August 2nd, 2007

nuclear

52. Конспект служебной книги Линькова о 42г. (на память)

Источник

Молчит, как истинный партизан...:
- не перечислены части немцев и коллаборантов, к-е ему противостояли в месте, где стационарно партизанил с октября по конец мая-июнь (близ Лепеля);
- никакого упоминания про начальника своей разведки или любое иное лицо, к-е может подтвердить его слова;
- почти ничего о связях с другими партизанскими отрядами (слова, что их вообще не было - скорее всего, перебор).
- упомянуто лишь одно контактное лицо в центре - Ильичев, не давший ответа на инициативу переместиться в Пинскую обл. Контакты в Центре полностью закрыты.
- ревность и настороженность по отношению к другим партизанам и партизанским командирам, особенно к партийному руководству партизанских отрядов Беларуси.

По сути, просто инструкция о подрывной работе в тылу врага без реального рассказа о своей деятельности. Эпизоды их своей деятельности - лишь иллюстрации к выводам.

Collapse )
nuclear

53. Вставка 1 Линькова в свою книгу "Война в тылу врага"

Продолжаю разбираться с деятельностью украинских полицаев "Шухевича" в Беларуси в 42г.

Значит, на момент отправки Линькова в тыл к немцам осенью 41г. И.И. Ильичев являлся комиссаром ГРУ и лично инструктировал его, но чем-то они не сошлись. Или плохие воспоминания об Ильчеве - продукт последующих отношений.

Однако, каков уровень группы: наиболее крупный забрасывавшийся в 41г. отряд, 7 раций, задача: диверсии и развитие партизанского движения. Перед отправкой должна быть встреча с самим командующим Западным фронтом. Ага, диверсионная группа... Шифры знали только Линьков, комиссар и нач.штаба (их имен пока у Линькова нигде не вижу)

Конспект (для себя):

"В отряде было семь радиостанций, двенадцать человек радистов, программа связи с Москвой была вручена командиру взвода связи, который не знал шифра. Шифр знали только я, комиссар и начальник штаба. Ни один из радистов не получил дубликата и имея рацию, не мог связаться с Москвой без командира взвода связи. Только в результате одного этого недостатка мы в течении шести месяцев были лишены связи с Москвой.

Шестого августа, имея пятьдесят пять человек и двадцать три грузовых мешка, заполненных боеприпасами, мы отбыли на прифронтовой аэродром в Юхново, где размещался авиадесантный полк, производивший выброску десантников на самолетах ТВ - 3.
Даже такой большой отряд, выбрасываемый за линию фронта впервые никто не сопровождал, а перед отправкой с нами никто не беседовал, если не считать пятиминутного разговора, который состоялся у меня в день выезда из Москвы с тов. И.И. Ильичевым, являвшимся тогда комиссаром ГРУ.

Я прочитал сов. секретный приказ о своем назначении и о том, что в мою обязанность входило развитие массового партизанского движения в тылу врага. При этом указывалось, что при продвижении Советской Армии и отступлении фашистских войск, возглавляемый мной отряд должен отходить на запад, продолжая выполнять поставленную задачу. Район выброски и пункты сбора были установлены в Москве. Все ясно. Но меня обязывали перед вылетом явиться в штаб Западного фронта, которым тогда командовал маршал Тимошенко, а членом Военного Совета был Булганин."

Collapse )
nuclear

54. Вставка 2 в книгу (http://guralyuk.livejournal.com/822209.html) Линькова

Конспект ивопросы по ходу (для себя):
28 дней после выброски был один. Выбросили возле Орши. Через 28 дней проявился возле Лепеля. Там - расстояние.
В ходе блужданий встретился с И.С.Соломоновым, оставленным ЦК КПБ для организации подпольной работы и партизанки (ничего себе блуждал). А связи, значит, не было до начала апреля 42г. "по вине работников разведупра".
Сколько он собрал своих десантников? Почему осел близ Лепеля? В каких деревнях или местах? Как их собрал?

"... в южных районах Витебской области: в Лепельском, Чашниковском, Холопиническом, Сеннинском и других не только не было подпольных партийных организаций летом и осенью сорок первого года, но их не было и в течении всей первой военной зимы. Эту роль выполнял наш отряд москвичей десантников, к сожалению, который по вине работников разведупра не имел связи с Москвой до начала апреля сорок второго года.
В указанных выше районных осенью сорок первого года не было ни одной действующей партизанской группы, кроме нашего отряда. Имевшиеся небольшие действующие группы десантников и окруженцев в октябре - ноябре, или переправились за линию фронта, или разбрелись по деревням и устроились, кто как мог, на зимовку...

Немцы начали массовые расстрелы в указанных выше районах Витебской области в марте и в апреле сорок второго года и это только усилило уход населения в лес для развития массового партизанского движения, к чему мы подготовляли жителей в течении всей первой военной зимы."

Collapse )
nuclear

55. Афигеть: комиссаром у Линькова был Кеймах

Ничего себе... Комиссаром диверсионного отряда Линькова был не кто иной, как будущий организатор убийства в 43-м году гауляйтера Белорутении Кубе Давид Ильич Кеймах. В принципе, есть споры, его ли агентура убила Кубе, но официальная версия именно такова и она в общем фигурировала еще с 43-го года. Колоссальной мощи агентурщик, сумевший завербовать ближайшее окружение самого Кубе.

Значит, комиссаром отряда Линькова осенью 41-го года, который также знал шифр, был Давид Кеймах, его сослуживец, пошедший в армию добровольцем, скорее всего под влиянием Линькова, и попавший в разведку и в отряд тоже почти наверняка под его влиянием. Еврей-комиссар-сослуживец-возможно друг - отличный выбор для управляемости диверсионным отрядом. Но и для контроля над Линьковым со стороны центра - выбор неплохой. Раз знал шифр, значит, был готов заменить Линькова в случае гибели и выполнить столь важное задание отряду.

Вопросы:

- Что значит " 15 февраля 1942 года отряд, в котором находился Д. Кеймах, вернулся из-за линии фронта. На этом дороги Линькова и Кеймаха разошлись"? До 15.02.1942 Кеймах все таки находился в отряде Линькова? Когда и как они встретились после неудачного десантирования? Если линию фронта назад в СССР Кеймах перешел с другим отрядом, в котором он окахывается находился, тогда еще больше вопросов: что за отряд? Почему не вместе с Линьковым? как понять "на этом дороги Кеймаха и Линькова разошлись"? Если Ееймах был в отряде Линькова, тогда зачем и с чем он был отправлен через линию фронта?

В общем, скорее всего, Линьков отправил Кеймаха через линию фронта устанавливать связь (если ее действительно не было). Как раз в конце марта-начале апреля Линькову прислали рацию. и с каким-то важным сообщением. Тогда все сходится: "В марте 1942 года Д. Кеймах в составе разведгруппы под командованием Героя Советского Союза майора Василия Щербины вновь был заброшен в тыл противника. Группа действовала на территории оккупированной немцами Белоруссии в районе городов Лида - Молодечно - Минск - Лепель - Полоцк. Постепенно с помощью местных патриотов разведгруппа переросла в разведывательный отряд." Сходил через линию фронта, доложился, чем-то очень впечатлил, что без проверки сразу вновь забросили назад, комиссаром нового, правда, отряда. Новый отряд действовал примерно в районе действий отряда Линькова. Почти наверняка именно этот новый отряд привез рацию Линькову. Но сливаться с ним не стал.

Интересно - конец марта - это как раз время прибытия в Лепель украинского полицейского батальона ("Шухевича"). Согласно воспоминаниям командира украинских полицаев Побегущего они, вроден, прибыли в Лепель 22.03.42. прям чуть ли ни одновременно с прибытием туда же нового отряда Кеймаха и установлением Линьковым связи с РУ.

Зачем все таки Кеймах отправился через линию фронта спешно, холодной зимой, по снегу в феврале 42г. с целым каким-то "отрядом"? напрашивется связь с подготовкой немцами прибытия в Лепель украинских полицаев и начала большой игры вокруг них. Похоже, именно они с Линьковым "вели" по своей линии этот будущий командный состав УПА.

Но почему Линьков всюду в своих воспоминаниях скрывает свою связь со столь прославленной впоследствии фигурой?

Конспект (для себя). Кстати, чувствуется, что писал профессиональный историк: все есть - имена, подразделения, задания - все можно проверять:

"На 1.05.1943 Давид Ильич Кеймах командовал Особой партизанской бригадой

Спустя сутки приказ № 195 специальной радиосвязью был передан командирам партизанских соединений и разведывательно-диверсионных отрядов, которые в тылу противника решали специальные задачи. Руководил действиями разведывательно-диверсионных отрядов и групп начальник Разведуправления ГШ Красной Армии генерал-лейтенант Ф.Ф. Кузнецов.
     Приказ № 195 был получен и Особой партизанской бригадой, которая действовала в Белоруссии. В мае 1943 года этой бригадой командовал капитан Давид Кеймах. Заместителем Кеймаха по агентурной работе был военный разведчик майор Николай Федоров.

     Давид Кеймах родился в 1906 году в Одессе. В 1933 г. окончил Московский электромеханический институт, работал старшим инженером научно-исследовательской лаборатории Главного артиллерийского управления Красной Армии. В том же институте работал Григорий Линьков. И Кеймах, и Линьков обратились к руководству института с просьбой направить их на фронт.
     Д. Кеймах был призван в Красную Армию. Казалось бы, что специалистом в области артиллерийского вооружения должно было заинтересоваться командование артиллерийских войск. Получилось иначе. Давид Ильич был откомандирован в распоряжение военной разведки. Не исключено, что это было связано с направлением в распоряжение военной разведки Григория Линькова.

В сентябре 1941 года Григория Линькова назначили командиром, а Кеймаха - комиссаром разведывательного отряда, которому предстояло действовать на территории Белоруссии в тылу противника.

     15 февраля 1942 года отряд, в котором находился Д. Кеймах, вернулся из-за линии фронта. На этом дороги Линькова и Кеймаха разошлись.
     В марте 1942 года Д. Кеймах в составе разведгруппы под командованием Героя Советского Союза майора Василия Щербины вновь был заброшен в тыл противника. Группа действовала на территории оккупированной немцами Белоруссии в районе городов Лида - Молодечно - Минск - Лепель - Полоцк. Постепенно с помощью местных патриотов разведгруппа переросла в разведывательный отряд.
     24 сентября 1942 г. майор В. Щербина проводил занятие с разведчиками, которых обучал использованию новых магнитных мин для совершения диверсий. Неожиданно мина, с которой работал Василий Васильевич, взорвалась в его руках… Командиром отряда был назначен Давид Кеймах. В Центре он имел псевдоним Дима.
     Отряд продолжал успешно выполнять задания командования военной разведки. Летели под откос фашистские поезда с военными грузами, личным составом и боевой техникой, уничтожались гитлеровские солдаты и офицеры, взрывались мосты, предприятия военного значения, ремонтные мастерские и склады. В Центр бесперебойно поступали сведения о действиях противника в зоне ответственности особой партизанской бригады под командованием Димы.
     8 мая 1943 года Д. Кеймах получил из Центра вышеупомянутый приказ № 195. Изучив его, Кеймах пригласил к себе заместителя командира отряда по агентурной работе майора Николая Федорова. Николай Петрович днем раньше прибыл из Центра. Перед убытием в тыл противника прошел специальную подготовку. В Центре Федорову был присвоен псевдоним Колокол.
     О чем говорили офицеры в партизанской землянке в Рудненском лесу, сегодня уже никто не скажет. Но несомненно речь шла об активизации разведывательно-диверсионной работы силами бригады. Не исключено, что на том совещании впервые прозвучали слова о необходимости проведения в Минске крупной террористической операции против немцев, которые свирепствовали не только в белорусской столице, но и во всех городах и селах поверженной, но не сломленной республики. Приказ № 195 требовал от разведчиков более активных действий против врага.

     Вполне можно предположить, что именно в тот день командир отряда поручил своему заместителю майору Федорову, отвечавшему за организацию и проведение агентурных операций, изучить возможности уничтожения гауляйтера Кубе…"
     

Collapse )
nuclear

56. Еще мемуары: боец отряда "Димы" (Давида Кеймаха, изначально - комиссара Линькова)

"Война без прикрас и героических подвигов". Волков Юрий Сергеевич 1985—1999гг. г.Ленинград. Почему-то называет первым командиром этого отряда "Батю" (Линькова). Выходит, отряд Кеймаха рассматривался по-крайней мере на обыденном уровне партизанами как дочерный, отпочковавшийся от Линьковского...

Выводы по ходу:
- Есть неточности. Отряд Линькова был выброшен под Оршей, а не в Чашникском районе. По-крайней мере, так писал сам Линьков. Но может, Чашникский район был точкой предполагаемого его базирвоания в случае удачной высадки? Это соседний район с Лепельским.
- Линьков создал новый отряд в основном из окруженцев и стихийных партизанских группок уже к зиме 41г.
- Кеймах оказался в этом же отряде, т.е. как-то спасся и нашелся. Скорее всего, Линьков и Кеймах знали место предполагаемого базирования и имели там какую-то агентурную сеть, раз нашли друг друга после неудачной высадки.
- Линьков действительно отправил Кеймаха через линию фронта устанавливать связь с центром (вместе с бойцом своего отряда из окруженцев Щербиной). И их действительно десантировали к Линькову назад с рацией в марте 42г. Только почему-то сказано, что Линьков отправил их через линию фронта в ноябре 41г. Дата указанная профессиональным историком кажется надежнее: февраль 42г. Если ноябрь 41г., то они слишком долго собирались назад, целых полгода. За полгода погибли почти все партизаны 41г. и не было никакой гарантии, что Линьков жив (если действительно не было связи).
- Неточность: Линьков не получал приказа на перебазирование, санкция пришла уже когда он сам начал движение и далеко зашел (согласно мемуарам самого Линькова). Но подтверждается: Линьков оставил отряд во главе со Щербиной (комиссар Кеймах) в Налибокской пуще, а Черкасова-Нёмова - севернее. Кого Линьков оставил вместо себя близ Лепеля?
- к октябрю 42г. отряд в Налибокской пуще возгласил Кеймах и превратил его в самое крупное соединение партизан в Беларуси, которое, судя по всему, подчинялось РУ, а не ЦШПД и занималось в основном диверсиями и разведкой. В 43 г. именно этот отряд и соединение стали "убийцей" Кубе. Ключевой игрок в северо-западной части Беларуси среди партизан. А в юго-западной, значит, Беларуси, на западном Полесье в основном, миссию ключевого игрока предполагал взять на себя Линьков. Если бы, видимо, не захват Шухевичем в конце 42г. власти в УПА, который этот "процесс" безусловно осложнил.

Линьков вполне мог знать об исходе украинских полицаев из-под Лепеля в октябре 41г. и о подготовке этого исхода. У него оставались прямо под Лепелем вся агентурная сеть и целый "собственный" отряд поблизости. Почему-то он не доверял "центру": изначально самовольный переход, который был вовсе не простым переходом в Пинскую область, а созданием целой сети партизанских диверсионно-разведывательных отрядов потрясающей эффективности по всей Беларуси и части западной Украины, нелюбовь к комиссару РУ...

***
Надо как-нибудь поразбираться с убийством Кубе подробнее: "Дима (Кеймах), имея широкую агентуру в Минске, начал подготавливать эту операцию по уничтожению Кубе, но вызванный в Москву, передал все нити операции в руки прибывшего из Разведуправления майора Николая Петровича Фёдорова." Понять, кто же все таки убил Кубе - это как разгадать тайну Минского подполья. Но насчет агентурной сети Кеймаха в окружении Кубе, вроде, никто не сомневается.

***
Улицкая! Ау! Главная тайна Налибокской пущи-то.

Collapse )