относились к "инородцам"; помимо этого, важны двадцать межвоенных лет "социалистического интернационализма". Люди работали вместе, их дети вместе ходили в детсксий сад и школу, и когда началась война, эти связи - другая структура общества - вылились в антинацисткую солидарность. Ее причина - коммунистическое общежитие: "Нельзя сказать, что минское сопротивление было полностью коммунистическим, но партия была для подполья образцом органзационной структуры, политической воли и мировоззрения. Евреи и неевреи слаженно работали в рамках движения благодаря тому, что многие знали друг друга по партии, а незнакомые верили в товарищество и "дружбу людей разных национальностей".

Поэтому готовя "Женщин на краю Европы" и поместив туда отрывок о судьбе женщин в отряде Тувьи Бельского из книги Нехамы Тэк, по которой сейчас снят фильм Defiance и действие которй происходит на землях, ставших советскими за два года до войны, я спросила Барбару, может ли она что-то напистаь, и она прислала текст о том, как возникало подполье в гетто, как помогало местное население и как людей переправляли в лес. Тескт очень простой: встретились, решили создать группу, стали искать оружие, нашли помощь у людей за пределами в гетто, стали уходить в лес к партизанам, "тропу" нашли через знакомую, которую знали по совместной работе в школе и т.д.:

"...В завершение рассказа о подпольной деятельности в гетто Елена Майзелс пишет: "Я хочу обратить внимание на дружбу между людьми разных национальностей. Когда нас заставили переехать в гетто, мои белорусские соседи оставили у себя мою 17-летнюю дочь; 24 ноября они пришли в гетто и забрали с собой моего 3-летнего сына, чтобы мне было легче заниматься подпольной деятельностью." Именно "дружба между людьми разных национальностей позволила значительному количеству евреев из Минского гетто вырваться на совбоду, особенно если сравнивать это число с ситуацией в других гетто Восточной Европы. Арон Фитерсон, также входивший в подпольную организацию Минского гетто, пишет: "Я должен сказать, что если бы не белорусские и русские товарищи, а также подпольная организация в русском районе, едва ли кому-либо из евреев удалось бы выжить. Только благодаря им мы остались в живых."

Приятель, которому я послала этот текст, написал: что за дуболомная пропаганда. Это если вне контекста. А помещенное рядом с текстом Тэк (у которой во время войны погибла в Польше семья и вокруг она видит в основном антисемитизм, и я считала, что ее голос обязательно должен быть услышан)- видится совсем иначе.
А после выхода "Даниэля Штайна" Улицкой - тем более.
Учитывая также дискуссии о коллаборации, вспыхнувшие после статьи А. Белого.

Я не знаю, появились ли уже отзывы на книгу, которая в Америке может не понравиться многим.


http://pigbig.livejournal.com/315965.html#cutid1

***
January 25th, 15:48</abbr>
Возвращаясь к книге Барбары Эпстейн о минском гетто. В главе "Why Minsk was different" она объясняет, почему в Минске было спасено гораздо больше людей (пропорционально), чем в других местах.

Очень кратко.
Практические причины: минское гетто было обнесено не каменным забором, а колючей проволокой (лекгче было выбраться), а в лесах существовали партизанские отряды (было куда бежать). Минское гетто существовало дольше по времени (в Одессе и Киеве с еврейским населением расправились уже в 1941).
Но: очень немногие беженцы из гетто смогли бы добраться до партизанского леса без (прямой или косвенной) помощи белорусского населения и минского подполья: Minsk was the only city in which a substantial underground organization outside the ghetto worked with a ghetto underground toward the end. It is impossible to count the numbers of individual non-Jews who helped Jews escape (p. 42).

Почему такая солидарность?
По мнению автора, етсь три причины.
1. Минское подполье было инструментом сотрудничества между еврейским и белорусским сопротивлением, а оно руководствовалось коммунистической идеологией, где солидарность в общем деле подразумевалась сама собой.
2.В Минске советская власть существовала более двух десятилетий. Советская система предполагала интеграцию евреев в советское общество и усиливала межэтнические связи, которые стали основой солидарности во время войны.
3. Советский интернационализм и слабость националистического движения. Идеология интернационализма воспринималась молодым поколением как знак развитого, современного, прогрессивного общества, в то время как националистическая идеология (важный фактор антисемитизма в других местах Восточной Европы) была слабой.

http://pigbig.livejournal.com/318216.html#cutid1
Tags: Антинацизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment