Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

О католиках во время 2МВ

Наше местное.
Оказывается надо повторить о моем отношении к ним, чтобы не было недопонимания. К этому.

Фабиана Фабиановна Акинчиц (дочь наиболее высокопоставленного белорусского нациста, сотрудника министерства пропаганды Геббельса, курировавшего белорусскую "тему", убитого во время редкого приезда из Берлина в Минск подпольщиками) была моей соседкой по площадке по моей последней квартире. У нас были очень хорошие отношения. Угасавшая старушка. Ее муж (украинец !) умер буквально на руках моей супруги. До сих пор храню подаренные Фабианой Фабиановной шахматы, если не ошибаюсь шахматы ее дивного "батюшки", которого, как известно не выбирают. Играю иногда в них, прикидывая, что мог чувствовать этот деятель, расставляя шахматы в Берлине в году эдак 42-м :)

Мне удалось для историка редчайшее: увидать мир глазами семьи сотрудника министерства пропаганды Третего Рейха. Это интересный опыт. Во всяком случае, я из первых рук знаю имена наших деятелей, которые втихую говаривали пани Фабиане, что скоро все изменится и ее отцу будут стоять памятники. И обстоятельства произнесения, так сказать, "этих слов". И еще разное. Когда-нибудь опишу подробно.

Надо сказать, старушка в отличие от убитого подпольщиками отца, была по самоидентификации полькой. Как и ее дочь, вообще уехавшая в Польшу к родне. А затем - в другую страну. Была близка костелу в последние годы жизни, но всегда недолюбливала "костельных бабок", как она говаривала. Аристократка, в каком-то смысле. И внешне выглядела аристократично. Парадоксально: после войны на улице Матусевича (убийцы ее отца) жил ее брат и много десятилетий она ездила к брату на ул.Матусевича в гости. Впрочем, таких парадоксальных ситуаций в ее жизни было много. По сути - вся ее жизнь такой парадокс.

***

По католикам во время 2МВ поясню свой подход, чтобы не была ясность: нацизм был нехристианской идеологией. Нацисты манипулировали христианством в той степени, в которой у них это получалось: допускали эту религию в вермахте, сохраняли незакрытыми церкви даже открывали их на территории бывшего СССР и т.д. Также и христианские церкви вели сложную политику относительно нацистов, внутри них встречались пронацистские течения, была сложная дипломатия и т.д. Примерно как у коммунистов с нацистами. Но в основе своей идеологии нацисты были враждебны христианству, а христианство, безусловно, было враждебно нацизму. Все основные христианские церкви, включая католический костел осудили нацизм, исходя из своей догматики. Костел осудил нацизм на уровне самого Папы.

В Беларуси костел был опорой антинацистского сопротивления, в основном связанного с Аримией Крайовой. Католическое население и клир в основном сочувствовали антинацистским силам. Были, разумеется, коллаборанты. И среди католиков-мирян и среди клира. В оснвонмо это было связано со сложностями межэтнических отношений в начальный период войны, когда масса поляков пошла служить в немецкую администрацию. Они же и пострадали особенно сильно после того, как нацистская администрация устоялась и перестала нуждаться в пропитанной симпатиями к АК массе католиков в органах своего управления. Католиков массированно и брутально заменили воспитанными в гораздо более нацистском или радикально националистическом духе кадрами из числа в основном этнических белорусов, далекими в целом от христианских цекрвей вообще. Конфессионально белорусские коллаборанты были обычно связаны с преобладающей в данной местности конфессией. Для них это было не очень важно. В целом же внутри белорусских коллаборантов преобладали выходцы из православной среды.

Белорусские коллаборанты устроили полякам и верующим католикам почти геноцид. Для того их немцы во власть и продвигали.

В тоже время католики массово участвовали в советском партизанском движении. Думаю, количество католиков-участников советского партизанского движения превосходит количество католиков-бойцов АК. Не в последнюю очередь, чтобы это подчеркнуть, главным символом антинацистской культуры Беларуси была избрана сожженная карателями католическая деревня Хатынь.

Есть проблема исторического примирения польской и белорусской антинацистских традиций. Война между АК и советскими партизанами была войной второстепенной на фоне 2МВ. Эпизодов в той войне и жертв было немного. Если стороны Польши как государства и поляков как народа тема АК не будет разыгрываться для какой-то формы сепаратизма или провкации межнациональной вражды с белорусами, то нкиакой проблемы в примирении не будет. 2МВ была войною антигитлеровской коалиции против нацизма, это не была война обычная, контроль над терриориями, межнациональные споры и т.д. были в этой целями вторичными.

Случай АК, воевавшей примерно с начала 43-го года против Советской Армии и партизан, которые воевали против нацизма всерьез, имея целью реальный разгром нацистской Германии - это мелкий парадоксальный трагичный эпизод той войны. По таким эпизодам народы должны спокойно договариваться, сдерживая эмоции и забывая эти пусть и кровавые соседские ссоры, увы исторически между соседними народами неизбежные. Это с нацистской традицией договариваться и примиряться нельзя...
Tags: Антинацизм, Беларусь, Польша
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments