April 20th, 2007

nuclear

Улицкая - 2

"Дела наши в Израиле сразу пошли очень хорошо. Я стал заведующим отделением кардиохирургии в прекрасной клинике. Эстер открыла частную стоматологическую практику. Дела шли хорошо. Мы купили дом в чудесной арабской деревне Эйн Карем, покинутой её обитателями в 48 м году. Вид на Иудейские горы, который открывался оттуда, — великое счастье для глаз.

Однажды в отделение привезли молодого араба с ножевым ранением в область сердца. Его удалось спасти. Врач любит своих безнадёжных, с того света вытащенных больных не меньше, чем они его. Мы подружились с пареньком. Оказалось, что его семья бежала из Эйн Карема, оставив дом и старый сад сразу же после начала Войны за Независимость. Я не сказал ему, что живу в Эйн Кареме. Не смог. Да и зачем?"
nuclear

Улицкая - 4

Хм.


"В Варшаве я познакомилась с этим прогрессивным человечеством — несколькими уцелевшими товарищами по коммунистическому подполью. Самым симпатичным из них был Павел Кочинский. У меня с ним до сих пор сохранились добрые отношения. Он милый и совершенно родной. Тоже был в войну в еврейском партизанском отряде, на Карпатах. Из трехсот человек отряда выжили двое. Когда Гомулка в 68 м году стал выдавливать евреев из Польши, он сам вышел из партии."

nuclear

Улицкая - 5

Ничёсе:

"По глупости я похвастал, что получил премию за книгу о партизанщине "Идишланда"..."


Вообще, интересно, конечно: война тогда шла за одно, а потом пост-фактум она интерпретируется так дивно, что, пожалуй, за многие из нынешних интерпретаций, даже вскользь, тогда бы и расстреляли как врага... Наверное, только современное сознательное отрицание европейской цивилизацией расизма сохраняет после стольких лет понимание основной идеи той войны.