Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

Китайские АЭС.Всплыла тема в связи с заявлением Л.,что АЭС у нас может построить Китай, а не Россия

Все таки удивляюсь абсурду тех, кто в России разрушает союз с Беларусью.

Россия - очень слабая страна. Еле-еле и совсем недавно отошедшая от края пропасти. Да и сейчас край опять становится виден.

А если действительно Китай построит у нас АЭС? Ведь это будет его выходом на европейский рынок энергии и вряд ли тогда ограничится одной китайской АЭС в Европе. На белорусской АЭС будет отработана технология интеграции китайских АЭС в восточно-европейские энергетические системы и если это будет успешно, то Китай обязательно начнет вытеснять Росатом с восточно-европейского энергетического рынка. Денег у Китая больше для проталкивания своих АЭС чере кредиты и т.п. И политических препятствий сотрудничеству с Китаем вместо сотрудничества с Россией в ВЕ горадо меньше.

Наверняка Китай постарается прийти в Европу с самыми совершенными своими АЭС, третьего поколения. Это может быть еще и сильная технологичсекая конкуренция, поддержанная давлением ЕС на восточно-европейцев по экологической линии, как это произошло с Игналинской АЭС.



***

Второй «станок для юаней»

Вадим Пономарев, редактор отдела промышленности журнала «Эксперт Волга».

«Атомстройэкспорт» и китайская Цзянсуская ядерная энергетическая корпорация (JNPC) подписали рамочный контракт на сооружение в Китае второй очереди Тяньваньской АЭС (ТяньАЭС). По сообщению российской компании, третий и четвертый энергоблоки ТяньАЭС будут возводиться по проекту, аналогичному проекту первой очереди этой станции: два энергоблока с реакторными установками ВВЭР-1000 электрической мощностью 1 ГВт каждый.

Тяньваньская АЭС

Тяньваньская АЭС

Фото: fmprc.gov.cn

Первая очередь Тяньваньской АЭС в количестве двух блоков по 1 ГВт была сооружена российской компанией в 2007 году во исполнение межправительственного соглашения между Россией и КНР о сотрудничестве в сооружении в Китае атомных станций. Она расположена в 30 км восточнее города Люньюньган в провинции Цзянсу на берегу Желтого моря. По словам представителей «Атомстройэкспорта», эта станция является самой безопасной среди действующих в Китае АЭС. В сентябре прошлого года завершилась двухгодичная гарантийная эксплуатация ее первых энергоблоков, и стороны вплотную приступили к переговорам по сооружению второй очереди.

Судя по всему, основные дебаты развернулись вокруг стоимости работ. Первая обошлась китайцам в 3 млрд долларов (1,8 млрд евро). Нынешнюю стоимость контракта, пусть и рамочного, стороны не раскрывают. В начале февраля китайские источники говорили, что JNPC «уломала» российскую сторону за 1,3 млрд евро (в первую очередь за счет более высокой – до 70% – локализации производства оборудования). 18 марта на совещании по атомной энергетике глава «Росатома» Сергей Кириенко доложил премьер-министру Владимиру Путину, что согласованная стоимость строительства второй очереди Тяньваньской АЭС «приемлема для России». «При большой работе, которую Игорь Иванович Сечин провел, продавливая китайских партнеров, мы на март-апрель рассчитываем выйти на подписание рамочного контракта, поскольку они по ценам сломались», – сказал глава «Росатома».

Помимо Тяньваньской станции Россия и Китай сейчас обсуждают возможность строительства в Поднебесной АЭС с реакторами на быстрых нейтронах (БН-800), которые считаются одним из самых перспективных направлений развития атомной энергетики (в первую очередь за счет их высокой энергоэффективности). По сути, только в нашей стране сейчас работает в промышленных масштабах быстрый реактор БН-600 на Белоярской АЭС (Свердловская область). И на этой же площадке на 2014 год планируется запуск первого быстрого реактора БН-800.

Китайцы же крайне заинтересованы в том, чтобы интенсивно развивать у себя атомную энергетику, поскольку АЭС за счет низкой себестоимости выработки электроэнергии здесь называют «печатным станком для юаней». Председатель правления государственной компании ядерно-энергетических технологий (ГКЯЭТ) Ван Бинхуа на днях заявил, что в 2013 году в КНР будет введена в эксплуатацию первая в мире атомная электростанция с реактором третьего поколения. Строительство ее первой очереди стоимостью 5,8 млрд долларов в провинции Чжэцзян (Восточный Китай) начато в прошлом году. Энергоблоки для нее разрабатываются китайской стороной совместно с американской компанией Westinghouse.

Другой высокопоставленный китайский чиновник – генеральный управляющий государственной атомной компанией China Nuclear Engineering Му Чжаньин, сообщил китайской общественности, что правительство страны пересмотрело планы производства электроэнергии на национальных АЭС. Сейчас Китай располагает шестью АЭС с 11 реакторами общей мощностью 9 ГВт. Согласно плану от 2005 года, к 2020 году ядерная энергетическая мощь этой страны должна была увеличиться до 40 ГВт. Сейчас, по словам Му Чжаньина, эта цифра удвоена – через десять лет общая мощность атомных электростанций Поднебесной должна составлять уже 70−80 ГВт. Так что российскому «Росатому» надо успевать «столбить» свой участок на этой грандиозной атомной энергетической стройке.


http://www.expert.ru/articles/2010/03/25/stanok_uaney/

***

Владимир Спасибо: Ищем там, где светло...

Сколько уже статей, откликов на идею "Города Солнца" имени В.Суркова, но тема получается совершенно неисчерпаемой. Прямо как давешний спор славянофилов с западниками.

До того дошло, что пришлось Юлии Латыниной искать различия между зеленоградским заводом "Микрон" и технопарком университета Олбани. (Юлия Латынина. Силикон и Селигер, или Государство как главный заказчик гравицап. Новая Газета.N 37 от 9 апреля 2010)

Правда, немного странно, что обычное серийное производство микрочипов сравнивается Ю.Латыниной с технопарком.

Среди компаний, обосновавшихся в Albany Nanotech, она обнаружила весь цвет мировой микро- и наноэлектроники - североамериканские AMD, ASML, Freescale, IBM, японские Toshiba, Sony, Tokyo Electron, сингапурский Chartered, корейский Samsung, Sematech (консорциум производителей микроэлектроники), Global Foundries, инвестирующие в исследования здесь миллиарды. Индивидуально. И на паях. Да и власти штата потратились на $1,4 млрд. прямыми инвестициями и льготами.

По ощущениям Ю.Латыниной, в Олбани - передовой рубеж научного и инженерного поиска по созданию сверхсовременных технологий и изделий.

Причем на деньги ведущих мировых производителей. Конкурентов!

Когда же после этой поездки ее пригласили на завод "Микрон" в г.Зеленоград, она не обнаружила там никаких сверхсовременных технологий, а увидела то, что уже устарело, хотя и закуплено недавно. И за весьма немалые деньги. И не было там не только ведущих, но и просто конкурентов. Потому что это завод. И только.

Приводится такой факт - российский бюджет потратил в 2009 году на инновации свыше $38 млрд. против $17 млрд., потраченных американскими венчурными фондами. Но на эти деньги в США запустили 2795 проектов, а в России - только 50. Потому что у нас нет рынка инноваций.

Руководитель Российской Венчурной Компании Игорь Агамирзян (РВК в экосистеме венчурного инвестирования http://www.allventure.ru/articles/93/19.01.2010) сетует - инфраструктура оказалась недостаточной и мало приспособленной для проведения венчурных инвестиций, выращивания инновационных компаний.

Налицо полный провал с экспертизой венчурных инвестиций.

Венчурный капиталист, приходя в какой-то проект, в портфельную компанию, инициируя создание компании зачастую на стадии бизнес-ангельских или посевных инвестиций, привносит не столько деньги, сколько свое понимание рынка, позиционирование продукта, того, как компания должна развиваться для достижения эффективной работы.

Таких венчурных капиталистов катастрофически не хватает.

Можно напомнить идею абсолютно щадящей инновационной среды в пресловутом Сколково. Каким же образом там появятся венчурные капиталисты, бойцы и победители?

Среди вопросов к пресс-конференции Алексея Ситникова на Лента.ру по поводу Сколково была записка от человека, работающего в Силиконовой долине, с перечислением 6 критических составляющих ее успеха:

1) значительные рынки сбыта технологической продукции (США);

2) исследовательская база мирового уровня (Stanford/UCB Berkeley);

3) низкая стоимость земли для бизнеса и частного строительства;

4) доступность венчурного капитала;

5) привлекательность для мигрантов (климат, инфраструктура, легкость переезда из другого города или страны, минимум давления госорганов);

6) возможность очень серьезного заработка для наиболее талантливых сотрудников (через вывод компании на биржу, продажу технологий и т.д).

Вот такой перечень. Но его еще и дополняют.

В феврале 2010 года в Москву в составе делегации бизнесменов США приезжала Эстер Дайсон, которая уже 3 десятилетия занимается венчурным инвестированием. Входит в советы директоров многих компаний, в том числе российских "Яндекса" и IBS Group. В интервью журналу "Русский Newsweek" она заметила, что кремниевые долины невозможно создать. Можно лишь обеспечить условия, в которых они возникнут сами.

24 марта 2010 она опубликовала статью "Почему у русских не получится своя "Кремниевая долина". Главная мысль - без гражданского общества не будет и общества инновационного. (http://finam.info/currency/news2261A00001/default.asp).

Действительно, один наш суд чего стоит. Или те же "органы внутренних дел". В части "защиты" от рейдерства.

Кое-кому чудится, что советский научно-технологический потенциал еще не весь устарел, не растрачен и даже худо-бедно пополняется (пусть пока что без участия инноваторов Сколково). Поэтому предлагается проводить модернизацию в том числе с использованием имеющихся собственных новых технологий.

С акцентом на инновациях в тех отраслях, которые активно развиваются и могут предъявить большой внутренний спрос на инновации - химия, нефтехимия, сельское хозяйство, пищевая промышленность, деревообработка, некоторые подотрасли машиностроения, металлургия, энергетика. (Татьяна Гурова, Не стать слепыми муравьями. Эксперт" N14 (700)/12 апреля 2010).

И где же прячутся те самые советские технологии, в каких закромах? Не в военных же арсеналах лежат биотехнологии, информационные технологии.

Возьмем ту же энергетику. Допустим, атомную.

Озвучена программа развития атомной энергетики, предполагающая увеличение доли атомной энергетики с 16% до 25-30% к 2020 году. Предполагается построить 26 энергоблоков, с 2012 года выйти на ежегодные темпы ввода 2 гВт мощностей. До 2015 года из государственного бюджета на развитие атомной энергетики и промышленности в России планируется выделить около триллиона рублей. С 2016 года, строительство АЭС должно финансироваться за счет средств самой отрасли. (http://www.atomenergoprom.ru/nuclear/rus/).

Но пока же наша промышленность может выпускать только по одному энергоблоку в 2 года. Не хватает мощностей, специалистов. Денег. А ведь рынок-то есть, растущий.

По данным МАГАТЭ, в мире действуют более 430 ядерных энергоблоков общей мощностью 372,2 гигаватта (ГВт). К 2020 году в мире может быть построено до 130 новых энергоблоков общей мощностью 430 ГВт.

Или по 13 блоков в год. И как же мы собираемся конкурировать с нашими-то мощностями?

У китайцев есть деньги. Есть даже технологии. Но они совсем не чураются чужих разработок.

КНР до 2020 г. планирует инвестировать в строительство новых АЭС около $60,3 млрд. В качестве главного условия масштабного развития атомной энергетики в Китае рассматривается снижение стоимости АЭС, которое требует организации самостоятельного строительства АЭС, собственного производства топлива и независимого конструирования реакторов.

В конце 2007 г. в КНР действовало 11 энергоблоков, восемь реакторов которых - импортные, построенные в кооперации с Францией, Канадой и Россией.

Первая АЭС по китайской технологии построена в г.Циншань "Китайской национальной корпорацией атомной энергии" в 1991 г.

Китай придерживается стратегии диверсификации в атомной энергетике, и на его территории строятся китайские, российские, французские, американские и канадские реакторы. Китай стремится получить доступ ко всем существующим в мире ядерным технологиям. Такой подход стал основным направлением его научно-технической и промышленной политики. В будущем это должно обеспечить Китаю технологический прорыв в атомной сфере.

В декабре 2007 г. Китай подписал с Францией контракт стоимостью $8 млрд. на поставку двух реакторов. Соглашением предусмотрено, что французская технология будет передана Китаю через консорциум, в который войдёт китайский партнёр.

На похожие требования согласилась и компания "Вестингхауз электрик", когда получила право строительства в Китае двух АЭС. Согласно заключённому контракту американская компания поставит в КНР четыре реактора третьего поколения AP1000 мощность по 1,25 ГВт.

Первые блоки каждой из АЭС Китай построит в кооперации с компанией "Вестингхауз электрик", а остальные - самостоятельно, по американской технологии, которая будет передана китайской государственной компании Nuclear Power Technology Corp.

В феврале 2006 г. Госсовет КНР объявил, что в ближайшие 15 лет приоритет будет отдаваться усовершенствованным реакторам PWR большой мощности и высокотемпературным газоохлаждаемым реакторам (ВТГР) малой мощности (200 МВт).

Реакторы PWR будут построены в сотрудничестве с международными компаниями. Цель Китая - овладеть передовыми ядерно-энергетическими технологиями и разработать собственный реактор PWR третьего поколения. (В.П. Путивцев http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/108/49/index.html).

Правительство КНР вообще стремится покупать технологии "на корню". В 2009 году на слияния и покупки компаний было выделено $46 млрд. - в 5 раз больше, чем в 2005 году. Приоритет от сырьевых концернов смещается к технологичным. Китайский концерн TCL, крупнейший мировой производитель телевизоров, объединяет марки из Франции, Германии и США. (Евгения Штефан. Китай "наложил лапу" на весь мир. Новый Регион - В мире 06.04.10).

Или обратимся к сырьевой отрасли.

Есть в России компания "Газпром". Единственная крупная энергокомпания стран BRIC, у которой с 1993 по 2009 г. добыча упала с 559,3 млрд до 461,4 млрд куб. м. При этом добыча газа за постсоветский период выросла в Казахстане в 5,8 раза. (Владислав Иноземцев. Враг модернизации. "Ведомости", 05.04.2010).

"Газпром" не смог за эти годы разработать ни одного месторождения на шельфе, запустить производства сжиженного природного газа, начать разработку сланцевого газа. Компания ориентирована на долгосрочные контракты с дорогостоящей системой экспорта по трубопроводам. Затраты растут. Прибыль катастрофически падает.

У "Газпрома" не хватает денег на запущенные проекты на Ямале и в Баренцевом море. При этом, пользуясь эксклюзивным правом на экспорт газа, монополия тормозит начало проектов в Восточной Сибири.

Когда происходила демонополизацию нефтяной отрасли, газовую решили не трогать. По соображениям якобы торговым. Газ продавался по долгосрочным соглашениям, с упоминанием конкретных месторождений, трубопроводов, участников сделки. Выручка за газ выступала в качестве обеспечения товарных кредитов, за счет которых были поставлены трубы. Тем более, что с 1988-го по 1996-й добыча нефти упала с 570 млн т до 300 млн т., а добыча газа с 370 млн т нефтяного эквивалента в 1985 г выросла до 520 млн т в 1991 г. (Сергей Вакуленко. Сумерки "Газпрома" "Forbes Russia", 05.03.2010).

Что же в итоге? Если в середине 1990 гг. доля газа в экспортной выручке страны была вдвое выше, чем нефти, то сейчас она меньше половины выручки от нефти.

При этом в расчете на тонну нефтяного эквивалента "Газпром" платит за газ в несколько раз меньше пошлин и налогов, чем нефтяные компании за нефть. (НДПИ ниже более чем в 10 раз, экспортная пошлина - в два, при этом газ добывать дешевле, чем нефть).

Хотя при правильном подходе именно из "Газпрома" могла получиться хорошая диверсифицированной компании. Которая могла бы включить те же предприятия атомной промышленности, машиностроения.

Как в Японии, где основу промышленного комплекса в начале 21 века составляли только 6 универсальных многоотраслевых финансово-промышленных объединений: "Мицубиси" ("Mitsubishi"), "Мицуи" ("Mitsui"), "Сумитомо" ("Sumitomo"), "Дай-Ити Кангё" ("Dai-Ichi Kangyo"), "Фуё" (``Fuyo", ранее "Ясуда"), "Санва" ("Sanwa")).

В организационную структуру входят финансовые институты (банки, страховые и трастовые компании), торговые фирмы, производственные предприятия, составляющие полный спектр отраслей народного хозяйства. (В.А. Цветков. Финансово-промышленные группы в современном мире. /"Промышленная политика в Российской Федерации", 6, 2000. - С. 36-47.).

Предшественниками их до второй мировой войны были крупнейшие семейные холдинговые компании "дзайбацу" (Zaibatsu).

Процесс создания семейных групп происходил поэтапно. Сначала осуществлялось накопление капитала в ходе коммерческой деятельности. На этой базе создавалось и развивалось производство. А затем образовывались банки и финансовые компании.

После Второй мировой войны в ходе деконцентрации японской экономики "дзайбацу" были ликвидированы, а холдинг-компании запрещены. С пересмотром антимонопольного закона в 1953 г. финансово-промышленные объединения (сюданы) возродились вновь.

Верхний уровень сюданов образуют горизонтальные объединения, состоящие из головных фирм крупнейших промышленных объединений. Каждая головная фирма является материнской по отношению к находящимся под ее контролем фирмам. В качестве консолидирующего ядра сюданов выступают компании тяжелой и химической промышленности.

Промышленные объединения (японский вариант названия - "кэйрэцу" (keiretsu) входящие в сюданы, построены по формуле "объединения смежников". Иерархические вертикали возникают из направленности технологических цепочек к конечному продукту. Тот же принцип реализуется на следующих структурных уровнях. В итоге возникает многоуровневая иерархическая структура.

Каждый сюдан стремится иметь свою компанию в важнейших отраслях и подотраслях промышленного производства. Такая диверсификация помогает сохранять всему объединению контроль над ключевыми производствами, одновременно пресекая монополистические тенденции конкурентов.

Обязательным членом группы является крупнейший банк, контролирующий крупную банковскую сеть филиалов и дочерних банков. В комплексе с ним и под его контролем работают страховые и инвестиционные компании, траст-банки.

Благодаря вхождению кредитно-финансовых институтов в ФПГ достигаются стратегические выгоды, связанные с повышением мобильности развития и реализации технологического потенциала всей группы.

Другим обязательным членом сюдана является универсальная торговая фирма. По масштабам своих торговых и информационных сетей и объему деловых операций торговые фирмы относятся к числу крупнейших в мире и играют важную роль в ФПГ. Они выполняют функции универсального "сбытовика" и "снабженца".

Приводится как типичный пример группа "Мицуи".

Главный банк - Сакура банк. Главная торговая компания - Мицуи Бусан. Основные промышленные предприятия: "Мицуи Кэмикел" и "Мицуи Петрокэмикел" (химическая промышленность), "Онода Цемент" (стекло и цемент), "Джэпен Стил Вокс" (черная металлургия), "Мицуи Майнинг энд Смелтинг" (добыча и переработка металлов), "Тошиба" (электротехническая промышленность), "Мицуи Инж" и "Тойота" (автомобилестроение), "Мицуи Реал Истет" (торговля и управление недвижимостью).

"Тойота" ("Тойота групп") объединяет 64 подконтрольных компании, которые занимаются производством компонентов ("Тойота ауто боди" - кузовов для автомобилей и других изделий); готовых изделий ("Хино мотор" - крупнотоннажных грузовиков и автобусов); фундаментальными исследованиями; экспортом и импортом сырьевых продуктов.

"Тойота" располагает пакетом акций в каждой из подконтрольных компаний. Есть варианты, когда вообще нет акционерного капитала. Но, тем не менее, во всех случаях связи исключительно крепки и надежны. Та же "Тойота" получает автозапчасти и компоненты от двух ассоциаций - "Кехокай", состоящей из 231 компании, и "Эйхокай", объединяющей 77 компаний. "Тойота" не участвует в капитале членов ассоциаций. Связи с ними развиваются на основе контрактных отношений.

Для Южной Кореи также характерны высокая степень концентрации производства и капитала, монополизация несколькими крупнейшими чеболями. Корейские группы организованы по принципу холдинговых корпораций с семейным контролем.

Это высоко диверсифицированные макроструктуры, имеющие четко выраженное доминирующее звено, ориентирующееся в своей деятельности на централизованное планирование, авторитарный стиль руководства, агрессивную инвестиционную политику.

Компании, входящие в каждый из чеболей, представляют все ведущие отрасли промышленности, что обусловливает высокий уровень межгрупповой конкуренции.

Нам необходимо создавать, поддерживать частные (!) многопрофильные крупные компании, способные стать самостоятельными игроками на мировом рынке. Именно частные. Пример "Газпрома" - убийственный.

Эти компании, в свою очередь, будут предъявлять спрос на инновации.

А не то выйдет "по Черномырдину" - хотели, как лучше, а вышло - как всегда.

Напридумывают, наоткрывают, и все на радость американским, да японским компаниям.


14 апреля 2010 года.
www.viperson.ru

http://viperson.ru/wind.php?ID=624583


Tags: Беларусь, Восточная Европа, Европа, Китай, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments