May 14th, 2007

nuclear

На АПН: «Великая Россия» без «Лукашенко»

АПНАПН
2007-05-14 Юрий Шевцов
«Великая Россия» без «Лукашенко»

От редакции. АПН публикует очередной материал нашего постоянного автора, белорусского политолога Юрия Шевцова, касающийся острой темы отношения российских политиков к итогам Второй мировой войны. Разделяя в целом позицию автора, мы хотим отметить, что эпизод с несостоявшимся, слава Богу, возложением цветов на могилу коллаборантов, не был выражением принципиальной позиции лидеров партии «Великая Россия».

***

Если я правильно понимаю, ситуация с главою партии «Великая Россия» выглядит примерно так: сначала он и близкие ему люди решили использовать для создания новой националистической партии имя Александра Лукашенко.

Известно, что у президента Белоруссии высокий уровень поддержки в российских регионах. Видимо, сейчас он колеблется где-то вокруг 30%. Уровень узнаваемости — видимо, близок к 100%. Колоссальный политический потенциал. Фактически нет необходимости вести борьбу за электорат. Можно неожиданно и быстро создать партию и рассчитывать войти в Думу на уровне 2–3 места. Необходимо лишь заручиться поддержкой или нейтралитетом самого Лукашенко.

Фактически — это был политическая авантюра большого размаха. Напоминает ситуацию с раскруткой партии В.Жириновского в начале 1990-х. Особенность нынешней ситуации — никакого А.Лукашенко в российском политическом поле не предполагается, он не имеет права на это как гражданин иного государства. А в случае успеха такой партии Президент и РФ, кем бы он ни был, наверняка не допустит никакого Лукашенко на политическом поле РФ. То есть борьба изначально мыслилась не во имя прихода А.Лукашенко к власти в России или к сильной позиции внутри России. А к использованию его имени как брэнда, отмычки к электорату, к власти.

Особенность Лукашенко как политика в том, что он выстраивает прямую эмоциональную связь с поддерживающим его электоратом. В предполагавшейся схеме такой прямой эмоциональной связи не получалось, поскольку в самой политической компании Лукашенко непосредственного участия принять не мог. Эффекта Жириновского, который контролирует свою партию, в этом случае не получалось. Партия как сообщество политиков оставалась сама по себе, а ее как бы знамя — Лукашенко — где-то в стороне. Не факт, кстати, что такая партия на самом деле была бы заинтересована в его появлении в политическом поле России.

В новой Думе партийные фракции становятся основой всего. Все депутаты туда попадут только по партийным спискам. Получить второе-третье место при 2–4 месте у коммунистов — значит, получить возможность совместно с коммунистами контролировать Думу и вести дело к новому противостоянию ветвей власти в РФ. Находящийся же вне России Лукашенко останется фактором внешнего давления на Президента РФ. Примерно такая ситуация была в 1990-х годах, когда Дума в целом сочувствовала идее союза РФ и РБ и давила на исполнительную власть. Страна, между прочим, катилась в пропасть, и лишь рост цен на углеводороды спас тогда РФ от полного краха. Несмотря на все симпатии к нему в регионах и в Думе, Лукашенко не был допущен к реальной политической игре внутри России.

В принципе, для Беларуси как особого государства со своими национальными интересами такая ситуация была бы терпима. Она обеспечивала бы тесный союз с РФ, но без «фанатизма». Никакого реального объединительного процесса в СНГ при такой схеме не возникало. Зато возможно было бы и дальше наращивать белорусскую активность в странах третьего мира и в Европе. Геополитический цейтнот в бывшем СССР, конечно, продолжился бы, но такой цейтнот лучше, чем тот фактический распад союза, который происходит сейчас.

Думаю, именно потому А.Лукашенко, отмежевавшись от этой партии, все-таки не выступил с категорическим ее осуждением. В России в целом находятся у власти уже много лет силы, идеология которых не стыкуется с белорусской системой ценностей. К ним сложилось уже привычное рациональное отношение. Официально свою позицию он высказал еще с месяц тому назад, до учредительного съезда «Великой России».

***

После съезда, как я понимаю, у руководства партии произошло помутнение в голове. Возможно, они решили, что у них электорат уже в кармане. Может быть, просто заинтриговались.

Но уже в начале мая стало известно, что некторые активисты новой партии собираются возложить цветы на мемориальную доску в честь коллаборантов и офицеров вермахта, воевавших против Советской Армии. Те, кто разбили эту доску перед этим актом, фактически спасли новую партию как нечто заметное в политике. Руководство партии могло спокойно выйти из ситуации и получало время, чтобы очиститься от пронацистских активистов. Но почему-то этого не произошло. Более того, своим личными заявлениями глава партии постарался сохранить избранный курс на почтение памяти нацистов и коллаборантов, а его окружение не выступило с официальным осуждением его заявлений. Фактически «Великая Россия», едва возникнув, превратилась в полунацистскую радикальную группировку, которая использует имя Лукашенко для того, чтобы прорваться к власти и начать именно оттуда, из Думы и, может быть, Кремля начать пересмотр итогов Второй мировой войны и реабилитацию коллаборантов и нацистов.

Беспрецедентная ситуация. На что рассчитывают эти люди, понять сложно. Хотя, временами, создается впечатление, что вся эта их идея была провокацией ради понижения уровня поддержки Лукашенко в российских регионах и дальнейшего разрушения союза РФ и РБ.

Лукашенко — это давно не просто популярный политик. Он — системная политическая функциональная фигура. Его идеология — это идеология белорусского государства. Оторваться от нее он не в состоянии даже если бы захотел лично. Эта идеология основана на обязательном антинацизме.

В основе идеологии РБ ("Лукашенко") очень прозрачный комплекс идей, они были утвержден на референдумах в 1995 и 1996 годах:

День независимости — это День освобождения Минска Советской армией от нацистов;

— герб и флаг — слегка видоизмененные — без красной звезды, серпа с молотом и без лозунга про "Пролетарии всех стран..." символы БССР, гимн — в общем БССР

государственная идеология полностью, с перекосами и невниманием к иным периодам истории, основана на антинацизме и Второй мировой войне. В школах и ВУЗах особый обязательный курс — "Великая отечественная война советского народа" и т.д.

— белорусы понимаются как особый европейский народ, близкий русским, "одного корня", но отдельный.

Никакого примирения с нацистской символикой или символикой и традицией коллаборантов быть не может. В Беларуси возведен, видимо, первый в бывшем СССР мемориал на месте уничтожения Минского гетто. Полемика между националистической оппозицией и государственной идеологией идет прежде всего по проблеме трактовки истории Второй мировой войны.

Часто, видимо даже в большинстве своем, предупреждения оппозиционным СМИ о нарушении законодательства и суды касаются публикаций материалов, обеляющих коллаборантов. В соседних странах вокруг РБ идет очень быстро идет реабилитация тех, кто воевал на стороне нацистской Германии. Для Беларуси это влечет за собою очень большое и опасное идеологическое противостояние с не кем-то абстрактным, а с соседями.

Публичная поддержка российскими политиками коллаборантов — ничем не отличается от такой же их поддержки в соседних странах. Ничего общего между этими политиками и Беларусью быть не может. Использование ими в пропаганде имени «Лукашенко» — к самому А.Лукашенко и к Беларуси, уверен, никакого отношения не имеет. Опасаюсь, что даже публичное отмежевание от этих своих заявлений помогло бы вернуть и так слабенькое доверие и интерес к лидерам «Великой России» отсюда.