Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

Марюс Ивашкявичюс. Мадагаскар. Драма в трех актах.

Наверное, самая известная современная литовская театральная драма. Хорошо прошла и в России.
Спасибо Арунасу Бразаускасу (Arūnas Brazauskas) за линк на текст. Арунас - к слову, известный и интересный литовский журналист.

Мне в основном интересен образ моря и морской судьбы в литовском понимании. Забавный, конечно, у М.Ивашкявичуса этот образ :)

"Тридцатилетний драматург Мариус Ивашкявичус, которого называют главной надеждой литовской драматургии, построил свою пьесу «Мадагаскар» на пересечении судеб трех реальных выдающихся литовцев. Кроме Казиса Пакштаса Ивашкявичус вводит в повествование литовского посла во Франции, мечтателя и фантазера Оскараса (прототипом послужил посол Литвы во Франции писатель Оскар Милош) и поэтессу Сале (прототип – литовская поэтесса Саломея Нерис, декадентка, написавшая в годы присоединения Литвы оду Сталину). Реальные действующие лица литовской истории здесь превращены в персонажей сказочного фольклора. Посол во Франции Оскарас уверен, что Атлантиду заселяли литовцы, и затонула она, потому что не вынесла тяжести роста литовскости. Именно литовцы-атланты дали толчок греческой цивилизации (Сократас, Софоклас и др.) Поэтесса Сале мечтает стать литовской Жанной д’Арк, тоскует о любви и жертве.

Наконец, сам главный герой Казимерас Пакштас стремится обратить своих соотечественников лицом к морю, посадить их на корабли и отыскать в Африке земли, пригодные для создания «запасной Литвы»: черного Вильнюса и черного Каунаса."
http://news.mail.ru/culture/1795179/

***

Перевод с литовского Г. Ефремова
Марюс Ивашкявичюс
Мадагаскар
драма в трёх актах

Действующие лица:

Казимир Покшт – идеалист
Саля – поэтесса
Миля – подруга Сали
Геля – подруга Сали
Отец – отец Покшта
Мать – мать Покшта
Вероника – развратница
Гярбутавичюс – старый телевизионер
Чудище Коммунарское – четырёхглавое
Оскар – посланник, телевизионер
Стяпонас – авиатор
Стасис – авиатор
Чудище Литератское – трёхглавое
Френк – божество баскетмёта
Певец – он же профессор, и он же духовный отец
Святошка – захолустница
Прихожанин I – захолустник
Прихожанин II – захолустник
Ковненка I – каунасская гражданочка
Ковненка II – каунасская гражданочка
Ковненка III – каунасская гражданочка
Ковненский хор
Француз – молодой человек, цветочный торговец
Эмигрант – литовец США
Ронни – молодой человек, мечтающий стать голливудским артистом
Режиссёр – постановщик из Голливуда
Актёр – исполнитель роли Кинг-Конга
Марлен – артистка из Голливуда
Ксёндз – священник из Каунаса
Хор священнослужителей
Петрович – любовник
Врач
Медсестра

I действие

1 сцена

Начало двадцатого века. Литовская деревня. За столом сидят Покшт, Отец и Мать. Совершается чинное, натужное облупление варёной картошки и её поедание. Долгое время никто не произносит ни слова

Отец: Коровок надобно резать. Что уж тут.

Мать: (вздыхает) Что уж.

Отец: Корм, почитай, весь вышел. Что уж тут.

Мать: Что уж.

Отец: Казимира надобно приструнить к работе. Потому – непосильность.

Мать: Непосильность.

Отец: Больно ты, Казимир, с книгами проституешь. А наперво, это, работу давай сполнять. А то тебе что уж тут.

Мать: Что уж.

Отец: Об тебе, Казимир, говорим-то, а ты, это, вроде без чувства, и немотой нас томишь.

Мать: Казимирчик.

Отец: И это твоё компанейство с книгами нас премного заботит. Радикальство от них, а никакой полезности.

Мать: Страшное такое твоё компанейство.

Отец: Будет, я говорю, молчать-то. Мать и отец с тобой совокупно теперь обобщаются. В разумение тебя норовят вернуть. Взойди в разговор, безалаберник, не сиди ты, будто язык тебе кто повыдёргивал.

Мать: Пускай дитя насыщается. У него организм ещё подрастающий. Кем больше накушается, тем толстее вырастет.

Отец: Не в корм ему те картофели. И не бинцепсы-принцепсы он растит, а одну нутряную увеселенную. А что нам та нутряная, когда за всё в ответе снаружная. Не мути моё чувствие, Казимир, говори, не то я сам своими руками язык тебе выдергаю.

Покшт бросает картофелину обратно в горшок. Обиженно, исподлобья посматривает на родителей, дожёвывает, что осталось во рту

Покшт: (тихо) Совокупная обобщаемость невозможна, если тебя не почитают за ровню. Неморально подобное положение.

Мать: Тебя ли не почитают?..

Отец: Не почитают и не почтут (ударяет кулаком по столу). Не бывать компанейства меж нами. Не попущу, чтобы меня поучала радикальская шунтрапа.

Покшт опускает голову в собственную тарелку

И ничего ты в том не поделаешь.

Мать: Опять промолчит двадесять лет. Слова не выдернешь.

Отец: Зато работа пойдёт сподручней. Вообрази, будто он немой. Таким уж Господь сподобил. А лучше умом пораскинем, куда деть убоину.

Покшт: (себе под нос) Трагедийная непрозóрливость. И беспросветность.

Отец: (Матери) Как это разуметь?

Мать: (Покшту) Ты жилы отцу не рви. У отца ретивóе не сдюжит.

Отец: (Матери) Стой. Пусть совокупно общается. Я желаю доподлинно слышать, в ком, это, завелася трагедийная непрозóрливость. Пускай он мне выложит.

Мать: Детонька, ты не молчи. Выложи, об чём ты один внутри себе промышляешь.

Отец: Неча ему вылаживать. Мысля надорвалась в зародыше, и ничего ты в том не попишешь.

Мать: Жалость, что наш Казимир уж такой малословный. С бабёнками тяжко будет.

Покшт: (себе под нос) Трагедийная беспросветность в том, чтобы зарезать домашнюю живность.

Отец: Слыхать какое-то шерохование.

Мать: Это, сталося, Казимир бульбяную шкурочку прикусил.

Покшт: (тихо) Трагедийная беспросветность в том, чтобы резать домашнюю живность. (громче) Трагедийная непрозóрливость в том, чтобы резать домашнюю живность. (почти кричит) Трагедийная беспросветность в том, чтобы резать!

Покшт встаёт. Родители умолкают
Tags: Литва, культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →