October 16th, 2007

nuclear

146. Клим Савур и создание агентурной сети ОУН для своей партизанки в 42г. Поездки Шухевича

Прикидываю по поездкам Шухевича из-под Лепеля, где искать информацию. Строю схемы.
***
С конца марта 42г. украинский батальон находится в под Лепелем. Перед этим он небольшое время находиолся в Минске, пока немцы определяли. в какое место его направить

(Странновато, что в Минске, т.к. Мн был центром гебитсккоммисариата Вайсрутения, который занимал небольшую площадь - примерно Минская область с орестностями. А направили в конце концов украинский батаьлон в состав 201-й охранной полицейской дивизии в зону контроля вермахта, прифронтовую как бы зону, охранять тылы 3-й танковой армии, воевавшей против Калиниского фронта. Наверняка, решение принималось не на местном уровне в Минске, а в Берлине. Теоретически, по словам Побегущего, украинцы были уверены, что едут на фронт, а не воевать с партизанами. Но, может, задержка была связана с размышлениями руководства 3-й армии, куда их направить? "Спецназовская подготовка" в рамках диверсионного полка Бранденбург в условиях стратегического отступления 3-й армии, видимо, на фронте была не нужна, а кадры в другой ситуации - ценные. Отправили воевать с совесткими партизанами-диверсантами? Просто придержали вдали от фронтовых потерь, имея ввиду потенциально важную политическую роль? Или был вариант отправить их все таки на Украину в связи с какими-то процессами внутри ОУН?)

Как раз "в апреле 1942 года под Львовом происходит ІІ Конференция ОУН(Б), высказавшаяся в пользу создания собственных «военных сил». По указанию провода ОУН(Б) формируются «группы самообороны» (боевки) по схеме: «кущ» (3 села, 15—45 участников) — уездная сотня — курень (3—4 сотни). К середине лета на Волыни боевки насчитывали до 600 вооруженных участников."

600 чел. для огромной Волыни - немного. Тем более, что речь идет и о резерве и о бойцах в лесу. В одной лишь Лепельской зоне, где дислоцировался украинский батальон осенью, правда, в одной лишь бригалде Лобанка было 1700 чел. и еще 1500 числилось, если память не изменяет, в резерве. "Группы самообороны" - явно, то, что советские партизаны называли "резервом" (находятся дома, но готовы уйти в лес по приказу, часто имеют оружие, выполняют функции самообороны своего села и связи-разведки в случае необходимости.

У Бульбы в это время несколько сотен чел. сконцентрирвоано в одном месте (в лему), а агентурная сеть и резерв - ориентировочно несколько тысяч чел. Видимо, до 10 тысяч, если ориентироваться на численность его УПА(ПС) в конце 41г. на момент ее роспуска по приказу немцев. В августе 42г. Бульба штурмует Шепетовку, имея, похоже, свыше 500 чел бойцов. С учетом союзников из УПА (м) войско Бульбы в 42г. на Волыни однозначно сильнее ОУНовцев.

В течение 42г. ОУНовские структуры на Полесье (Волыни) в заметные бои с немцами не вступали. Предложенная структура ОУНовской партизанки накладывается на немецкую систему охраны и полиции (1 полицейский на 100 жителей). ОУН не устанавливала в это время региона своего открытого контроля, т.е. ОУН на Волыни в 42г. устанавливала фактический контроль над местными полицейскими и органами власти немцев, формировала свою систему связи, делала заклыдки в лесу продуктов и воинских припасов, создавала агентурную сеть. Весною 43г. эта работа дала возможность разово забрать в ОУНовскую УПА 5 тысяч немецких полицейских и объявить всеобщую мобилизацию мужчин в ряды этой армии. Это войско было плохо обеспечено оружием (обычно говорится, что не менее половины бойцов оружия не имело), но , похоже, не менее тысячи 10 чел. были вооружены сразу. Несколько тысяч единиц, или даже значительно больше, огнестрельного оружия было учтено, собрано, заготовлено именно в течение подготовительной работы в 42-нач.43гг.

В лесу полностью находились, видимо, совсем небольшие группы ОУНовцев. Скорее всего, те, которые обеспечивали охрану Самого Клячкивского (Клима Савура) и занимались подготовкой лесных лагерей, закладками, связью. Вероятно, именно этим была зангята первые боевые отряды ОУН - Качинского - возникшие, выходит, только в октябре 42г.

Если только речь не идет о выходе антинемецкого движения на местах из-под контроля органов управления ОУН и стихийном основании небольших антинемецких партизанских отрядов, задним числом объявленному решением ОУН. Бульба пишет, что еще в январе 42г. ОУН противилась началу активной антинемецкой партизанской войны и лишь в феврале-марте изменила эту позицию.

В любом случае, даты важны. Значит, Шухевич не мог не знать об апрелськом решении ОУН готовиться к войне с немцами. Не мог не знать о еще более решительном настроении группы ОУНовцев во главе с Митрингой, которые делали ставку вообще на Бульбу. Шухевич обязательно знал о подготовке к антинемецкой партизанке, которую часть ОУН развернула на Волыни-Полесье в 42г. Сложно представить себе, чтобы Шухевич во время своих поездок из-под Лепеля на Украину и Волынь не миел контактов с местным руководством ОУН(б), т.е. с Климом Савуром, к-й непосредственно руководил работой по подготовке к развертыванию массовой антинемецкой партизанки ОУН.

Где они могли контактировать, если такой контакт был?

Прикидываю возможные маршруты поездок Шухевича и его окружения из-под Лепеля в Украину и Волынь в 42г. Ездили наверняка в основном по ж\д. Это реально или через Минск-Барановичи-Сарны-Ровно-Львов или Лепель-Орша-Могилев-Гомель-Шепетовка-Ровно-Львов или если необходим контакт в Кракове, Варшаве или даже Берлине: Лепель-Орша-Минск-Брест. Учитывая, что укрианцы числились фронтовым тылом, а не "гебитскомиссариатом Вайсрутения", видимо, проще было аргументировать разрешение на маршрут через фронтовую зону, на Могилев. В общем, контакт мог быть скорее всего или в крупном городе с немецким гарнизоном или в районе Сарн. Объяснить поездку по ж\д Гомель-Лунинец-Брест, чтобы воспользоваться каким-то небольшим местным населенным пунктом в этой лесной зоне - думаю, было сложно. Да ОУН и Бульба в это\их местах реально действовали немного. В основном ближе к Сарнам. Хотя, конечно, это размышление чисто умозрительное, зпа недостатком прямой информации.

Причем, прямой контакт с Климом Савуром Шухевичу, видимо, был "положен" просто в силу их статуса внутри ОУН. А если Шухевич предполагал действительно уйти в лес после "бунта" украинского батальона под Лепелем (если бунт был, конечно, или, например, даже готовил такой уход), то такой контакт был просто неизбежен. Шухевичу обязательно нужна была уверенность, что созданная Савуром агентурная сеть и "закладки" действительно есть, слпанирвоать эту акцию политически, сориентироваться о возможном снабжении и численности снабжаемых бойцов, о местах дислокации, первых боевых операциях и т.д. Тогда надо было отправить своих людей еще и по самим местам будущих боев пройтись., убедиться в своими глазами. как подготволенный офицер-диверсант и опытный политик в украинских делах шухевич не мог готовиться иначе. Если готовился, конечно.

Контакт Шухевича с Савуром мог состояться, вероятно, летом 42г. Скорее всего после объявления Бульбой о переходе к новой фазе партиазскной войны в июле 42г. Это объявление создавало совершенно политчисекуюситуацию на Волыни и Полесье. Теоретически Бульба мог перевербовать значительную часть сети, созданной Савуром. Тем более, что с бульбой солидаризовался во многом Митринга. ОУН(б) должна была срочно определяться. Штурм Бульбой в августе 42г. Шепетовки должен был их вообще насторожить. Инициатива в украинских делах на Волыни уходила к бульбе. По всей Беларуси и в районе Лепеля в т.ч. шло формирование таких же крупных партиазснких соединений. Над украиснким батальоном вообще врозникла угроза уничтожения. После штурма Бульбой Шепетовки Шухевич должен был выводить людей из-под Лепеля еще и потому, что в случае дальнейшего сближения Бульбы с советскими партизанами, а Шухевич не мог не видеть общего трненда в этом направлении, просто мог не знать деталей и наверняка не знал, ценность Шухевича с его людьми в глазах советского командованияи немцев могла упасть. Советское командование вполне могло отдать приказ местным партизанам атаковать украинцев, чтобы те перестали быть фактором в политической игре на Западной Украине.

То есть контакта могло быть два - один между серединой июля - 19.08 (штурмом Шепетовки, если не путаю дату. Второй - после 19.08, вероятно в сентябре. К этим же событиям должны были быть привязаны и другие контакты Шухевича с лидерами ОУН. Т.е. одна поездка у него должна была быть в конце июля-начале августа. Еще одна - в конце августа-начале сентября. Во "вторую" поездку Шухевич должен был определяться по уходу из-под Лепеля. Обе поездки требовали контакта не толкьо с Савуром, но и с лидерами ОУН во Львове.

Плюс, к этому и именно в связи с теми же событиями и датами отношения с немцами...

Collapse )
nuclear

147. Ого! Шухевич - участник конференции ОУН в апреле 42г. в глухих лесах на ЗУ. Контакт с Савуром.

На ловца и зверь бежит. Вот он, наверняка, первый контакт Шухевича с Савуром в воремя Лепельской эпопеи Шухевича. Если оно так и было, конечно.

Хотя выглядит ситуация, конечно, забавно: в глухих так сказать лесах встерчается руковдство ОУН, непосредственно занятое подготовкой как бы антинемецкой партизанки на Волыни и Полесье. Принимает решение - готовитсья воевать, начинать организацию. На совещании присутствует офицер в немецкой форме, зам.командира охранного полицейского батаьлона, прибывший с тремя подчиненными на конференцию из места дислокации своего антипартизанского соединения аж из северной части Беларуси из прифронтовой зоны. Причем батальон едва успел прибыть под Лепель и разместиться там (конец марта 42г.). Представляю себе аргументацию в заявлениях, которые он писалперед отъездом на конференцию в разные инстанции :)

В общем, Шухевич был полностью в курсе всей формирующейся инфраструктуры партизанской войны на Волыни и Полесье и имел прямой контакт с Савуром с самого начала. 100% у него былаипотом прямая связь с Савуром, а, похоже, и до того эта связь также имелась. Как-то же он узнал о месте и времени проведения конференции и успел в "глухие леса" из батальона, который едва успели разместить на новом месте. Я бы смело предполагал, что связь была через немцекие каналы: или сами нецмы информировали и направляли или уж очень качесвтенная агентурная сеть ОУН в немецких структурах (в чем сомневаюсь).

Вообще, информация про эту конференецию довольно темная. Хорошо бы посмотреть сводки СД Подилии иВолыни, клавшиеся на стол геноссе Пацу . Кто-нибудь вообще работал с архивом СД Подилии-Волыни этого периоа? И вообще.какова судьба Паца (главы СД Подолии-Волыни в этотпериод)?и от него - выше.

Интересно, а кто те трое, которые сопровождал Шухевича из Лепельского батаьлона на эту конференцию?

Collapse )