Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Для "Аргументы и Факты": "Уравновешен ли дрейф на Запад сближением на Востоке?"

Вроде, только в белорусском номере. Но по нашим меркам очень заметно - тысяч сто тираж. Второе, видимо, издание по тиражу и аудитороии в Бывшей Последней Диктатуре Европы. Дать ему и интервью - было бы неестественно, если бы не радовало.


Всем нужна сильная Беларусь

Опубликовано : 2009-02-18 15:44:55

Наш корреспондент побеседовал с политологом, директором минского Центра по проблемам европейской интеграции Юрием ШЕВЦОВЫМ.

В ПОСЛЕДНЕЕ время Беларусь активно налаживает контакты с Европейским Союзом, МВФ, США, активизируются двусторонние контакты Минска с европейскими странами. Чего ожидать от подобной политики, каковы перспективы белорусско-российских отношений, и страшен ли Беларуси глобальный финансовый кризис? «АиФ» продолжает сообщать мнения ведущих экспертов.

Запад или Восток?

- НА ВАШ взгляд, с чем связано потепление отношений Беларуси и западных стран?

- С обострением споров по экономическим вопросам с Россией. Этих споров становилось все больше, они набрали критическую массу. У нас была принята новая концепция энергетической безопасности, которая открыла путь к сближению с Западом. Получение новых рынков сбыта и, главное, энергетического сырья требует интеграции Беларуси и, как минимум, Украины, а также Литвы и Латвии. А такая интеграция невозможна без общего сближения с Западом. Кроме того, между восточноевропейскими странами и Россией нарастает конфликт. Это и конфликт интересов, и конфликт ценностей. Восточная Европа очень заинтересована в том, чтобы втянуть Беларусь в региональный блок. Без нас сильного блока не получится, ведь без Минска, например, нельзя решить стратегические проблемы Литвы и Латвии в энергетике. Украина же не очень сильна в газовых войнах с Россией.

В свою очередь, Запад, прежде всего ЕС, сейчас стал гораздо внимательнее к Беларуси и терпимее.

- Правильно, у них ведь тоже есть свои интересы.

- Интерес Запада в основном сводится к синергии интересов трех групп стран. Во-первых, это восточноевропейские страны, которым нужен сильный интегрированный блок для отстаивания своих, в основном энергетических интересов перед Россией и прорыва к углеводородам региона Каспия. Такой блок без Беларуси создать нельзя по чисто территориальным соображениям.

Во-вторых, это Евросоюз. ЕС также заинтересован в дешевом сырье из России и региона Каспия. Но помимо сырья ЕС необходим и противовес стремлению Восточной Европы создать антироссийский блок и навязать всему Евросоюзу конфликт с Москвой. Беларусь – союзная России, но имеющая нормальные отношения с ЕС, – вот решение этой проблемы. Поэтому ЕС пускает Беларусь в свое экономическое пространство и стремится понизить степень конфликтности с Минском. Есть и частность: белорусский транзит российского сырья и в ближайшем будущем сырья из Каспия выгоден для стабилизации ситуации в регионе севернее Полесья. Энергия из Украины и России должна к концу года прийти в Литву и Латвию, заменив Игналинскую АЭС, и не дать возникнуть в этих странах большому политико-экономическому кризису, точнее, коллапсу.

В-третьих, Соединенные Штаты. США так и не смогли «сокрушить» Александра Лукашенко, поэтому потеряли возможность влиять на стратегически ключевую страну Восточной Европы – Беларусь. Сейчас их задача - обрести снова влияние на нас, и теперь не через кнут, а через пряник. Напомню, сейчас в Минске нет посла США, остались лишь несколько дипломатов во главе с временным поверенным в делах. Однако вполне возможно, что скоро ситуация изменится. Кроме того, Беларусь «подвесила» в прошлом году будапештский меморандум о ядерном разоружении. В принципе, в любой момент может обостриться проблема ядерной безопасности в Восточной Европе, что станет уже серьезной проблемой для военного планирования всего НАТО. Улучшение отношений Беларуси и США не позволит проблемам нарастать до такой степени. Кстати, США уже обеспечили 2,5 млрд. долл. кредита МВФ для Беларуси при белорусской квоте в 500 млн. долл.

В чем наша сила?

- А КАК вы думаете, не воспримут ли в России активизацию Минска на Западе как некий тревожный для Москвы сигнал?

- В Москве все восприняли, в конечном счете, правильно. Это вообще характерно для российской политики относительно Беларуси: много ошибок, эмоций и наломанных дров, но когда доходит до «катарсиса» - решение принимается все-таки отличное. Так было и в газовых спорах. Так же и сейчас. Уже подтвержден союз Беларуси и России, усилено внутреннее взаимодействие в нем: единая система ПВО, новые экономические программы, низкие цены на газ для Беларуси и т.д. Минск также получил в нужное время кредиты от России, инвестиционные проекты. Так, сейчас объявлено о подготовке к инвестированию в белорусские транспортные магистрали еще примерно 3 млрд. долл., Беларусь получила почти 
100% - ю гарантию загрузки ВПК и поставок российской военной техники по низким ценам, объявлено о подготовке к созданию совместного нефтяного холдинга (что означает вероятность снятии пошлины на поставку нефти из РФ в Беларусь). Кроме того, впервые за много лет с российской стороны пришло согласие на рассмотрение вопроса о строительстве Ямала-2 (вторая нитка трубопровода вдоль ныне существующей нитки). Россия также объявила о готовности кредитовать строительство «Росатомом» АЭС в Беларуси уже с этого года, – а это не менее 5 млрд долл. Все эти и некоторые другие факторы складываются в систему, на выходе которой – после мирового кризиса – усиление роли Республики Беларусь в регионе и гораздо более мощная, чем сейчас, экономика нашей страны. При этом Беларусь становится политически и экономически более интегрированной в российское пространство, а дрейф Минска на запад уравновешивается сближением с Россией.

- Получается, что такая сильная Беларусь решает множество стратегических проблем России.

- Действительно, не возникает сильного Восточно-Европейского блока, а конфронтация вокруг Украины не перерастет в слишком большой региональный конфликт; не возникает горячей точки, способной втянуть в себя Калининградскую область России. Кроме того, отношения между ЕС и Россией не будут обостряться по всему периметру проблем. Это очень важно ввиду скорой ратификации Лиссабонского договора уже в этом году и появления у ЕС единого института внешней политики. В то же время ресурсы Беларуси в большей степени, чем ранее, будут работать в общих интересах – в военной сфере, энергетике, транспорте и т.д.

Антикризисный план должен сработать

- В МОСКВЕ был подписан план действий по введению российского рубля как единой валюты, рассчитанный до 2010 года. Как думаете, реален ли переход на единую валюту так скоро?

- Нет. Уже прозвучали заявления, что этот переход, скорее всего, займет не одну пятилетку. Однако реально расширение сферы применения российского рубля. При резком росте кредитования Беларуси со стороны России и росте товарооборота такое расширение сферы применения российского рубля – это почти введение его как единой валюты по факту. Но с сохранением у Беларуси институциональных гарантий своего финансового суверенитета в случае осложнения отношений с Россией по экономическим вопросам.

- На ваш взгляд, подписанный в конце января совместный План действий правительств двух стран по минимизации последствий мирового финансового кризиса способен реально удержать ситуацию под контролем?

- Способен. Просто надо помнить, что этот план реализуется не сам по себе, а в контексте еще и других важных для Беларуси направлений: регионального сотрудничества с Восточной Европой, отношений с ЕС и США. Инвестором в Беларуси сейчас выступает далеко не только Россия. Здесь конкурентная среда.

- Чего же белорусам ждать от финансового кризиса, насколько туго придется затянуть пояса?

- Кризис, по-моему, уже прошел критическую фазу. Этого еще не видно «внизу», но «наверху» стратегические решения приняты, и скоро будут результаты. Кстати, по данным Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), в Беларуси в этом году ожидается рост ВВП на 2%. Это, конечно, не 10-11%, как в прежние годы, но и кризисом назвать сложно. Первый и второй кварталы 2009 года будут сложными, но второе полугодие должно выравнять год.

- А что будет с белорусским рублем? Вряд ли ведь все закончится 20-процентной девальвацией.

- Рубль еще немного девальвируется, но не сильно. Масштаб девальвации определяется условиями предоставления кредита МВФ, а он выдается траншами.


http://aif.by/society/article/1997
Tags: Выступления в СМИ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments