Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

301.Иегуда БАУЭР (Иерусалим):"Еврейские Барановичи в период холокоста". Подполье в гетто.

Нашел насыщенную интересной информацией статью израильского историка.
Если очистить от современных идеологических наслоений и синхронизироаать с разными событиями, то получается кое-что любопытное.

Синхронизирую:
Июнь - самовольное движение из-под Лепеля в район Выгоновского озера юго-западнее Барановичей группы Линькова (ГРУ).
Июнь-июль - создание самого крупного на тот моментв Беларуси соединения партизан в Налибокской пуще комиссаром Линькова (ГРУ) Давидом Кеймахом.
Конец июня - подчинение Линькова приказу из центра и поврот на Князь-Озеро юго-восточнее Барановичей. Создание там опорного пункта ГРУ ГРУ в августе.
Август- октябрь действия заместителя Линькова в районе лагеря Колдычево, сощдание им крупного отряда.
Весна - возникновение организованногоподполья в однмо из самых крупных гетто в Беларуси - Барановичском, ядром которого явились полицейские и юденрат гетто.
Лето - подготовка восстания в гетто с целью ухода в лес.
Июнь - прибытие под Барановичи спецотрядотряда НКВД по линии ЦШПД во главе с самим Орловским. Надежда убить Кубе (?), но убийство другого оккупационного чиновника.
Активизация отрядов Объединенных антифашистских комитетов в Ружанской пуще и вообще в регионе Белосток-Брест-Барановичи-Слоним.
Корж спас в ферврале-марте Козлова, но рассорившись с ним в конце весны-начале лета передислоцировался из-под Слуцка в сторону Пинска-Выгоновского озера (уточнить).
Все основные партизанские командиры и по линии НКВД и ГРУ и ОАК - исключительно лояльны евреям или, как в случае с Кеймахом вообще являются евреями. но в лесу надится еще масса небольших отрядов, которые не организованы с сильные партизанские структуры. Лето - начало сведения их воедино в бригады.
Бульба (Боровец) объявил о войне против немцев. Ожидает прибытий переговорщиков Медведева. Прибыли под Ровно в августе-сентябре.
На окраине Барановичей весною-летом все еще находится крупный лагерь для советских военнопленных. Может быть, даже - огромный. "Лесная". (Уточнить, что в нем было в этот период по численнсти, подпольным структурам и их планам).

***

Весной и летом 1942 г. всем узникам гетто стало ясно, что им следует ждать оккупационного режима. Именно тогда распространилось оборудование убежищ и бункеров. Территория гетто к этому времени стала намного меньше первоначально, скученность стала еще большей и теперь (согласно Янкилевичу) на каждого жителя предполагалось всего 70 квадратных сантиметров. Гетто было чрезвычайно завшивлено, и избавиться от вшей никак не удавалось [67].

Тем временем, начало формироваться подполье (см. ниже). Возможно, что слухи об этом дошли до немцев, так как 29 августа 654 физически крепких мужчин вывезли в Молодечно, в 140 км от Барановичей. Возможно, что это было одно из средств, которые немцы применяли, когда хотели устранить тех, кто мог, по их мнению, оказать сопротивление. Правда, согласно немецкой версии, просто после массовых убийств евреев, военнопленных и местных жителей ощущалась острая нехватка рабочих рук.

Часть депортированных (около 300 человек, в том числе, 23 женщины) переправили были отправлены на принудительные работы в Старую Вилейку, недалеко от Молодечно. Этот лагерь, принадлежавший организации Тодт и находящийся под эгидой СС, строил железнодорожный путь длинной в 50 километров, который должен был соединить Молодечно и Браслав. Из доставленной рабочей команды сразу отделили 20 человек, которые были очень слабыми (17 из них были расстреляны, трое смогли выжить). Наблюдающий за еврейским лагерем, назначенный нацистами Яков Голдберг из Ляховичей, в отличие от своего заместителя Греба, пытался защитить людей. Он смог получить разрешение на доставку грузов с пищей и одеждой, которые время от времени прибывали из Барановичей, однако известно, что комендант лагеря некоторые из этих посылок конфисковал и отправил их своей семье в Германию.

Около сорока мужчин организовали в лагере подполье, которое 9 марта 1943 г. организовало побег. 16 человек спаслось, остальные были задержаны и казнены: группу выдал еврей Шульзингер из города Щучина. После этого все остававшиеся в лагере мужчины были расстреляны (выжил один). В Молодечненском лагере также был совершен побег, и большая группа присоединилась к партизанам, включая назначенного немцами надзирающего, варшавского еврея Адама Мазорека, которого позже партизаны расстреляли, обвинив в связи с английской разведкой (sic!) [68].

Судя по данным Тодта, евреев из Барановичей отправляли на работу не только в Молодечно и Вилейку. Так, известно, что 1400 барановичскомх евреев принимали участи в строительстве дорог, хотя скорее всего, среди них были евреи, проживавшие до размещения в гетто в местечках этого региона [69].

9 июня 1942 г. произошло событие, повлиявшее на судьбу барановичского гетто: в схватке с партизанами погиб один из наиболее садистских убийц, оберштурмфюрер Сс Грюнцфельдер, который заменил убывшего Амелунга. В перестрелке тогда погибло еще 10 немцев и 11 литовцев [70]. По гетто немедленно распространился слух (скорее всего, необоснованный), что среди партизан были и евреи. В Барановичи вернулся Амелунг, который еще до октября 1943 г. служил главой Зипо, но потом его место занял Альфред Рендольфер, который и завершил уничтожение местного гетто.

Летом 1942 г. были совершены первые побеги из барановичского гетто, но выжили тогда немногие, так как в партизанских отрядах их немедленно расстреляли, ибо антисемитские настроения были в партизанской среде очень распространены, хотя вполне возможно, это были обычные бандиты, выдававшие себя за партизан.

Одной из первых у партизан оказалась Таня Ясиновская, дочь дантиста, который когда-то был главой Барановичской общины. Ее в течение двух лет прятала на отдаленной ферме одна христианская семья (белорусы или поляки – неизвестно). христиан (неизвестной национальности). Еще в партизанском отряде оказалась Соня Мирская, жена врача, которая бежала из Барановичей в деревню, где жила до войны ее семья.

Отношения между евреями и нееврейским население города были непростыми, даже с теми местными жителями, которые не были на службе у оккупационных властей. Многие опасались обратиться за помощью даже к тем местным жителям, которым, уходя в гетто, передали «на хранение» свою собственность, из страха, что на них донесут хотя бы из-за нежелания расставаться с вновь приобретенным имуществом. Были случаи, когда местные жители, белорусы, заинтересованные в устранении какого-то определенного еврея, доносили на него немцам как на коммуниста, и того немедленно расстреливали [71]. Но есть достаточно сведений о белорусах, которые отправляли в гетто еду и деньги. Левинбок также сообщает о набожных католиках (поляках), которые прятали евреев и не просили за это вознаграждения. Сколько было таких людей, сказать сложно [72].

22 сентября 1942 г., на следующий день после Йом Киппура, началась вторая акция по уничтожению населения барановичского гетто. Она длилась до 2 октября. Около 6000 евреев было расстреляло, многие погибли в «душегубках» [73]. Примерно в то же время немцы повысили статус местного отдела Зипо: Амелунг был назначен Kommandeur der Sicherheitspolize (KdS). Вильгельм Кубе, генерал-комиссар Белоруссии, чья резиденция находилась в Минске, и HSSPF Остланд Фридрих Эклен, который потом возглавлял акцию Sumpffieber «Гроза болот» по уничтожению партизан, приняли решение о полной ликвидации барановичского гетто [74].

Во время второй акции немцы прибегли к обману своих жертв, скорее всего, для того, чтобы предотвратить активное сопротивление: немецкая полиция переоделась в форму организации Тодт, которая обеспечивала использование евреев на различных работах вне гетто. На сей раз им помогали также белорусская полиция и литовские отряды. Во время акции в гетто было обнаружено оружие.

Немцы разрешили молодым белорусам, которые не были членами местной полиции, бесчинствовать в гетто, грабить и убивать. Больные, находящиеся в еврейском госпитале, были немедленно жестоко убиты. Некоторые евреи в обмен на обещание сохранить жизнь выдали местонахождения бункеров и схронов, но своего обещания немцы конечно же не выполнили [75]. Левинбок утверждает, что в гетто было примерно 500 бункеров и что их поиски продолжались еще три недели после завершения акции.

Во время акции были случаи активного сопротивления. На смерть был заколот один латышский офицер, а парикмахер Зубак перерезал бритвой горло белорусскому полицейскому [76]. Согласно некоторым данным (источник, пользующийся доверием), председатель Юденрата Янкилевич и еврейский полицейский Шнайдер смогли в течение двух ночей перевести несколько евреев из «непродуктивной» части гетто в «продуктивную». По свидетельству самого Янкилевича, во время очередной попытки, когда им помогал подкупленный немецкий полицейский, что-то пошло не так, и беглецы были убиты. Именно этой группе были жена и ребенок самого Янкилевича [77].

Около двухсот человек бежали в леса. Среди них были Янкилевич со свои другом-плицейским. Но при этом погибли начальник геттовской полиции Варшавский и член юденрата по фамилии Эдельштайн (или Идельчук). Согласно одному из свидетельств, Варшавский был жестоко избит немцами. Потом они привели его обратно в гетто и заставили показать, где находятся бункера с прячущимися евреями. Варшавский показал им места, которые уже были разоблачены и теперь пустовали. Когда немцы поняли, что он их водит за нос, они запытали его до смерти [78].

После второй акции, был основан новый состав юденрата Его возглавил Мендель Голдберг [79], мастер металлообработки, который оказался в составе юденрата после первой акции. Голдберг был беженцем из города Сувалки (западная Польша) и свободно владел немецким. Другие члены юденрата просто заставили его занять этот пост [80]. Новым (и последним) начальником полиции гетто стал доктор Иосиф Любраницкий, беженец из Лодзи.

Было очевидно, что окончательная ликвидация неизбежна. Голдберг надеялся бежать в лагерь Колдычево, где, как он считал, шансы на выживание были более высокие. Но он также помогал и тем, кто бежал в леса. Он также обеспечивал партизан медикаментами, из-за чего у него возник конфликт с Файвлом Савжицем, начальником отдела здравоохранения [81].

Условия жизни в гетто после второй акции стали еще хуже: место на одного человека уменьшилось до 60 квадратных сантиметров. Евреи опять создавали схроны, а более молодые и энергичные искали пути побега. . Юденрат, следуя инструкции немцев, запретил строительство бункеров, но эта директива, конечно, была проигнорирована.

12 декабря 1942 г. еврей по имени Юдель Ошеровский бросил в немца ручную гранату. Погибли оба. 15 декабря группа еврейских партизан под командованием Иче Мадраса вошла в гетто, чтобы казнить одного члена юденрата, которого подозревали в сотрудничестве с немцами, но у них ничего не получилось. А два дня спустя немцы окружили гетто и совершили третью акцию, в которой погибло около 3000 человек. Это была часть той волны массовых убийств, которая пронеслась через всю Белоруссию в последние недели 1942 г. Это было также частью огромной антипартизанской кампании под кодовым названием «Гамбург». Немцы считали евреев одной из главных опор партизанского сопротивления. Они в любом случае собирались убить всех евреев, так что, ликвидируя последних евреев в Барановичах, они одновременно решали две задачи. Нужно также отметить, что в отчете, подготовленном в начале 1943 г. [82], Фенц написал, что примерно 6000 евреев смогли сбежать к партизанам в Барановичском районе.

Акция по ликвидации гетто была осуществлена, в основном, белорусской, литовской и украинской полицией, но на этот раз им пришлось иметь дело уже с людьми, которые точно знали, что их ждет, и сделали все возможное, чтобы убежать. Многие евреи спрятались в хорошо замаскированных бункерах. Две женщины, Зайдман и Мирка Вигдорчик, брезентовый купол кузова грузовика, на котором их перевозили, и все евреи, которые были на этой машине, смогли убежать в лес. У нескольких женщин, которые оказались в лесу, дети погибли в акции. Охота на скрывавшихся евреев продолжалась почти месяц [83].

История Барановичей периода Холокоста неразрывно связана с историей концентрационного лагеря Колдычево, основанного на землях поместья польского дворянина Шалевича. Лагерь, находящийся в 18 километрах от Барановичей, был основан Барановичским СД в начале лета 1942 г. Среди его заключенных были антинацисты как польского, так и белорусского происхождения, а также евреи из близлежащих маленьких городов и Барановичского гетто. Евреев поселили в бывшей конюшне в отвратительных условиях. Им поручили чрезвычайно тяжелую работу. Среди заключенных был молодой раввин из Слонима – Шломо Давид Вайнберг. Узники старались защитить его и всячески помогали ему в соблюдении традиций насколько это вообще было возможно. 24 ноября 1942 г. он был расстрелян.

31 января 1943 г. около 300 евреев, заключенных в лагерь, были расстреляны. Охраняли лагерь в Колдычево белорусские полицейские. Ими командовали Стефанюка и два его заместителя – Николай Колко и Сергей Бобко [84]. Cогласно показаниям выживших, белорусы для заключенных представляли большую опасность. Отношение коменданта лагеря, немца по имени Фриц Йорн, было, в какой-то степени, даже более человечным. Начальником еврейской части лагеря был Лейба Сегар, о котором в воспоминаниях уцелевших сохранились теплые воспоминания, чего нельзя сказать о члене Барановичского юденрата Фейвеле Савжице, который также был в лагере и о ком вспоминают в большинстве случаев негативно [85].

С 1 сентября 1942 г. еврейским врачом в лагере был доктор Зелиг Левинбок. Он оставил мемуары, в которые его вдова Маня после его смерти в 1956 г. добавила свое послесловие, в котором осветила некоторые подробности отношений мужа с немецким комендантом. Йорн разрешил Мане присоединиться к своему мужу в лагере, а позже согласился на то, чтобы она также перевезла туда своего сына из Барановичей [86]. Семья Левинбок жила отдельно от остальных заключенных и получала такие же пайки, как и полицаи лагеря. Маня также добавляет, что в лагере один набожный немецкий католик предложил им креститься и обещал за это дать им пистолет, чтобы они могли себя убить и попасть в рай. Семья Левинбок отказались принять его предложение. 31 октября 1943 г. они втроем смогли убежать из лагеря.

В Колдычево было убито около 22000 человек, большинство из них евреи, в том числе из Барановичей. Первоначально это был лагерь еврейских ремесленников. В нем было заключено 120 человек, в том числе 7 женщин. Доставлены они были из самых разных мест Белоруссии. Барановичские евреи, попавшие в лагерь, формально были закреплены за организацией Тодт, и привезены они были после второй акции. Позже из Барановичей было доставлено еще 120 рабочих.

После погрома в самом лагере 31 января 1943г. в живых осталось только 93 еврея. Все они были искусными ремесленниками. Группа, сколоченная Ромеком Фридманом и обувщиком Шломо Кушниром, планировала побег. Они смогли достать два пистолета. 22 марта 1944 г. им удалось отравить сторожевых собак и вырваться на свободу. Видимо, они узнали о готовящейся акции по окончательному уничтожению лагеря. Немцы расставили силки для беглецов. 24 человека было убито, но около 70 спслись. Большинство из них присоединились к группе партизан братьев Бельских, остальные – к другим отрядам. Последние 100 (или что-то около того) евреев в Колдычево, которые были заключены в различных сублагерях, были убиты в ночь с 29 на 30 июня 1944 г., накануне прихода Красной Армии и повторной оккупации этого района советскими властями [87].

Окончательная ликвидация Барановичского гетто состоялась в конце 1942 г., но какое-то количество евреев этого города еще оставались в живых: около 700 евреев – в трудовом лагере в Молодечно, еще 350 человек – в лагере организации Тодт возле Барановичей. Около 30 или 40 евреев сбежали из последнего к партизанам, но остальные были отправлены в Колдычево и погибли во время погрома 5-6 ноября 1943 г. Евреи, которые продолжали работать на базе Люфтваффе под Барановичами (250 человек), были убиты в январе 1943 г. Еще 100-125 евреев находились в лагере Зипо/СД [88], председатель юденрата которого (Oberjude) которого Мендель Голдберг делал все возможное, чтобы позаботиться о людях и поддерживал в них желание организовать сопротивление и побег. В эту группу также входил Белоскурник, еще один бывший член юденрата (ответственный за склады), о котором выжившие вспоминают негативно. Немцы узнали о существовании подпольной группы и 1 ноября 1943 г. попытались ликвидировать ее. Евреи сражались до последнего. Около 40 из них смогло уйти в лес, но остальные погибли. Погиб и Голдберг [89].

Массовая гибель коснулась не только евреев Барановичей. В 1941 г. немцы уничтожили большое количество советских военнопленных, которые погибали от голода. Организовывали немцы и массовые повешения. В меньших масштабах убийства продолжались и в 1942 г. Согласно немецким источникам, в ходе войны около 700000 советских военнопленных были убиты или умерли на территории Белоруссии, в том числе 88704 – в лагере Лесная на окраине Барановичей [90].
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment