Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

avrom: "Сетевой принцип Имарата Кавказ. Стелла Дудов, Саид Дениев..."

avrom: "Сетевой принцип Имарата Кавказ. Стелла Дудов, Саид Дениев.
Важная статья. Чуть ли не первая попытка исламитстов теоретически осмыслить в понятийном аппарате современной полиологии феномен исламистского вооруженного восстания."

Это уже не Конфедерация Горских Народов и не чистая воинственность Кавказа 90-х - не постсоветский процесс распада государственных институтов и групповщины сформировавшихся еще в годы существования СССР идей и группировок. Это - вообще не постсоветский процесс на руинах громадной "империи". Выдержать удар сетевой структуры, проникающей в структуры традиционного исламского общества, перерастающего советские наслоения, выдержать удар такой структуры аморализованное российское общество без сильной внутренней трансформации не сможет. Государственный меркантилизм скорее всего превратился в столь же самоубийственную для России идеологию, какой было в 90-е годы то, что тогда называли либерализмом.

***

Сетевой принцип Имарата Кавказ
27.07.10 23:52

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Хвала Аллаху, Которого мы восхваляем и к Которому взываем о помощи и прощении. Мы ищем защиты у Аллаха от зла наших душ и дурных дел. Кого ведет Аллах по Прямому пути, того никто не сможет ввести в заблуждение. А кого Он оставил, того никто не наставит на прямой путь. Свидетельствую, что нет никого достойного поклонения, кроме Одного Аллаха, у Которого нет сотоварища. И свидетельствую, что Мухаммад – раб Аллаха и посланник Его. А затем:

В конце 2007 года амиром кавказских муджахидов Абу Усманом Доккой Умаровым был провозглашен Имарат Кавказ, что сопровождалось отказом от неисламской формы государственного и правового устройства, символики и институтов власти. При всей очевидной справедливости данных трансформаций, вопросы о будущности исламской государственности на Северном Кавказе у многих возникают до сих пор. С ними редакция КХ обратилась к экспертам Союза Кавказских Журналистов – секретарю СКЖ Саиду Дениеву и члену СКЖ, кандидату исторических наук, этнологу-кавказоведу, религиоведу и политологу, кандидату исторических наук, Стелле Дудовой.


*****

Редакция: Имарат Кавказ – вызов реальности или новая реальность? Как вы можете охарактеризовать суть провозглашения Имарата?

Саид Дениев: Провозглашение имарата – логическое завершение сложного и долговременного процесса становления истинно исламской идеологии кавказского сопротивления, показатель приоритета последней над всеми ранее имевшимися идеологическими векторами. Это – уже победа. Потому что любое государство – это, прежде всего, идеология, все остальные факторы – вторичны.

Стелла Дудова: Таухид, выраженный в формуле «нет божества, кроме Аллаха», состоит в отрицании ложных божеств (тагутов) и утверждении Одного Аллаха в качестве объекта поклонения. Этот принцип нашел должную реализацию в факте провозглашения имарата, когда было осуществлено отречение от любых проявлений идолопоклонства, и затем утверждение исламской системы правления. Итак, провозглашение имарата – это действительно победа. Победа Таухида.

Редакция: Многие до сих пор говорят о виртуальности проекта «имарат».

Саид Дениев: Это легко объяснить. Обыватель мыслит стандартами, ему так привычнее и удобнее. К сожалению, многие сегодняшние мусульмане стали жертвами влияния западных понятийных систем, в том числе и относительно термина «государство». Иными словами, они понимают под государством именно то, что понимают под ним на Западе.

А именно - централизованную политическую организацию, в единоличном порядке осуществляющую власть на четко определенной границами территории. При этом государство, по их мнению, непременно должно обладать четкой политической структурой организации власти в виде правительства, министерств, исполнительных комитетов, судов, должно обладать собственной регулярной армией и полицией, дальше – больше, должно обладать каким-то количеством самых разных атрибутов, начиная от детских садов и больниц, и заканчивая светофорами и аппаратами с газировкой.

Этот подход неприемлем уже потому, что посланник Аллаха (с.а.с.) не строил государства в Медине, опираясь на неисламские концепции, которыми нынче оперируют оппоненты имарата. Государство времен Пророка (с.а.с.) – это община верующих, мобильная и милитаризированная, консолидирующим фактором которой является Ислам, а вовсе не бытовые факторы, будь то нация, кровь или земля.

Стелла Дудова: Государственность западного образца медленно, но верно изживает себя.

Многие известные западные политологи озвучили данную тенденцию. В частности, вероятно, наиболее известный из ныне живущих военно-политических теоретиков Запада Мартин Ван Кревельд в своей нашумевшей работе «Государство: подъем и упадок» выделил несколько этапов эволюции европейской государственности. Так, 1300–1648 годы он назвал этапом возникновения государств; 1648–1789 – «государственность как инструмент»; 1789–1945 – «государственность как идеал»; 1975 и по наше время – упадок государства.

Кроме того, несколько лет назад возник и быстро стал популярен новый термин «failed state» (павшее государство) – ставший еще одним симптомом того, что с западной государственностью теперь все далеко не так просто, как раньше.

Опустим в данном контексте причины, главное, что это – данность. Даже если говорить об истории «классической» исламской государственности, то следует признать, что, несмотря на славное начало, итоговый результат её развития оказался плачевным. И всё потому, что в процессе была применена пирамидальная организация общества, воспроизводящая языческие модели с мусульманской терминологией. Исламское же государство в изначальном смысле – это община верующих, посредством войны утверждающих свою экзистенциальную свободу.

Таким образом, имарат Кавказ – с одной стороны есть новейшая реальность периода зарождения современной эпохи государственности, с другой – возвращение к практике посланника Аллаха (с.а.с.).

Редакция: Но ведь государство Умара ибн аль-Хаттаба (р.а.) и последующих халифов, как праведных (р.а.), так и представителей династий по характеристикам централизованности управления, государственного администрирования очень сильно напоминает государство в современном понимании?

Саид Дениев: Да, это действительно так. Но это никак не политическая модель, выстроенная посланником Аллаха (с.а.с.).

В Къуране и Сунне содержится и раскрывается фундаментальное понятие «власти». А конкретные методы организации власти являются объектом интеллектуального поиска исламских ученых и лидеров с целью формирования наиболее эффективной модели политической системы.

Централизованное, жестко структурированное государство с регулярной армией, правительственными институтами, губернаторами и отдаленными провинциями, необходимость создания и форма организации которого были выведены Умаром (р.а.) на основе иджтихада, – было необходимостью, отвечающей запросам и реалиям того исторического промежутка и того состояния уммы.

Сам же посланник Аллаха (с.а.с.) не создавал государства в привычном понимании. При нем (с.а.с.) не было бюрократической системы, институтов власти и должностей. Сподвижники, которые выполняли управленческие функции, командовали отрядами, возглавляли племена и города, исполняли обязанности писцов и секретарей, делали это не в силу своих должностных обязанностей, а подчиняясь личным распоряжениям «обладателя власти» - самого посланника Аллаха (с.а.с.).

Не было у Пророка (с.а.с.) и регулярной армии, существующей посредством призыва или найма. Войско Посланника Аллаха (с.а.с.) функционировало за счет пожертвований и раздела трофеев исключительно на основе инициативы и доброй воли, при этом воины сами обеспечивали себя оружием и амуницией.

В общине посланника Аллаха (с.а.с.) с населения не взималось единых налогов, помимо закята, который, как известно, не является налогом в его тривиальном значении.

Содержание политического института Мединской общины осуществлялось не за счет налоговых поступлений и не за счет отчислений из казны, а за счет личного имущества Пророка (с.а.с.), в фонд которого поступала 1/5 от всех захваченных трофеев. У Посланника Аллаха (с.а.с.) не было ничего из того, чем обладают современные государства. Не было в практике Пророка (с.а.с.) ни централизованного политического института с наличием исполнительных органов, ни бюрократического аппарата, ни четко ограниченной территории, на которую и только на которую распространялась бы власть мусульман. Тем не менее, разве кто-то посмеет назвать ввиду этого исламскую государственность Пророка (с.а.с.) неполноценной или виртуальной?!

Показательно, что политическая система Пророка (с.а.с.) изначально была построена по сетевому принципу, по той же модели, по которой, по сути, сформирован нынешний имарат Кавказ. И наиболее отчетливо проявилось это в мекканский период развития мусульманской общины, что, согласитесь, в применении к нынешней реальности тоже весьма показательно.

Так, в Абиссинии обособленной от Мекки жизнью жила группа мусульман-мухаджиров во главе с Джафаром ибн Абу Талибом, в Ясрибе жила другая группа мусульман во главе с Мусабом ибн Умайром. В Тихаме – племя Даус во главе со своим вождем Туфайлем ибн Амру ад-Дауси. В долине Ваддан – мусульмане из племени гифаритов во главе Джундубом ибн Джунадой, прозванным Абу Зарром аль-Гифари.

Все эти общины были связаны идеологическим единством, признанием религиозного лидерства Пророка (с.а.с.) и готовностью выполнять на пути Аллаха его приказы. Но на своих территориях и в зоне своей ответственности они сами принимали оперативно-тактические управленческие решения, исходя из складывающейся ситуации.

Это была самая настоящая идеологическая и политическая сеть из самоуправляющихся общин. Именно ее пространственная и территориальная распределенность позволяла ей сохранять свои ряды от тотального преследования и уничтожения, не снижая активности действий на пути Аллаха.

Редакция: То есть вы имеете в виду, что исламскому государству необязательно обладать территорией?

Стелла Дудова: Как бы абсурдно это ни звучало, это так. Мусульманам должна быть чужда зацикленность на факторе территории. Любовь к родине – естественное чувство, которого не скрывал даже посланник Аллаха (с.а.с.) во время прощания с Меккой, говоря: «Клянусь Аллахом, ты самая любимая земля для Аллаха, из всех Его земель и самая любимая для меня земля. Если бы твои жители меня не вывели из тебя, я бы сам не вышел». Но он (с.а.с.) сделал это ради Аллаха, и потом мухаджиры сошлись в Медине, создали единое войско и вошли в Мекку. И там Посланник Аллаха (с.а.с.) своими благородными руками разрушал идолов читая: «Пришла истина и ложь исчезла, истинно ложь подлежит исчезновению». В этом знамение для людей размышляющих!

Как сказал о том АбдуЛлах Азам: «Враги Аллаха сделали так, что мусульмане стали думать только о себе, они разделили наши земли на куски, дали им новые имена, привязали людей к этим кускам, и они забыли свою связь с Господом земли и небес. Люди перестали смотреть дальше своей горы и долины, ограничивали себя маленькой территорией. День за днём привязка людей к своим камням и полям усиливалась. Они забыли, что существуют на земле для того, чтобы поклоняться Господу земли и небес, и что они являются наместниками Аллаха на земле. От меня, как от раба, требуется поклоняться Аллаху, выполнять все Его приказы и требования где бы я ни находился. Если я не могу поклоняться Аллаху в этом месте, оставлю его и перехожу в другое место. Когда у меня появится сила, с помощью которой я смогу освободить это место от тяжести, - я возвращаюсь. Сам поклоняюсь Аллаху и делаю так, чтобы все люди, которые живут здесь смогли поклоняться так, как приказал им Аллах. Если мы останемся на месте, где не можем установить порядок поклонения Аллаху, то умрём слабыми и можем отправиться в ад».

То есть община мусульман, живущая по Закону Аллаха и усердствующая на Его Пути, закрепившись на какой-либо территории для осуществления определенных задач – это уже самое настоящее исламское государство. Более того, я посмею утверждать, что это есть наиболее рафинированный и правильный тип государственности из всех возможных.

Простой пример. Очевидно, что в государстве данного типа императивы обретают наиболее богобоязненные и пассионарные из числа воинов, своей кровью и жизнью доказывающих собственную правдивость и приверженность Истине. Кто обычно оказывается у власти в государстве в его распространенной форме? Жрецы и политики. Думаю, собирательный морально-этический образ ни тех, ни других не нуждается в дополнительных характеризующих разъяснениях.

Как мы помним, все пророки Единобожия (а.с.) и их последователи традиционно существовали как мобильные социальные образования. Так, Авраам (а.с.), став избранником Аллаха, уходит прочь от современного ему общества. Мусса (а.с.), приступив к выполнению своей миссии, уводит своих сторонников в пустыню кочевать сорок лет. Иса (а.с.) перемещался вместе со своими учениками по Иудее, в каком-то смысле явив образец новой будущей диаспоры - «мобильной общины». И, наконец, Мухаммад (с.а.с.) осуществил хиджру - переезд своих последователей в место, благоприятное для продолжения их деятельности. Сам постулат хиджры несёт в себе указание на отсутствие принципиальной необходимости фиксации.

Саид Дениев: В случае имарата Кавказ у муджахидов есть необходимая территория, обеспечивающая нормальное осуществление и военно-стратегической, и реабилитационной функции. Контроль над местностями, оккупированными врагом, с каждым днем по Милости Аллаха возрастает. В перспективе – освобождение всех исторических исламских земель Кавказа. Вместе с тем, государство – не самоцель, оно – естественный результат джихада, средство для возвышения слова Аллаха и установления Его Закона.

Редакция: А как быть с населением? Ведь далеко не все жители Кавказа разделяют идею создания исламского государства.

Саид Дениев: Для того чтобы говорить о том, какой путь изберут для себя народы Кавказа, необходимо сначала обеспечить им освобождение от политического гнета и информационного прессинга врага. Только свободный человек может мыслить свободно.

Это первое. Второе – никто и никого не будет насильно принуждать следовать по той или иной стезе, в религии нет и не может быть принуждения. Вместе с тем, в исламском дискусе признается, по сути, наличие только двух категорий – народа кафиров и народа мусульман. От выбора субъективной причастности будет зависеть чётко регламентированная Шариатом форма существования каждого отдельного человека в рамках имарата.

Стелла Дудова: В Исламе нет ориентира на большинство. Напротив, во многих коранических сурах малочисленная группа истинно верующих противопоставляется большинству, погрязшему в беспечности, заблуждениях и пороке. Как сказал о том Аллах Всевышний: «И если будешь слушаться большинства из тех, кто на земле, то они сведут тебя с пути Аллаха».

Редакция: Но как можно говорить об исламском государстве, если большинство его потенциального населения - скорее оппоненты, чем сторонники?

Саид Дениев: Отвечу вам известными словами шейх-уль-Ислама Ибн Таймийи: «Земля, где правит тагут – дар-уль куфр, даже если там проживают мусульмане. Земля, где правит Шариат – дар-уль Ислам, даже если там проживают кафиры». Потому наша приоритетная задача – лишить куфр власти и установить Шариат.

Стелла Дудова: Очевидно, что в отсутствии полномасштабной поддержки населения нет ничего удивительного. Сегодняшние процессы на Северном Кавказе имеют явную историческую преемственность. И шейх Мансур, и имам Шамиль ставили своей целью не просто отпор российской экспансии, но утверждение на Северном Кавказе исламских норм организации общества, введение Шариата. Они зачастую силой навязывали Шариат горцам (известны письма с угрозами в адрес тех, кто отказывался принимать Шариат).

Тогда, как и сегодня, исламизация встречала серьезный отпор среди оппозиционно настроенного горского населения, поэтому сопротивление русским шло одновременно с борьбой против язычников, а впоследствии и против тех мусульман, которые предпочитали следовать традиционным обычаям и адату, чем более жесткому и требовательному Шариату.

Тогда, как и сегодня, наиболее активную и ревностную борьбу против российской экспансии осуществляла лишь часть горского населения, которая была представлена мусульманами с полноценным религиозным самосознанием. Основная народная масса оставалась либо индифферентной и выжидающей, либо, что случалось гораздо реже, занимала антагонистичные позиции. Так что, ничего не изменилось. И это, в принципе, нормально. Если процитировать Макиавелли: «Большинство не могут быть абсолютно хорошими или абсолютно плохими – и коль им не хватает смелости, в 90% случаев они представляют нечто посредине».

Редакция: Слишком много врагов. Как вы считаете, есть ли реальные шансы на победу?

Стелла Дудова: Американский профессор Ариэль Коэн расклассифицировал современные войны на три типа: ракеты, танки и… ножи. Так вот, танки исчезают как просто по причине появления ракет, так и потому, что войны с применением танков, осуществлявшиеся на уровне противостояния: государство – государство, армия – армия, уходят в прошлое.

Ракеты, прежде всего ракеты с ядерными боеголовками – оружие, как ни парадоксально, в определенной мере теоретическое. Потому как ни одно государство не обладает активной противоракетной обороной, и все отчетливо осознают, что инициация войны с применением ракет – начало конца.

За промежуток более шести последних десятков лет – с момента вторжения гитлеровской Германии на территорию Югославии и до сегодняшнего дня, сражавшиеся с регулярными войсками (нередко буквально ножами), как бы они ни назывались – партизаны, борцы за свободу, террористы, – зачастую достигали успеха. Объективная реальность доказывает, что ножи почти всегда наносят поражение танкам. Список армий с танками, потерпевших неудачу в борьбе против людей с ножами, включает практически все современные вооруженные силы. Удивительно, но факт.

Можно также сослаться на известнейшего теоретика войны Клаузевица, который говорил, что война – поединок воль и в ней побеждает тот, кто ломает волю противника. Муджахид – не просто солдат, он – воин Бога. Для него существуют две наилучшие перспективы – либо победа, либо Рай. Смерть в бою для него – прямой пропуск в жизнь лучшую, потому он не бежит от неё, но скорее стремится к ней.

Мотивация и убежденность его базируются не на переменчивых человеческих ценностях, а на Божественном и Вечном. Потому воля муджахида всегда будет по определению выигрывать борьбу против воли стандартного профанического бойца. Соответственно, победителем останется муджахид. Причем, так или иначе.

Саид Дениев: Сказано в Къуране: «сколько малочисленных отрядов победило многочисленные отряды по воле Аллаха! Аллах – с терпеливыми».

Победа мусульман – обещание Аллаха, потому нет никакого сомнения в его претворении в жизнь. Но эта победа не осуществится одними только грезами и желаниями, она может стать реальностью лишь с помощью Аллаха посредством усердия на Его Пути. Аллах Всевышний помогает Своему рабу, который прилагает усилия во имя Него и Его религии. А тот, кому помог Аллах, нет над ним победителя! Всевышний сказал: «Если Аллах окажет вам поддержку, то нет победителя над вами. Если же Он оставит вас без помощи, то кто же поможет вам, кроме Него? Только же на Аллаха пусть уповают верующие».

СКЖ-КХ
http://kavkazanhaamash.com/facty/18--/425-2010-07-27-22-59-44.html
Via http://avrom.livejournal.com/727894.html
Tags: Кавказ, Россия, геополитика, культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments