August 23rd, 2007

nuclear

107. Бринский был замом Линькова по "Лепелю" и Князь-озеру!

Тот самый Бринский, которого так ненавидят сторонники УПА...

Как интересно... У Линькова, смотрю, чуть ли ни все его бойцы и командиры после войны расписались...

Бринский - автор многих книг и для взрослых и для детей о партизанке, в тч. двухтомника воспоминаний. До книг пока не добрался. Может, у кого есть электронная версия? Потому пока имеем следующее:

Комиссар одного из подразделений КА в районе Белостока (батальона?) Бринский сумел к котябрю 41-го года добрать из-под Белостока до района Лепеля. В октябре 41-го года Бринский возглавлял в районе Лепеля партизанский отряд численностью ок. 150 человек. Примерно в это время от встретился с Линьковым, который "месяц блуждал по лесам после неудачного десантирвоания своей группы прямо на ж\д пути в районе Орши". В течение осени-зимы Линьков собрал несколько подобных отрядов окруженцев и местных партизан и возглавил их. Бринский стал заметителем Линькова, а Кеймах - комиссаром.

Вопросы: почему Бринский уступил командование таким крупным отрядом Линькову? Действительно ли отряд был таким крупным? Что осталось от отряда Бринского к весне 42г.? Сколько человек насчитывал отряд Линькова весною 42г., особенно к моменту его самовольного выхода в рейд на Полесье в конце мая 42г.?

Вплоть до марта у Линькова связи с центром не было. Для установления связи он отправил в ферале 42г. (по другой версии еще в октябре 41г.) через линию фронта Кеймаха и Щербину. В марте они вернулись назад с рацией. Почему Линьков удержал при себе Бринского, а отправил с Кеймахом к начальству Щербину? Кто такой вообще Щербина (Кеймах - доверенное лицо Линькова изначально, еще при формировании группы, неудачно десантировавшейся под Оршей)?

В конце мая, готовя свой самовольный рейд к Выгоновскому озеру Линьков оставил своим замом при себе Бринского, а Щербину оставил командиром отряда в Налибокской пуще, комиссаром при Щербине - Кеймаха. Вскоре Щербина случайно подорвался на собственной мине и командиром стал Кеймах. Однако для ербины добились звания Героя Совесткого Союза посмертно.

Почему Бринского Линьков держал при себе?

В своей служебной книге Линьков пишет, что не имел карт для перехода и пользовался 5-км картой, которую дал ему Бринский. Откуда у Бринского вообще нашлись карты Беларуси, особенно Западной Беларуси? Весна 42г... Быть может, Бринский и есть проводник к выгоновскому озеру и именно потому его Линьков оставил при себе?

Бринский - украинец. Выгоновское озеро находилось примерно в той части Беларуси, которую немцы отнесли к своей "Украине", т.е. Линьков шел в каком-то смысле на Западную Украину. Заместитель-украинец был бы логичен, хотя не факт. Но если речь шла о самостоятельных боевых действиях, без особой санкции Центра и без особого обращения внимания на Центр (непрофессиональная высадка Линькова, развал фронта на юге...), то, может, украинец-зам. - и самое то...

В Лепеле с марта стояли украинцы-полицаи. Их приезд в этот регион готовился заранее, по-крайней мере за пару недель до 22.03, когда по словам Побегущего они туда прибыли.

По-моему, допустимо задуматься: а не был ли Бринский контактным звеном между Линьковым и кем-то из украинских полицаев или даже немцев, скорее всего по линии абвера, подготовивших передислокацию украинцев именно под Лепель? Политчиеская логика там могла быть какой угодно: подготовка к совместной антинемецкой борьбе на Волыни с частью украинских полицаев на случай разгрома Советского Союза, например. Но могло быть и что-то иное. Что-нибудь, наподобие: Линьков с Бринским завербовали кого-то в украинском батальоне...

В пользу этого косвенно говорит следующее: в августе 42г. по сути сразу после прибытия Линькова на Князь-озеро близ Пинска (от перехода на Выгоновское озеро его Центр остановил, когда Линьков был близ Лиды, т.е. в районе Налибокской пущи, заставив базироваться восточнее под предлогом недостаточной мощности радиостанций для связи) в Линькову десантирвоалась спцеиальная разведгруппа, в составе которой были три радистки. Описание расположения этой группы - стоят отдельно от отряда, 20-25 чел. - это описание независимой или очень автономной от Линькова группы. Три радистки - это техническая возможность постоянной круглосуточной связи по вахтам. Т.е. это была не просто группа связи, это было нечто большее.

Уже в ноябре 42г. Линкьов отпарвил не кого-нибудь, а самого Бринского - своего зама - рейдом на Западную Украину в район Ковеля. Бринский перешел в район Ковеля, быстро превратил свой отряд в группу отрядов, фактически в бригаду и оседлал транспортные пути вокруг Ковеля. Напомню: концепция партизанского движения Линькова заключалась в ведении в основном профессиональных диверсий в инетерсах фронта, а не в массовой партизанке. Линьков прежде всего перекрывал ж\д дороги. После выхода в декабре 42г. Бринского в район Ковеля в распоряжение Линькова оказались:
- свой собственный отряд на Князь-озере, который оседлал ж\д Брест-Минск в районе Барановичей, ж\д Брест-Гомель в районе Пинска, ж\д Барановичи-Пинск. Т.е. основные ж\д линии немцев "контролировал" сам Линьков ("Батя").
- отряд Кеймаха в Налибокской пуще (к декабрю Кеймах перешел восточнее - в Логойский район близ Минска и стал базой для террора в Минске, примерно тогда началась подготовка убийства гауляйтера Вайсрутении Кубе, к-я проводилась, судя по всему на базе отряда Кеймаха). Кеймах создал целое объединение партиазанских отрядов, летом-осенью 42г. - , видимо, самое крупное в районе Налибокской пущи. Кеймах ("Дима") "контролировал" ж\д от Барановичей на север и работал по той же ж\д Барановичи-Минск, что и Линьков, 100% координируясь с Линьковым. Видимо, переход кеймаха в Логойский район стал возможен благодаря росту сил у Линькова, который смог теперь и сам в основном держать дорогу Баранович-Минск. У Кеймаха была рация.
- отряд Черкасова, соатвленный Линьковым во время своего рейда из Лепеля на озере Нарочь. "Контролировал" ж\д Молодечно-Витебск и Вильнюс-Молодечно. В общем, район ж\д узел Молодечно. Была ли райция - неясно. скорее всего, была, но не сразу.
- отряд Ермаковича в районе Лепеля. Небольшой, неподчиненный местным партиазанм Лобанка (ЦШПД) с непонятными функциями.
- бригада Заслонова. Летом 42г. - в районе Лепеля. Примерно августа - в районе Сенно-Орши, главная броигада Оршанского региона. основная цель - "контролировать" самый крупный тогда в Беларуси ж\д узел в Орше.
Фактически вся имевшаяся в Беларуси ж\д сеть контролирвоалась диверсионными отрядами, которыми более или менее директивноу парвлял Линьков и которые в общем были им же и созданы, выделены из своего отряда.
Бринский перейдя в районе Ковеля, распространил эту сеть на очень важный ж\д узел, и целую новую ж\д линию, особенно важную в условиях Сталинградской битвы и последвоавших после нее сражений на Украине и в южной России.

Предполагаю: отряд Линькова на Князь-озере после появления в нем группы "связистов" в августе 42г. потерял изначальную самостоятельность. сам рейд Линькова был самовольным, постфактум санкционивраонным Центром. о после этой санкции Центр поддержал основную стратегическую линию Линькова, которая леджала в основе его самовольного рейда: оседлать профессиональными групами диверсантов все ж\д коммуникации в Беларуси и части западной Украины, управлять всей этой диверсионной сетью из единого центра. Группа связистов, скорее всего, расположила у себя ретрансляционный пункт связи с группами, которые забрасывались западнее линии Пинск-Барановичи. Возможно, за Линьковым даже был установлен статус координатора всей созданной им диверсионной сети в случае невозможности Центра обеспечить управление этой сетью из "Москвы". Таким образом можно объяснить, почему Бринский смог выступить к Ковелю по сути сразу после прихода Линькова в район князь-озера из-под Лепеля. Август - приход Линькова, ноябрь - уход Бринского. Вряд ли рации стали более мощными. Линия фронта к западу не свигалась. связь Бринского с Центром могла быть обеспечена только через промежуточный пункт. Новые связисты Линькова, способные дежурить крургыле сутки - вполне похожи на такой пункт. Но управление всей диверсионной сетью было в руках центра. Именно потому связисты были расположены очень обособленно от отряда самого Линькова.

Да, отряд Бринского ("Дяди Пети") стал на Волыни выполнять те же функции, что отряд Кеймаха ("Димы") в Налибокской пуще-Логойском районе. Помимо диверсионных задач, он стал базой для террористических акций в городах. Группа Кузнецова была, вроде, также связана с ним, как минские подпольщики, готовившие убийство Кубе, с отрядом Кеймаха.

Интересно, как Линьков и Бринский разбиралсиь со своей агентурой в Бресте. Она должна была иметь прямую оперативную связь и с Линьковым для контроля ж\д Брест-Минск и Брест-Гомель и с Бринским для контроля ж\д Брест-Львов. Очень похоже, что в районе Бреста должна была осенью-зимой 42г. (42-43гг) находиться еще одна группа, подчиненная Линькову. Или именно необходимость в такой группе и вынудила его позднее перебазирвоаться все таки от Княз-озера к ранее планирвоавшемуся Выгоновскому озеру.

Линьков видел проблему "Бреста" и изначально правильно выбрал место для дислокации - именно Выгоновсмкое озеро. Оно давало все плюсы Князь-озера, кроме устойчивой связи, если проблема связи действительно была, и открывало возможность "контроля" еще и ж\д узлов Бреста и Ковеля. Почти наверняка, Линьков сразу готовил переход Бринского к Ковелю, еще во время подготовки своего выхода из Лепеля на Полесье. Слишком быстро и красиво все происходило, чтобы быть спонтанным: август - Князь-озеро, а уже ноябрь - поход к Ковелю. Прямо перед зимой. Видимо, Бринский был взят с собою именно под эту задачу, а наличие в Лепеле чуть ли ни всего будущего командного состава УПА и т.п. не могло не быть фактором при планировании рейда Линькова. По-крайней мере, настроения украинских коллаборантов Линьков с Бринским видели. Откуда все таки у Бринского взялись карты 5-километровки для рейда?

Да, и последнее по этим косвенным соображениям Бриснкий-"шухевич": в 43-м году именно Бринский вступал в переговоры с УПА о возможном сотрудничестве по поручению Сабурова. Со стороны УПА переговорщиком, если не ошибаюсь, был Клим Савур, если не ошибаюсь служивший в украинском полицейском батальоне под Лепелем в 42г. Надо обязательно проверять, была ли связь между Бринским и кем-то в украинском "201-м" батальоне, особенно, не был ли контактным лицом для такой связи как раз Савур.

Collapse )
nuclear

108. Сожжение д.Вишенка и украинские коллаборанты

Не помнит ли кто-нибудь, а когда была сожжена первая деревня с жителями заживо в деревянной постройке в рамках карательной антипартизанской акции?

Ходит мнение, что это способ террора - изобретение украинских коллаборантов при немцах. Уж не первый ли это случай такого сожжения окажется, знаменующий приезд под Лепель бойцов "Ролланда и "Нахтигаля" в качестве полицаев? Д. Вишенка то есть, под Лепелем?
nuclear

109. Линьков, Бринский и евреи

Пытаюсь понять логику исхода Линькова из-под Лепеля на Полесье. Слишком много точек соприкосновения у Линькова получалось с украинскими полицаями из "201-го" батальона, чтобы без них обошлось. Плюс, у Линькова стиль - умалчивать о самом главном, особенно о том, что поможет понять логику его оперативного замысла. ро украинцев он молчит, "как партизан". Подозрительно. Надо реконструировать хотя бы часть его задумок по итоговому результату.

Значит, теперь Бриньков как часть этого исхода. Заявление странно хорошо в некоторых вопросах информированного, но скрывающего свои источники и загадочного Поддубного. Констатации еврейских источников.

Поддубный пишет, что после операции прикрытия в виде якобы отказа украинцев подписывать новый контракт на службу под Лепелем с 1.10.42г. на самом деле они были переброшены на Волынь для борьбы с местными советскими партизанами и для отлова и уничтожения евреев, скрывавшихся в лесах и на болотах. Он приводит также высказывание, кажется, Гиммлера, что необходимо создать как бы повстанческое антинемецкое и антисоветское движение на Волыни, которое займется на деле именно этим: уничтожением советских партизан и евреев. По итогу, УПА в общем именно этим поначалу и занималась, пока не втянулась в геноцид поляков.

В то же время Линьков с самого начала позиционирует себя как очень покровитель евреев. Его комиссар - Кеймах - еврей. Именно комиссару он поручает самое крупное в Беларуси в тот момент, созданное им же партизанское диверсионное соединение в Налибокской пуще. Налибокская пуща - уникальный раон Беоларуси - там был относительно высоким процент евреев в партиазнских отрядах. В целом евреев было за всю воуны в партизанах процентов 5-10, но в Налибокской пуще даже к моменту операции Багратион они составляли ок. трети. Здесь же размещались наиболее крупные чисто еврейские отряды - Тувии Бельского и Зорина. Видимо, это можно объяснить географическим расположением Налибокской пущи - крупный лесной массив, окруженный деревнями и местечками, куда в отличие от Беловежской пущи можно было бежать и кормиться с окрестностей. Кроме того, в Налибокской пуще изначально было немало пришедших с востока партизан, а также польских отрядов. Немцы не могли навести тут такую стерильность, как в Беловежской пуще. ну и важно, что к моменту операции Багратион в совестких партиазнских отрядах в Налибокской пуще уже почти не было поляков - что-то около 1-3% состава. Поляки-партизаны были убиты в ходе локальной войны с АК или просто не пришли в партиазнские отряды, уходя партизанить в АК. Это дажло непропорционально большой процент евреям. В других местах, где АК не было, сохранялась примерно та же этничесая раскладка, которая была характерна для данной местности в целом.

Выбор Кеймаха комиссаром отряда в Налибокской пуще, а потом после смерти Щербины - назначение Кеймаха командира столь важного отряда и соединения отрядов - логичный выбор в условиях этого региона.

По приходу на Полесье Линьков также вбирает в свой отряд местных евреев. Их было немного, но он их находит и они знают, что он их примет. Линьков и после войны имел известность как командир, который пресекал антисемитизм.

Бринский, отправившийся к Ковелю довел эту линию до максимума. Бринский по примеру кеймаха быстро сохздал вокруг своего отряда на Волыни соединение отрядов и наполнил их людьми. Оно даже стало слишком многолюдным. то создало проблемы и нарекания на него. Бринский подбирал евреев, что называется едва ли ни целенаправленно. Он создал и содержал в условиях 42-го года даже гражданские еврейские лагеря, где спасались еврейские женщины, дети и старики. В одном из его отрядов количество евреев заметно превышало количество славян: на примерно 180 бойцов ок. 120 - евреи. Отряд был создан с таковым составом украинцем местным членом КПЗУ и влился в соединение Бринского.

То есть на Волыни в конце 42-го года - начале 43-го действительно в лесах находилось некоторое количество прячущихся евреев и некоторые евреи действительно состояли в местных партианских отрядах совесткой направленности. немцы действительно могли поставить задачей своей антипартизанской борьбы в регионе - уничтожение этих евреев и еврейских вооруженных группок, а идеологически оформитьь это через антисемитизм. Похоже было в Литве, где очень заметную часть членов немногочисленных партизанских отрядов составляли бежавшие из гетто или из-под расстрелов евреи и местная полиция воевала против партизан часто используя антисемитские "объяснения". В Литве антипартианская политика выстроенная таким образом оказалась успешной. И литовцы и поляки в целом были были настроены и антисемитски и антисоветски.

С точки зрения целей и задач Бринского и Линькова - беспощадная диверсионная борьба на коммуникациях, а не "крестьянская самооборона" - опора на евреев, частично поляков, советских окруженцев и присланных из-за линии фронта бойцов была логичной. Бринский , правда, в итоге так разросся за счет притока местных жителей в отряды соединения, что стал терять мобильность и получать упреки относительно своих целей и задач. Если бы рядом с ним было сильное партийное партизанское движение, как это было в местах базирвоания Линькова, тогда бы этого не произошло. Но напряжение в борьбе с УПА сделало диверсионный отряд Бринского в общем неожиданно для него в значительной мере просто крупным партизанским отрядом, воевавшим в инетерсах нередко местных жителей. а не фронта.

Но, может быть, опора на преследуемых украинскими националистами - коллаборантами всех видов и УПА всех видов - культурные меньшинства Волыни и Полесья получилась у Линькова и Бринского случайно, по ходу решения текущих оперативных задач.

Collapse )