August 1st, 2007

nuclear

51. М.Линьков, украинские полицаи, абвер, советская разведка, Лепель.

Подолжаю разбираться с деятельностью Р.Шухевича в Беларуси в 1942 году. Новый серьезнейший источник. В каком-то смысле не менее мощный мемуаров Побегущего: воспоминания командира разведывательно-диверсионного отряда, действовавшего с осени 1941г. по май 1942г. как раз в районе Лепеля М.Линькова. Отряд не подчинялся ЦШПД и выполнял задания по линии разведки и диверсий. Возглавлялся очень опытным человеком и по диверсиям и в политике. По словам М.Линькова к апрелю 42г. в районе Лепеля остался единственный действующий партизанский отряд - его. Остальные возникли примерно с апреля начиная и уже к концу года стали очень крупными. Сам Линьков с осени и до апреля 42г. связи с командованием не имел и действовавал полностью самостоятельно. Отряд состоял в основном из москвичей-диверсантов и был нацелен именно на диверсии, а не на защиту населения. В мае 42г. Линьков инициировал переход из-под Лепеля в Пинскую область, не получил на это после двух недель ожидания и уже при наличии постоянной связи с Москвой санкции Центра и все равно совершил марш в 600 км по тылам немцев и осел в районе "Князь-озера" этой области. Причина перехода по егословам - занять новую местность для совершения диверсий, на тех коммуникациях, где нацисты не ожидают. Действовал на всем западном Полесье, Сарны и Ковель и Брест включая и в районе Барановичей. Вел очень активную агентурную работу. Возможно - ключевая фигура в диверсионно-разведовательной системе, не подчинявшейся ЦШПД в западном Полесье, а до того в регионе Молодечно-Полоцк-Витебск-Орша. Постфактум его переход был центром одобрен.

Вызвало внимание:
1. Украинские полицаи "Шухевича" с осени 42-го года перешли в лес, захватили власть в созданной без них УПА и осели поначалу примерно в том регионе, куда летом 42-го года перешел Линьков. Если предполагать, что вся акция украинских полицаев с уходом в лес - это акция абвера или почти абвера, тогда напрашивется какая-то связь между действиями Линькова и действиями Шухевича.

2. Переход Линькова в регион, часть которого стала ареной действий захваченной Шухевичем УПА, состоялся очень быстро после появления у Линькова связи с центром. Линьков пишет, что сам инициировал этот переход. Но центр, значит, дал санкцию. И Линьков специально осел на Полесье в районе удобном для приземления самолетов с "большой земли". Т.е. имел обширные полномочия и задачи, и был полностью выведен из-под контроля местных партизан, подчиненных ЦШПД. Даже отряд местными жителями старался не пополнять.

3. Перебазирование Линьква на Полесье расширило собственную сеть Разв. Управления на новый регион. В районе Лепеля стал действовать другой отряд РУ. РУ не могло не знать о намерении украинских полицаев в сентябре 42-го года уйти в лес на Полесье. Учитывая, что полицаи смогли единовременно бросить свои "лесные крепости" и собраться к 1.10.42 г. в Лепеле, чтобы отказаться от продолжения "контракта", партизаны их просто выпустили. Выпустить их могли только по решению РУ. Ибо с точки зрения местных интересов партизан уничтожение деморализованных полицаев на марше или по самим лесным гарнизончикам было наиболее логичным.

Напоминает игру абвера и советской разведки или игру абвера и Линькова, точнее игру Линькова против Абвера (полгода без рации, 42-й год - коллапс КА на фронтах, своя игра опытного человека в тылу врага - абсолютно логична, а Центр потом санкционировал ее постфактум и подправил - как предположение). Хотя, конечно, это могла быть и цепь случайностей.

Как косвенный фактор: позднее именно в район Лепеля нацисты привели бригаду русских коллаборантов Гиль-Радионова. Эта бригада вся ушла в лес, сам Гиль-Радионов "слетал" к Сталину, был им награжден, вернулся назад. Его бригада получила наименование "1-й антифашистской" и почти вся погибла по время самой масштабной в истории 2МВ блокады партизан нацистами в 1944г.

Примерно тогда же в сам Лепель перебазировалась из Локоти Брянской области РОНА Каминского. 30 тысяч человек с учетом членов семей и др. гражданских. Свои танки и артиллетрий. Св. 10.000 вооруженных чел. РОНА даже провозгласила в Лепеле что-то типа "Русской республики". РОНА была партизанами почти также успешно разложена. Готовился переход в лес одного из его полков, но был вскрыт контрразведкой то ли нацистов то ли Каминского. Но в целом в лес ушло множество русских коллабрантов, просто не так зрелищно, как Радионов. РОНА сократилась в конце концов тысяч до трех.

Вывод:
Слишком часто в район Лепеля нацисты перебазировали очень важные с политической точки зрения крупные подразделения коллаборантов: Шухевич с его полицаями вконце концов стали командным костяком УПА, Гиль-Радионов, РОНА. Напрашивается предположение: весь период оккупации регион Лепеля находился под непосредственным контролем какой-то из спецслужб нацистов, имевшей возможности политического планирования оккупационной политики на уровне Берлина. Этой спецслужбе противостояла аналогичная советская структура, скорее всего - РУ. Это противостояние и неизбежная у разведчиков-политиков игра начались примерно зимой 42-го года, когда Лыньков находился в этих местах один, полгода и "без связи", хотя до лета 42-го года поблизости действовали "Сурожские ворота - крупный разрыв в линии фронта, через который осущевлялись заброски в тыл врага партизанских групп, и даже проходила мобилизация местной молодежи во фронтовые подразделения КА.

Collapse )
nuclear

По случаю вспыхнувшего нового газового кризиса

Для комментариев, если кого будет интересовать, и т.п. доступен по сотовому.

Только лучше перестать воспринимать мои высказывания как позицию власти: это лишь моя экспертная оценка.

При нашей административной системе от имени власти говорить невозможно. Создано столько уполномоченных для этого структур, которых за уполномоченное спрашивают, что официальную позицию действительно надо искать у них. Эти структуры просто не умеют работать иначе и не заточены работать иначе.
nuclear

"ПАСЕ вынесет проблему героизации фашизма в Эстонии на дебаты"

Давно пора. Восточно-европейский неонацизм - это на деле точно такая же серьезная проблема, как нацизм в Германии, например 20-х годов. Именно в восточной Европе в тени "десоветизации", "либерализации" и проч. возникла громадная площадка, где получили опору неонацисты "старой Европы". Конфликт между "новой" и "старой" Европами - это в немалой степени конфликт между возрождающей нацистской "системой ценностей" и европейской культурой. Расизм в 30-х годах как вирус охватил прежде всего немецкую культуру и Германию. Сейчас он проникает в восточно-европейские культуры. Суть одна - уничтожить Европу как культуру и "проект", основанные на уважении к человеку - будь то созданию Божиему, обладающему душой, как у христиан, будь венцу природы, как у гуманистов. Расизм отвергает равенство людей по отношению к "абсолюту": как носителей души или разума. В принципе, эта идеология неравенства людей вполне может вновь взорвать Европу, как это было исторически, в общем, совсем недавно.

Collapse )
nuclear

pigbig, Улицкая, я, свядомае кола, война, реальность, наивность, женщины...

За что люблю наш местный феминизм - за то, что он с "человеческим лицом": как бы "наши" женщины им ни увлекалась (феминизмом), но обычно чувство здравого смысла сохраняют. Иногда кажется, что они совсем и не феминистки... ;) А в женщине, кроме чувства здравого смысла, которое должно всплывать лишь время от времени, еще очень ценится, "как известно", определенная наивность. Верить в возможность трансформации белорусской свядомай культуры таким образом, чтобы она вобрала в себя последовательный антинацизм и отказалась от симпатий к коллаборантам - это, по-моему, наивно. Свядомая культура - это обычная восточно-европейская националистическая вариация национальной культуры, претендующая на охват, так сказать, собою местного крестьянского до недавнего времени "население". Белорусской свядомай культуре в этом восточно-европейском стандарте просто фатально и видимо случайно не повезло: во время последней войны именно белорусский национализм не смог создать заметную альтернативу и нацистам и коммунистам. Белорусский национализм ни создал своей УПА или АК, ни своей версии "оккупированного" межвоенного национального государства, как "прибалты". Белорусский национализм, увы, во время войны связал себя практически однозначно, за исключением каких-то совсем малюсеньких исключений, с нацистами и был основной идеологией коллаборантов.

Однако, в Беларуси, как в обычной восточно-европейской стране имеется культурная ниша для стандартного "языкового", "свядомага" национализма. И он обязательно будет тут. Он просто в рамках реальной белорусской культуры не может избавиться от симпатий к коллаборантам. Это все равно, как избавиться от самого себя. Наш национализм не может и замолчать эту тему, т.к. реальная белорусская нация выстроила свою систему ценностей на антинацизме и памяти о войне и все равно заставляет обратить внимание на свой реальный дискурс хотя бы штрафами за публичные высказывания в поддержку коллаборантов. Память о войне, конечно, со временем притупляется, но на смену акцентам в идеологии, связанным с непосредственной личной, семейной памятью о войне, приходит, обычный государственный патриотизм, связывающий свое государство со ставшими традиционными символами. Реальная нация и ее государство вообще живут своей сложной жизнью, а небольшое маргинальное свядомае культурное меньшинство - абсолютно своей, напоминающей скорее мир секты, непересекающийся с реальностью дома.

А на продажу вовне, в восточной Европе в основном, белорусский национализм как брэнд годится. Никто в Украине или Польше особо не задумывается, что за говорящими понятные слова белорусскими националистическими философами или писателями или журналистами или просто молодыми людьми не стоит своя УПА или АК или свое реально сущестовавшее "межвоенное" государство. А "стоит" лишь имитация белорусской культуры, паразитирование на реальности и глубокая аморальность в силу неизживаемых симпатий к коллаборантам. В глубине своей наш национализм - в силу именно неденацифицированности - весьма антиевропейская "система". Можно представить себе украинца, поляка, литовца, даже хорвата, который последовательно осуждает своих коллаборантов и нацизм. Но представить белорусского свядомага человека, искренне осуждающим коллаборантов 41-44гг. - почти невозможно. Хотя бы попробует приравнять коллаборантов к той же АК, УПА или советским партизанам, а потом сначала тихой сапой...

Тем не менее, при всей наивности, наш феминизм привлекает своей рациональностью: понятно, что белорусская оппозиция не выйдет из нынешней маргинальности, если не осудит коллаборацию и не обозначит однозначно осуждающее нацизм позицию. Абсолютно верно - белорусский путь в Европу" идет через именно антинацизм, а не аппеляцию к ВКЛ и "шляхетности". Я это уверждаю уже много лет и в общем весьма успешно. Желать вывести оппозиционный круг из маргиналности за счет призыва к нему доказать свою антиколлаборантость - это понятное, рациоанльное желание нормального человека почему-то остающегося там. Но наша-то свядомая культура так позиционировать себя не сможет. Наивность нашего "феминизма" в сочетании с рациональностью лишний раз подчеркивают его истинно женское начало, естественное и по-моему неидеологизированное в своей основе, я бы даже со страхом тихонько сказал что-нибудь про "очень симпатичную женственность" ;)

И к другому: если уж статья является полемикой со мной, то логично бы так и писать, а не "мой оппонент" и т.д. и повторять в основном мои тезисы, много раз публично озвученные, придавая им звучание тезисов власти. Наша власть, манифестирует себя не тезисами. Там другой язык. Власть вообще не очень интеллектуальна. И мои тезисы не факт, что там всегда приняты. Что не отметает антинацизма белорусской гос. идеологии и т.д. Правильнее, все таки, полемизировать в таких случаях напрямую со мной. А я частью власти не являюсь при всей симпатии и лояльности ей и определенной интегрированности. У нас частью власти можно быть только будучи на гос. службе. Правила игры таковы... Понятно, что хочется пополемизировать с живым человеком как с властью... но реальность иная и в этом тоже.


Collapse )
nuclear

Создание "частных армий" "Газпрома" и "Транснефти"

А в чем смысл? Существующие силовые структуры не тянут?

Вообще, если рассматривать внутрибелоруские процессы как своего рода праймериз для России, что и было много лет с начала 90-х годов, то оно логично: удар по "чекистам" тут - создание "частных армий", способных стать базой для удара по "силовикам" вскоре - там.