Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

А.Медведев о результатах соц.исследования по Гагаузии.Я как раз был там по этому поводу недавно.

(На память)

***

Валерий Мошев
21 ноября, 13:04
"Гагаузы ощущают себя частичкой Русского мира, а не Румынского"

Исполнительный директор АНО «ПолитКонтакт» Андрей Медведев рассказал порталу «Окно в Россию» о самостоятельных исследованиях интеграционных предпочтений в регионе и о возможной стратегии действий России в гагаузской автономии

– Андрей Николаевич, незадолго до Вильнюсского саммита Восточного партнерства хотелось бы поговорить с Вами о Молдавии. Вы говорили, что проводили там общенациональные исследования, а в этом году уделили отдельное внимание Гагаузии, как особому региону в составе Молдовы. Расскажите вкратце о характере ваших исследований и полученных результатах.

– Наша организация присутствует в Республике Молдова уже третий год. Началось все с поездки в Приднестровье в марте 2011 года на конференцию «Восточная политика Румынии в прошлом и настоящем», организованную совместно Приднестровским государственным университетом им Т.Г.Шевченко и Российским институтом стратегических исследований. В то время, да и сейчас, в российском информационном пространстве существовало много противоречивой информации по поводу угрозы поглощения Молдовы Румынией. Назывались различные проценты – кто «за», кто «против». Окончательно запутавшись мы решили сделать собственные исследования по поводу.

В итоге на общенациональном уровне мы провели два этапа (в 2011 и 2012 г.г.) исследования «Геополитический выбор Молдовы и общественные настроения», а в 2013 году уделили особое внимание Гагаузии, проведя в августе исследование, названное нами «Состояние общественного сознания Гагаузии накануне старта избирательной кампании по выбору главы АТО». Почему именно Гагаузии? Это станет понятно из дальнейшего хода нашего интервью.

Параллельно с этим мы приняли участие в двух масштабных научных конференциях «Гражданская идентичность – один из факторов развития молдавской государственности» (октябрь 2011 года) и «Присоединение Бессарабии к России в свете многовекового молдо-российско-украинского сотрудничества» (апрель 2012 года). Эти мероприятия запомнились насыщенностью содержательности докладов и представительностью – в них приняли участие ученые, в основном историки, из Австрии, Болгарии, Венгрии, Германии, Литвы, Молдавии, России, Румынии, Турции, Украины и Франции.

Дополнительно к этому побывали в Бельцах, Сороках нескольких других городах, где приняли участие в мероприятиях местного масштаба, благодаря которым мы лучше начали представлять себе, чем реально живет население в данных географических координатах.

Благодаря собственным полевым исследованиям в комплексе с участием в качественных научных мероприятиях в общем-то и сформировалось собственное видение ситуации.

– Расскажите о главных результатах исследований и вернемся тогда к Гагаузии …

– Прежде всего, два слова о том, как мы их проводили. Когда решили заняться данным вопросом, мы не смогли определиться с партнером в Молдавии. Промониторив ситуацию, пришли к выводу что наиболее известные социологические структуры, так или иначе, замкнуты на конкретные политические партии или конкретных политиков. Поэтому мы пошли по пути формирования собственной исследовательской группы. Тем кто может усомниться в качестве наших исследований, предлагаем внимательно ознакомиться с достаточно подробными результатами на нашем сайте. С теми, кому интересно еще более глубоко погрузиться – готов обсудить возможность предоставления баз данных этих исследований для того, чтобы самостоятельно выполнить корреляционные анализы и написать конечную аналитику.

Почему я об этом сейчас говорю? Потому что в интервью невозможно подробно погрузиться в нюансы анализа ситуации, здесь я приведу лишь схематичную, очень упрощенную картину, которой может быть достаточно для понимания картины в целом, но явно недостаточно для разработки программы конкретных действий. А я скажу, что итоговая аналитика по всем трем этапам исследований – это хорошая помощь в формировании основы для комплекса конкретных действий в отношении текущей ситуации в Молдове. Поэтому хотелось бы чтобы результатами наших исследований воспользовались российские структуры, а не структуры тех государств, которые в борьбе за влияние на Молдову являются оппонентами Российской Федерации.

В ходе первого исследования, осуществленного в 2011 году, мы ставили цель самостоятельно разобраться в основном по поводу общественного настроения в Молдавии по отношению к объединительному проекту с Румынией. В результате вышли на такие цифры:

– лишь 12% населения идеологически поддерживают объединительный (с Румынией) проект. То есть вхождение Молдовы в состав Румынии представляет для них обособленную, «чистую» ценность. Причем мы выяснили, что эти 12% включают в себя 4% тех, кто не изменит своих взглядов ни при каких обстоятельствах, и 8% сторонников, которые так или иначе мотивированы карьерными, материальными или иными стимулами (мы их условно для себя назвали «профессиональными румынами», при этом, не вкладывая какого-либо, уничижительного смысла);

– 18 % населения были теми, кто считает, что для Молдовы дорога в ЕС лежит исключительно через объединение с Румынией – то есть они согласны с поглощением Молдовы Румынией, если в результате этого Молдова станет автоматически членом ЕС;

– 11% населения считает, что, если произойдет объединение Молдавии с Румынией, то на личном уровне для них ничего не изменится;

– 55% - те, кто выступает против объединения с Румынией (включая 17% тех, кто никогда, даже в ущерб своим материальным интересам, не изменят своей позиции, при этом они же являлись наиболее убежденными сторонниками сближения с Россией);

– 4% - тех, кто вообще не определился в данном вопросе.

Для понимания ситуации для нас оказался важен и другой показатель – для 77% населения национально-культурная идентичность тесно связана с убежденностью о необходимости сохранения молдавского государственного суверенитета.

По отношению к внешнеполитическому выбору между ЕС и ТС.

– на январь 2012 года 31% населения Молдовы являлись убежденнымисторонниками вступления в ЕС (в апреле 2011 года их было 33%).

– 44% населения являлись носителями пророссийской ориентации, в том числе 14% — убежденными противниками вступления Молдовы в ЕС.

– 8% опрошенных считали, что у Молдовы не должно быть долговременных внешнеполитических целей, не нужно выбирать между Западом и Востоком, Молдова как бы проживет и без этого выбора;

– 17% опрошенных проявили полное безразличие к данному вопросу.

– Цифры интересные, но, насколько я понимаю, главное – это не сами цифры, а стратегия, которую можно предложить, опираясь на ваши исследования?

– Кажущихся противоречий нет, и это будет понятно, если исследования прочесть целиком и внимательно. Но давайте еще более упростим картину, разложив ее на меньшее количество и более понятные категории:

– 4% населения – идейные проводники объединения с Румынией,

– 17% - идейные сторонники сближения с Россией и ТС;

Обе категории – те, кто не изменит своих взглядов под внешним давлением.

8% – тех, кто за то, чтобы никуда не идти, считают Молдову в принципе самодостаточным государством. Данную категорию мы обнаружили в 8 из 10 регионов Молдовы, в которых проводили анкетирование. Эта категория населения на тот момент была никак не структурирована, не имела лидера, тем не менее, мы четко зафиксировали данную категорию граждан в составе молдавского общества. Ошибочно было бы их считать «молдавинистами», потому что неотъемлемой частью «молдавинизма», как известно, является не только ценность сохранения молдавского государства, но и внешнеполитическая ориентация на Россию.

– 17% – тех, кому абсолютно безразлично, где они в итоге окажутся;

– в остальных 54% населения растворены и идейные сторонники вступления в ЕС, и сторонники «многовекторности» и те, кто вроде бы как, за сближение с Россией, но пойдут туда, где под воздействием каких-либо факторов и в результате внешних убеждений им покажется лучше.

Если же к ним прибавить вышеупомянутые 17%, населения, которым внешнеполитические приоритеты безразличны, то получается, что для 71% населения Молдовы не идейный, а материальный, социально-бытовые факторы являются определяющими.

Такова упрощенная картина в нашем понимании на основе собственных исследований. Так вот за эти 71% населения Молдовы сейчас и идут все информационные баталии, обострившиеся накануне Вильнюсского саммита.

– Насколько реальна перспектива поглощения Молдовы Румынией? Это игра всерьез или дымовая завеса?

– Вопрос не то чтобы сложный, просто, думаю, что на данный момент на него нет однозначного ответа. Мои личные впечатления – что эта тема является ложным объектом в геополитических баталиях. Я считаю, что:

– во-первых, нынешнее руководство Румынии за счет этой темы пытается «заработать очки» на внешнеполитическом поприще, чтобы ими компенсировать провалы во внутренней политике;

– в во-вторых, судя по тем докладам, которые довелось услышать и прочесть, так называемая «Большая Румыния» не нужна ни кому в ЕС, там и с существующей Румынией в ее нынешних реалиях не знают, что делать. Однозначно, что, например, Германии и Франции «Большая Румыния» не нужна точно. Возможно она нужна в виде виртуального проекта США или Великобритании в качестве дополнительного инструмента выстраивания собственных взаимоотношений с Германией, Россией или Францией. Такое видится возможным;

– в третьих, представьте себе, что в Румынию, государство, испытывающее сегодня много внутренних проблем, вливается Республика Молдова, имеющая собственный опыт государственного обустройства и в рамках «Большой Румынии», внутри нее создает Объединенную Молдову. Боюсь, что со временем в данном случае нынешние взаимоотношения Тирасполя и Кишинева покажутся цветочками на фоне взаимоотношений Бухареста и Кишинева. Не стоит забывать и о том, что за 22 года в МР подросла собственная олигархия, как будет взаимодействовать в этом случае молдавский бизнес-капитал с румынским – вопрос далеко неоднозначного толкования;

Но в наше время все возможно, все быстро меняется. Поэтому за этой темой видится целесообразным продолжать наблюдать, но не слишком впечатляться от PR-а, который ее сопровождает.

– Ваша точка зрения понятна. Вернемся к тем 71% «неидейных» граждан Молдовы», за влияние на которые, по вашему мнению, идет информационная борьба накануне Вильнюсского саммита. Кто выиграет? Кто проиграет?

– Парадоксальным является то обстоятельство, что на данный момент в Молдавии нет итогового, конечного продукта, который бы содержал однозначные выводы на основе фундаментальных исследований молдавских экономистов по поводу того, что даст Молдове Ассоциация с ЕС, что – вступление в ТС, а также нет сравнительного анализа этих сюжетов. То есть нет того, что можно было бы адаптировать для широкого обсуждения в обществе. Поэтому борьба за 71% «неидейных» ведется на уровне эмоций. И в этом плане видимость победы за структурами ЕС. Иначе быть не могло – молдавское информационное поле фактические антироссийское. То есть, если мы может говорить о том, что, например, у Румынии есть прорумынские СМИ, работающие на молдавском информационном поле, есть СМИ принадлежащие конкретным молдавским политическим партиям, которые рассматривают взаимоотношения с Россией через призму потребительского кредита, то чисто пророссийских СМИ в Молдавии просто не существует. А на этом фоне – еще и РИА «Новости» решило сократить свой офис в Кишиневе.

Поэтому, о чем можно вести речь? В итоге все это время мы наблюдали малоэффективную, сравнительно затратную, но все же системную работу со стороны структур ЕС и, извините, «стрельбу по воробьям из пушек» со стороны России. Обидно за наших чиновников высокого ранга, которые, будучи умными людьми, занялись не своим делом. Мало того, что из них явно не получилось «послов доброй воли», но и результативность их влияния зачастую имела противоположный эффект. Недавно мне написали, что одна из прозападных НПО готовит к Новому Году выпуск и распространение в Кишиневе комикса «Сказки про Таможенный Союз». Его героями будут являться Колобок, Говорящая Голова, отрезанная от тела в богатырском шлеме (брат Черномора из «Руслана и Людмилы») и Кощей Бессмертный. Таким образом, высмеиваются российские подходы в политике по отношению к Молдове – не смешно и обидно, но так бывает почти всегда, когда умные люди начинают заниматься не своим делом. По аналогии – это сродни тому, когда в армии генерал опускается до проверки состояния портянок у рядового.

– Перейдем теперь, непосредственно, к Гагаузии – автономному территориальному образованию на Юге Молдавии. Маленькая республика с населением чуть больше 150 тысяч человек сумела в свое время отстоять свою относительную независимость достаточно мирным, по сравнению с Приднестровьем, путём. Если Гагаузию сравнить с каплей воды на большом постсоветском пространстве, то как в ней отражаются проблемы притяжения Таможенного и Европейского союзов? Вот информация из автономии, которая, как мне кажется, достаточно ярко говорит о предпочтениях населения Гагаузии и… возможностях и желаниях центральной пока, молдавской власти: «В городе Чадыр-Лунга вновь водрузили флаг СНГ, и вновь он был сорван работниками полиции». Прокомментируйте, пожалуйста.

– Интересный вопрос. Коротко на него не ответишь. Гагаузия – еще меньше, там живет уже не 150 тысяч. Точную цифру мало кто знает, поэтому я буду придерживаться цифры, которую недавно озвучил действующий башкан АТО М.Формузал – 4,4% населения Республики Молдова. Так вот в этом автономном территориальном образовании, как раз все ясно: сближение Молдовы с ЕС фактически добьет экономику Автономии. Вот у руководства Гагаузии есть все цифры и выкладки по экономике. Поэтому вопрос внешнеполитической ориентации Молдовы – для них стоит конкретно. Отсюда и инициатива проведения референдума в декабре по поводу необходимого выбора.

– Гагаузы – единственный, насколько я знаю, тюркоязычный православный народ за пределами России (у нас есть еще Чувашия). Да к тому же еще имеющий свою автономию и официально использующий в делопроизводстве, СМИ и обучении русский язык.

– Честно признаться, до 2011 года даже не подозревал о существовании Гагаузии в качестве особого автономного территориального образования в составе Молдовы. Узнал только в процессе подготовки к первому этапу исследований.

В жилах гагаузов действительно течет тюркская кровь, но они являются православными по вероисповеданию. То есть такая уникальная частичка Русского мира.

По всему своему периметру на постсоветском пространстве Россия борется (или делает вид, что борется) за сохранения русского языка. А тут бороться не надо – гагаузы говорят, что ни при каких обстоятельствах не откажутся от русского языка потому, что если откажутся, то окажутся в языковом тупике.

– Существует еще один внешнеполитический вектор в гагаузской политике – это Турция. Как он пересекается со стремлением добиться более тесных отношений с Россией и ТС?

– Гагаузы 300 лет были под турецким игом и воспоминания об этом заложены на генетическом уровне у современных поколений гагаузов. При этом, надо сказать, что с нынешней Турцией у гагаузов хорошие отношения, что, прежде всего, говорит об эффективности турецкой гуманитарной политики в данном специфическом регионе. Турция ведь тоже считает Гагаузию – частичкой своего мира, но действует в нем достаточно тонко, осторожно и последовательно. Например, финансирует мини-проекты – колодцы, водопроводы, канализация в селах, переоборудование школ, ремонт дорог. А реализацию данных проектов осуществляют конкретные люди, которым Турция уделяет отдельное персональное внимание.

Россия тоже помогает, и, например, выделяет объем ГСМ для проведения посевной – это очень важно, и действительно необходимо. Но что такое бесплатный объем ГСМ при нашем уровне коррумпированности? Прошла посевная, ГСМ израсходовали, остались только скандалы о том, кто, сколько присвоил, кому, сколько не додали. Любая безвозмездная помощь, без контроля со стороны донора, за ее распределением и использованием – это еще как посмотреть – добро это или зло? Так вот ГСМ сожгли, остались только скандалы. А вот колодец и водопровод людям будут служить еще не один год.

– Почему вообще Гагаузия провозгласила себя сначала независимой Советской республикой, наряду с ПМ ССР, а затем и вовсе независимым государством? В чем первооснова перманентного конфликта между автономией и молдавской центральной властью?

– Если совсем коротко отвечать на этот вопрос – то как раз в том, что гагаузы ощущают себя частичкой именно Русского мира, а не Румынского, не Западного в целом, а нынешняя политическая элита Молдовы ведет свою страну в абсолютно противоположную сторону.

По данным наших исследований, если по Молдавии в целом около 44% населения высказываются так или иначе в пользу ТС, то в Гагаузии – 65,1 % считают, что вступление Молдовы в ТС является главным условием дальнейшего эффективного социально-экономического развития автономии. Если по всей Молдове 31% выступает за вступление Молдовы в ЕС, то в Гагаузии таковых всего лишь 6,4%. То есть Гагаузия, являясь особым автономным территориальным образованием в составе Молдовы, на данный момент остается наиболее последовательным союзником Российской Федерации.

– Каковы интересы России в этом регионе? Ведь даже с более сильным и более независимым, если можно так выразиться, Приднестровьем, Россия до сих пор еще не может определиться, а уж Гагаузия, казалось бы, и вовсе не предмет волнений для большой российской внешней политики… ?

- Мои рассуждения весьма просты. Раз Россия проигрывает борьбу за влияние во всей Молдове (а не признать это может только слепой), то почему из преданной ей Гагаузии, которая ни разу за всю свою историю не предала интересы России, не сделать витрину российской внешней политики на молдавском направлении? Но витрину настоящую, а не очередную бутафорию.

Маленькая территория, всего лишь 4,4% от общего населения Молдовы. Почему бы на примере Гагаузии не показать, как должны жить истинные союзники Российской Федерации? В масштабах России затраты на это – фактически ничто. Но что мы наблюдаем на самом деле?

Первое: согласно нашему исследованию, 54,8% жителей заявили, что их среднемесячный доход на одного члена семьи составляет не более 100$ в месяц. Еще 21,3% — заявили, что их среднемесячный доход на одного члена семьи не превышает 300$. О доходе свыше 300$ на одного члена семьи заявили только 2,9%;

Второе: от введенного Россией винного эмбарго в большей степени пострадала именно Гагаузия, так как доля гагаузского вина (прекрасного, кстати) в молдавском винном экспорте в Россию составляла без малого 2/3.

Третье: сейчас мы говорим о 65% населения, однозначно ориентированных на Россию. Но десять лет назад – их было 85%.

Системную работу в Гагаузии можно развернуть хоть сейчас, а конкретных результатов, добиться, скажем, в течение 2-3 лет. Сложно ли это? Навряд ли.

– Интересно. Но для этого нужно разработать отдельную программу. У вас есть конкретные предложения на этот счет, та самая стратегия, о которой мы говорили выше?

На самом деле в этом-то как раз сложностей нет. Не будем фантазировать, а опять вернемся к нашему исследованию. В его ходе, кроме социологического анкетирования, мы проводили еще и анонимные экспертные опросы. Если обобщить их результаты, то вырисовывается более менее ясная картина того, какого качества помощи население Гагаузии хотело бы со стороны России. Все ниже приведенное – всего лишь перечисление нами услышанного.

Экономическая сфера.

В настоящее время в Молдове имеется только один Центр сертификации пищевых продуктов, расположенный в городе Кишинёве, что создаёт серьёзные трудности для сертификации пищевых продуктов, производимых на территории Гагаузии. Поэтому существует острая необходимость в сооружении на территории автономии контрольно-испытательной лаборатории пищевых продуктов. Создание такой лаборатории позволит сертифицировать пищевую продукцию, как для экспортных операций, так и для внутреннего потребления.

Образовательная сфера.

В Гагаузии сейчас действуют 60 учреждений дошкольного образования, 45 колледжей и лицеев и единственный Комратский государственный университет. Образование в них проводится на русском языке, несмотря на то, что Кишинев ведет целенаправленную деятельность по вытеснению русского языка из образовательной сферы и в целом общественной жизни. Для этого, в том числе используется метод ограничения финансирования учебных заведений. Например, под предлогом дефицита госбюджета финансирование капитальных работ (замена окон, ремонт крыш, отопительных систем) осуществляется через различные фонды. И вот на этом уровне доступ к этим фондам учебным заведениям, в которых обучение проводится на русском языке, ограничивается под различными предлогами. И делается это так, что с правовой точки зрения, вроде бы каких-либо нарушений нет, то есть справедливость через суд восстановить проблематично. На практике это приводит к тому, что постепенно учебные заведения, где обучение проводится на русском языке, превращаются в ветхие здания, что приводит к их закрытию. При этом внешне все выглядит обоснованно: дефицит бюджета, отсутствие средств на необходимый капитальный ремонт, постепенное разрушение основных фондов и закрытие учебных заведений. А в итоге, по сути, ведется целенаправленное выдавливание русского языка из образовательной сферы.

То есть, со стороны РФ, ее структур, перед которыми стоит задача сохранения Русского мира, видится логичным осуществить абсолютно несложную, но комплексную целевую гуманитарную программу в интересах Гагаузии. Она бы могла в себя включить:

- обеспечение учебно-методическими пособиями учителей русского языка и литературы и научно-методическими журналами;

- обеспечение словарями по русскому языку (В.И. Даля, С.И. Ожегова и др.);

- обеспечение произведениями художественной литературы, изучение которых проводится в рамках школьных программ по литературе;

- обеспечение наглядными пособиями по предметам;

- оборудование кабинетов русского языка (по два) в каждом учебном заведении с мультимедийными установками и обучающими программами (софтами);

- оборудование кабинетов по химии, биологии, физики для лабораторных занятий;

- обеспечение школьной мебелью (парты, стулья, доски …), острый дефицит которой существует во всех без исключения учебных заведениях Гагаузии, ведущих образование на русском языке;

- существует острая необходимость в школьных автобусах (для доставки детей – лицеистов из сел в районные центры автономии);

- повышение квалификации воспитателей и учителей дошкольных и средне-специальных учебных заведений;

- обеспечение дошкольных образовательных учреждений детской литературой, развивающими играми, методическими и дидактическими материалами;

- финансирование издания книг на русском языке.

На данный момент всё вышеперечисленное фактически отсутствует, имеются лишь отдельные частные инициативы, которые разрознены и не могут в принципе покрыть хотя бы часть существующих потребностей.

При этом, если говорить о Турции, она издает у себя и поставляет в Гагаузию книги на гагаузском языке, финансирует издание двух газет на гагаузском, оказала техническую помощь в техническом оснащении гагаузского телевидения (по которому, кстати, сейчас в вечернее время идет ретрансляция турецких телевизионных программ). Но ведь Турция не будет финансировать учебные заведения, ведущие обучение на русском языке. Более того, Турция предлагает усилить роль гагаузского языка, но с переходом его с кириллицы на латиницу. В этом случае турецкая сторона выражает готовность полностью технически переоборудовать учебные заведения, которые перейдут на такую форму обучения. И Турция в Гагаузии действует тонко – в языковом вопросе ее интересы совпадают с интересами Румынии, которая аналогичную поддержку оказывает учебным заведениям в Гагаузии, ведущим обучение на молдавском языке.

Могу сказать, что аналогичным образом Турция ведет фактически скоординированную с Румынией политику в Крыму в отношении крымских татар. Например, в 2011 года в Симферополе, на базе одного из высших учебных заведений, финансовую поддержку которому оказывает Турция, прошла целая серия профинансированных из Румынии мероприятий в поддержку перевода крымско-татарского языка на латиницу. Если же говорить об истории, то мы знаем, что в период 1918-1940 года Румыния и Турция проводили скоординированную жесткую политику в целях ассимиляции гагаузского населения. Память о ней еще не стерта у старшего поколения гагаузов, и на генетическом уровне присутствует и в понимании молодого.

Но можно ли сейчас в чем-то обвинить Турцию и Румынию? Безусловно, нет – оба этих государства решают проблемы расширения собственного гуманитарного присутствия в данных стратегических для себя географических координатах. Знают ли об этом в России? Безусловно, знают, данная деятельность проводится абсолютно открыто и не является секретом. Является ли данная деятельность направленной против Русского мира? Естественно, нет, по крайней мере, ни Турция, ни Румыния об этом в публичном пространстве не заявляют. Делает ли Россия что-то, хотя бы аналогичное, в интересах сохранения русского образовательного пространства в Гагаузии? Системно ничего не делает. Сложно ли начать системно работать в этом направлении, чтобы в течение 2-3 лет полностью исправить в свою пользу ситуацию? С учетом того, что на данный момент в 60 гагаузских дошкольных образовательных заведениях обучается всего около 8 тысяч детей, в 45 колледжах и лицеях – около 18 тысяч детей, а КГУ – 2 тысячи студентов, видится, что при наличии целевого финансирования для Гагаузии, и с финансовой, и с организационной точки зрения, данная работа под силу Фонду «Русский мир» и Россотрудничеству, она под силу даже намного меньшим по масштабу и другим субъектам российской общественной дипломатии. Вопрос только в желании работать и контроле над расходованием финансовых средств и соответствующей отчетности.

В поддержку нашей совместной истории

Вы лучше меня знаете, сколько на постсоветском пространстве открыто «музеев советской оккупации», «памятников голодомору» или событиям 1916 года в Средней Азии. Не требует пояснения и то, с какой целью это делается. А вот руководство Гагаузии, в лице ее нынешнего башкана М.Формузала и его команды, уже который год просит различные российские структуры оказать содействие в установке в Гагаузии двух памятников:

- Императору России Александру I, с именем которого связаны освобождение Буджака (территория нынешней Гагаузии), переселение и обустройство гагаузов на этих землях. Именно этот император утверждал в 1818 году Устав «Об образовании Бессарабской области», согласно которому Кишинев получил статус города и областного центра. До этого, нелишне напомнить, народ Молдовы в течение 300 лет находился под османским игом (в этом случае я не даю исторических оценок, а лишь ретранслирую высказывания наших молдавских партнеров-историков). Данный памятник был установлен 3 июня 1914 года в Кишиневе, и на его открытии присутствовал Император Николай II. Но в 1918 году памятник был разрушен румынскими властями. При нынешних властях Молдовы его восстановление невозможно. А вот Гагаузия имеет право разместить его у себя, так как это в ее компетенции, как автономного территориального образования в составе Молдовы. Более того, население Автономии поддерживает эту идею, так как считает, что за всю свою историю данную русскому Царю присягу ни разу не нарушило, а установление данного памятника укрепит основы патриотического воспитания гагаузской молодежи и сохранения русского духа. Для реализации данного мероприятия необходимо оказать содействие в изготовлении, если не оригинального памятника, то хотя бы копии, например, памятника Александру I в Таганроге (где он умер), который был восстановлен в 1998 году.

- русскому генералу от инфантерии (пехотному генералу), герою Отечественной войны 1812 года, Инзову Ивану Никитичу (1768 – 1845), который с 1818 года до своей смерти в 1846 году являлся первым попечителем и председателем Попечительного Комитета об иностранных колонистах Южной России. В Гагаузии его считают первым попечителем болгар и гагаузов. И.Н.Инзов не имел семьи, но он по-отечески заботился о всех колонистах, среди которых были болгары, гагаузы, евреи, немцы, поляки, сербы, бежавшие от турецкого ига. Инзов курировал исполнение «Указа об устройстве задунайских поселенцев». Особое внимание Инзов уделил болгарским и гагаузским беженцам, хлынувшим в российские пределы на левый берег Нижнего Дуная в надежде защиты от турок.

Он добился для них статуса колонистов наравне с немецкими переселенцами. Инзов заявил себя справедливым, хотя и строгим до суровости начальником и безукоризненно честным человеком. Он умер в Одессе. На всем протяжении 230 км от Одессы до Болграда (основанного им города – столицы болгарских поселений в Бесарабии) его останки несли на своих плечах колонисты, прощаясь с любимым генералом. Последние 500 метров гагаузы и болгары несли прах генерала на коленях.

Является ли установка данных памятников дорогостоящим проектом? Для населения Гагаузии, почти 55% которого имеют ежемесячный доход на члена семьи ниже 100 долларов США в месяц, пожалуй, установление этих двух памятников является с материальной точки зрения непосильным. Хотя и в этих условиях можно, что называется, «пустить шапку по кругу». Но как это будет выглядеть с политической точки зрения, международной репутации России, или Москвы, украшенной известными шедеврами современной бронзовой архитектуры? Сложно ли изготовить и установить копии указанных памятников, документация на которые, наверняка есть в Таганроге и Болграде? По всей видимости, не настолько сложно…..
...

Продолжение см. в комментах
Tags: Европа, Россия, геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments