October 26th, 2007

nuclear

171.В Боровках в сентябре 42г. стоял штаб 201-й охранной дивизии. Велевщина.

(На память)
(Книга по историографии немецкой оккупации на территории БССР. НАНБ. 100 экз. Где-то 2004 г. издания. Похоже, отличный обзор западной, особенно немецкой историографии. Остальные впишу потом)

Посмотрел сводную таблицу по немецким гарнизонам на территории БССР. Страниц 200. Одна графа забавна: "Дата разгрома партизанами". Составлена по архивным источникам.
В Лепеле обозначен гарнизон в 2.000 чел. Но это может относиться к 43-му году, перед разгромом партизанами этого гарнизона.
А, вот, по Боровкам и Велевщине - загадки и маленькие сенсации, если не ошибка, там конечно:
д.Боровки (согласно Побегущему место дислокации штаба украинского батальона, недалеко от самого Лепеля): в таблице обозначено, что там стоит ШТАБ ОХРАННОЙ ДИВИЗИИ и время - сентябрь 42г.
В д.Велевщина, где теоретически базировалась сотня Шухевича, южнее Лепеля, в сторону Бегомля обозначено: 600 чел. укаринцев и 70 чел. - немцев. Май-Сентябрь 42г.

Сам украинский батальон насчитывал по штату, вроде, 650 чел. Возможно 70 немцев были в составе батальона. Тогда все сходится...

Перепроверю, конечно. Но сходу информация по Боровкам сочетается с воспоминаниями "Художника": некий большой штаб в Боровках в августе-сентябре 42г., разгром штабной колонны партизанами в сентябре возле Боровок и убийство "ген.Якоби". У Побегущего тоже есть сообщения о том, что украинский батальон в какой-то момент стал охранять самого командира дивизии ген.Якоби и его штаб и про бой с партизанами этой охраны. Значит, вероятность того, что в сентябре 42г. (а то и в августе) в месте дислокации штаба украинского батальон располагается также еще и штаб всей охранной дивизии. А в конце сентября украинцы по наиболее известной версии бросили свои гарнизончики в лесных деревнях, опасаясь партизан, собрались в Лепеле и отказались подписывать новый контракт. Не верится, чтобы они решились на такое имея рядом с собою весь штаб командира дивизии и его самого. По этой версии украинцы и гарнизон в Боровках должны были тоже бросить. Абсурд.

В таблице не обозначены гарнизоны в Березине и Камне (Каменке), где тоже должны были стоять украинцы. Нет упоминаний о них и по гарнизону г.Лепель. Может, неточность, а, может, и конец ОУНовской легенде. Если таблица верна, то стояли украинцы только в д.Велевщина с мая по сентябрь включительно. Хм. Но скорее, видимо, все таки не точна таблица.

Кого же все таки партизаны убили приняв за генерала Якоби возле Боровок в сентябре 42г.? И зачем? Еще и спецотряд НКВД во главе с самим Флегонтовым принял участие в разгроме колонны, где был генерал. Примерно 3.09.42, но, может, и немного позже.
nuclear

172. Объединение левых белорусских националистических партизан на Полесье летом 42г. Линьков.

Значит, согласно Ершу, в 42г. среди белорусских коллаборантов действовали три подпольных нациоанлистические организации, которые создавали собственные партизанские отряды или вели подготовку к их созданию:

- правая БНП, по идеологии напоминает ОУН. Лидеры - кс.Гадлевский и Родька. В течени 42г., особенно после оргсъезда в июне (июле?) 42г. готовилась к партизанской войне, создала как минимум 12 отрядов на Полесье (в другом тексте Ерш пишет про 20 отрядов только на Полесье).

- левая Грамада во главе с Саковичем, возможно находилась под контролем БНП. Создала партизаснкие отряды на Полесье, но упустила контроль над ними. Летом 42г. сумела объединить 10 отрядов, действовавших в белорусской части западного Полесья и на "Гродненщине". Т.е. видимо в основном в районе Баранович-Слонима.

- Организация белорусских националистов (Станкевич). Стремилась выйти на кнтакт с западными союзниками. Возможно, партизанских отрядов все таки не создала и не готовила.

Т.е. Ерш по сути говорит, что БНП и Грамада действовали под руководством Гадлевского. Гадлевский же летом 42г. вел переговоры с советской разведкой. Прямой контакт между БНП и Грамадой по пратизанскому вопрсоу мог отсутствовать, связь могла идти только через Гадлевского. Чисто географически отряды Грамады на Полесье - похоже, именно те, которые участвовали с Бульбой в акции на Полесье в 41г. Аналог УПА(ПС) Бульбы. Вели свою политику, мало подчиняясь Грамаде. Похоже на борьбу за влияние на эти отряды между местным антинемецким подпольем - ОАК (Брест, Белосток, может, Барановичи) и коллаборантами из Минска (Сакович). Обязательно должна была быть летом 42г. линия переговоров между советской разведкой и ОАК или даже - напрямую с этими отрядами в контексте переговров с Бульбой и Гадлевским. Объединение отрядов летом 42г., о котором пишет Ерш, очень напоминает последствие этих переговров. В принципе, эти переговоры, скорее всего, вел Линьков или Кеймах. Как раз в это время - в июне-июле 42г. - Линьков находился в Налибокской пуще и объединил под Кеймаха местные партизаснкие отряды в самое крупное в Беларуси партизанское соединение. Очень похоже, что Линьков надеялся на включение еще и этих отрядов в свое соединение и овладение этими партизанами сходу регионом Налибокской пущи, Ружанской пущи, лесов в районе Выгоновского озера - наиболее удобной с географической точки зрения партизанской зоной. В таком случае его самовольный рейд на Выгоновское озеро выглядит еще более логичным.

Похоже, в повороте Линькова на Князь-Озеро есть еще и соперничество ГРУ-НКВД. Под Барановичи для работы по местным партизанам и ж\д узлу был прислан спецотряд НКВД Орловского. Орловский партизанил в этих местах еще против Польши. Местные левые под деревням, особенно КПЗБ - его логичная агентура. Также, как и для Коржа, вернувшегося из южной части Минской области где-то летом 42г. восточнее, в район Пинска. НКВД вступить в контакт с антифашистским подпольем левых партий, видимо, было проще, чем разведке.

Линьков обязательно должен был иметь контакт с ОАК и левонационалистическими партизанами до своего выхода в рейд. Он вышел в конце мая 42г. В июне левонацпартизаны объединились, т.е. тоже готовились к тому, видимо, не меньше месяца. Интересно, каким образом он мог с ними связаться?

Напрашивается примерно такая цепочка, как вариант-предположение: Линьков вступил в контакт с леврнацпартизанами Полесья через украинцев, прибывших под Лепель в конце марта 42г. А украинцы, скорее всего сам Шухевич и его окружение сконтактирвоали с левонацпартизанами через контакт с Родькой-Гадлевским с одной стороны, и через контакты на местах, возможно, через Качинского - с другой. Может быть, через свои структуры в Бресте и Белостоке, которые сконтактировали с ОАК в этих городах. Украинцы же через Бринского имели контакт с Линьковым и готовились к совместному партизанскому выступлению на Полесье. Они предварительно договорились через Линькова о чем-то важном с политической точки зрения с Москвой. Линьков был дополнительным каналом контакта ОУН с Москвой. Будучи уверенным в этих договоренностях Линьков рискнул даже на самовольное выступление на Полесье. Именно с этим связана опасная переброска Линьковым в Москву Кеймаха (и, кажется, Ермаковича или Бринского?) и его возврат назад. Но такой деятельностью Линьков перешел из читсто военной в политическую сферу и его отставили от нее, завернув на Князь-Озеро. Политика осталась в руках партийцев и НКВД. Прибыв на Князь-Озеро Линьков сохранял достаточно тесные отношения с левонацпартизанами, пока в конце концов и не присоединил их к своему соединению, но уже в новой военно-политической обстановке.

Может быть, дело в разных концептах стратегического уровня? Скажем, Линьков готовился воевать против немцев в условиях краха фронта и потому был готов на белее глубокие уступки националистическим ожиданиям, чем партийцы и НКВД? Например, Линьков был готов к признанию УНР и БНР партнерами СССР по союзу против немцев? Если бы фронт под Сталинградом действительно рухнул, такая договоренность была, скорее всего неизбежна. Тогда бы партизанка разворачивалась как национальные восстания против немцев союзных СССР, УНР, БНР, Польши. Именно потому Гадлевский и Бульба давили на Москву в переговорах даже осенью 43г., требуя именно этого?

Як і ў гады нямецкай акупацыі, пасьляваенны беларускі Супраціў быў разьяднаны і ня меў адзінага кіраўніцтва. Да стварэньня кіруючага цэнтру Супраціву, па ўспамінах вядомага беларускага дзеяча Юрыя Сабалеўскага, увосень 1942 году імкнуўся ксёндз Вінцэнт Гадлеўскі (у 1940—1941 гадах — кіраўнік Беларускага Нацыянальнага Фронту, у 1942 годзе — лідэр падпольнага Беларускага Цэнтральнага (Народнага) Фронту). Праўдападобна, ксёндз Гадлеўскі, які ў 1941—1942 гадах працаваў галоўным школьным інспэктарам у генэральным камісарыяце “Беларусь”, а пасьля займаўся выключна душпастырскай дзейнасьцю ў Менску, меў дачыненьне і да заснаваньня падпольнай Беларускай Незалежніцкай Партыі (БНП), якая аб'ядноўвала пераважна моладзь і была баявой, палітычна-вайсковай арганізацыяй.

Падчас нямецкай акупацыі падпольна дзейнічала таксама Арганізацыя (партыя) беларускіх нацыяналістаў на чале зь Янам Станкевічам. Яна, праз польскае падпольле, імкнулася выйсьці на заходніх саюзьнікаў, аднак іншай дзейнасьцю не адзначалася. Паводле Юры Туронка, у 1942 годзе ў складзе АБН налічвалася каля 500 чалавек, якія, пераважна, працавалі ў грамадзянскай адміністрацыі, служылі ў вайсковых фармацыях.

Былыя левыя дзеячы з Заходняй Беларусі, якія ацалелі ад савецкіх і нямецкіх рэпрэсіяў, увосень 1941 году залажылі падпольную Беларускую Народную Грамаду (БНГ) на чале зь Юльянам Саковічам. Арганізацыя, аднак, ня мела яснай ідэалягічнай плятформы і дастатковай колькасьці падрыхтаваных людзей, у выніку чаго не змагла нават утрымаць падкантрольны партызанскі рух на Палесьсі. Сам Саковіч зьяўляўся таксама і сябрам Цэнтральнага камітэту Беларускай Незалежніцкай Партыі, і зусім магчыма, што левых дзеячоў ён аб'яднаў у арганізацыйную структуру па даручэньні кіраўніцтва БПН.

Падчас нямецкай акупацыі існавалі таксама больш дробныя, лякальныя, маладзёжныя нацыянальныя падпольныя арганізацыі. Некаторыя зь іх праіснавалі да прыходу ў Заходнюю Беларусь бальшавікоў.

Усе названыя беларускія арганізацыі выступалі за дзяржаўную незалежнасьць Беларусі, грунтаваліся на Акце 25 сакавіка 1918 году, імкнуліся наладзіць сувязь з заходнімі альянтамі альбо спадзяваліся толькі на свае сілы ды на аслабленьне ў вайне і Нямеччыны, і Савецкага Саюзу. Ужо падчас нямецкай акупацыі гэтыя арганізацыі разглядалі варыянты заснаваньня беларускай нацыянальнай партызанкі, а некаторыя зь іх і зьдзейсьнілі задуманае. Актыўна арганізоўвала свае партызанскія аддзелы ў 1942—1944 гадах Беларуская Незалежніцкая Партыя. Вядома, што адзін зь іх называўся “Маладая Беларусь”. Па падліках гісторыка Ўладзімера Гуленкі, толькі на Палесьсі БНП стварыла 12 партызанскіх групаў. Ствараліся партызанскія аддзелы і ў іншых акругах. Партыя ў гэты пэрыяд імкнулася ня толькі апанаваць легальныя беларускія вайсковыя фармацыі, стварыць падкантрольны партызанскі рух, але й працавала сярод савецкіх партызанаў, у шэрагах якіх лік беларусаў імкліва рос з пачатку 1943 году. БНП стварала ўзброеную сілу, падрыхтаваную ідэалягічна і палітычна (не выпадкова было распачата выданьне “Бюлетэня БНП”), каб у будучым, пры спрыяльных абставінах, са зброяй выступіць супраць акупантаў.

Беларуская Народная Грамада здолела ў сярэдзіне 1942 году аб'яднаць у адну партызанскую арганізацыю больш дзесяці партызанскіх аддзелаў на заходнебеларускім Палесьсі і Гарадзеншчыне. Аднак у 1943—1944 гадах аддзелы беларускай народнай партызанкі былі альбо разьбітыя, альбо падначаленыя савецкаму кіраўніцтву. Асобныя аддзелы ацалелі й працягвалі партызаніць пасьля прыходу бальшавікоў на Берасьцейшчыне.


Collapse )
nuclear

173. Встрча Неманцевича с Шептицким в сер июня 42г.Арест Неманцевича в 07-08.42 и его смерть в 12.42

Ерш-10.
Интересная греко-католическая веточка "темы":

В чередине июня 42г. экзарх греко-католической церкви в Беларуси Неманцевич ездил во Львов на 3-й собор греко-католических экзархов. Вскоре по возвращении он был арестован (скорее всего 4.07, но возможно и 5.08) в своем "доме" в Альбертине под Слониом, и умер (возможно, погиб) в декабре 42г.

В принципе, герко-католическая церковь в Беларуси была мизерной по влиянию: около 30 приходов, основанных в основном в межвоенное время в самых забитых местностях на Полесье. В основном в Стлинском районе на Мерлинских хуторах близ границы с Украиной и в районе Выгоновского озера. Центр был в Альбертине близ Слонима. Никакого самостоятельного веса эта церковь иметь не могла и особых перспектив роста не имела.

Видимо, Ерш прав: Неманцевич был аретован гестапо за участие в подпольной детятельности Гадлевсого. Очень похоже на то, что Неманцевич действиетльно ездил во Львов в качестве связного Гадлевского к Шептицкому, а может, и не только к Шептицкому. Ерш не обращает внимания на чисто военную сторону этого визита и деятельности Неманцевича. Именно там, где в 42 году возникли первый отряд ОУНовской УПА - в Столинском районе, в его южной части и была структурка ГКЦ. Неманцевич обязательно получал информацию о ситуации на месте в этом регионе от своих герко-католиков и 100% имел возможность связи с местной структурой ОУН. Тем более, что именно в этой местности в это время, похоже, была школа подготовки командиров УПА под командованием Клима Савура. Т.е. неманцевич как никто иной, без исключения никто иной в Беларуси имел прямой выход через своих парафиан и клир на Клима Савура.

С другой стороны, в распоряжении Неманцевича был приход в Бобровичах на Бобровичском озере близ Выгоновского озера. Это - одно из наиболее удобных мест для партизанской войны с географической точки зрения на всем Полесье. Именно на Выгоновское озеро двигался Линьков, пока его не повернули в июне-июле 42гг на Князь-Озеро. Кстати, если Неманцевич был арестован 5.07, то возможно будет связь между приказом Линькову повернуть на Князь-Озеро, выполнением Линьковым этого приказа и ареста Неманцевича. Возможно, одновременно с арестом Неманцевича прошли аресты греко-католических активистов или связанных с ними полдпольщиков в районе Бобровичского прихода (уточнить. Сами Бообровичи во время войны немцы за поддержку партизан, если память не изменяет, в конце концов сожгли, но-поему позднее, в 43-44гг.).

Опять же еще один первый отряд УПА, который возник 14.10.42г. - Качинского - действовал как раз не очень далеко от Выгоновского озера и в случае своего быстрого роста самым логичным для него было перебазироваться как раз на болота, окружающие Выгонощи и Бобровичи. Этот отряд и сам Качинский были особо связаны не с Климом Савуром, а с Шухевичем. Причем, скорее всего, шухевич встерчался с Качинским до 14.10., в ходе своих поездок за пределы Лепеля. УКачинский вполне мог иметь связь с Неманцевичем. Более того, напрашивается вообще Неманцевич как точка связи между Шухевичем и всем ОУНовским подпольем в западной Беларуси. Уж больно много пунктов соприкосновения между Шухевичем и Неманцевичем: греко-католики оба, Гриньох при Шухевиче, капеллан украинского батальона разъезджает в Краков и Варшаву из-под Лепеля, и вряд ли может обминуть аж целого своего экзарха в таких поездках. Качинский, Бобровичи, Клим Савур и Столинский район. Нет, Нманцевич должен был быть или связным или важным политчисеким деятелем, находившимся в контакте и с Шухевичем и с местным подпольем. Я бы вообще ожидал найти информацию о том, что советская разведка вела с Неманцевичем прямые переговоры, параллельно с переговорами с Гадлевским. Неманцевич мог быть на месте в курсе деятельности также левонационалистической белорусской партизанки, а, может, и иметь на нее влияние. Если на Полесье у этой партизанки было 10-12 отрядов, то по-крайней мере некоторые из них обязательно базировались в районе Выгоновского озера и Бобровичей. Неманцевич на них мог выходить весьма просто.

Арест Неманцевича сразу после его встречи с Шептицким - косвенный аргумент в пользу участия ОУН(б) в переговорах с советской разведкой о подготовке массовой партизанской войны, по той же схеме. как это делали Бульба и Гадлевский. Если же Линьков действительно имел контакт в Лепеле с Шухевичем и двинулся к Выгоновскому озеру под влиянием этого контакта, то можно очень уверенно предполагать, что Неманцевич был в курсе ожидавшегося появления в районе одной из его парафий мощного центра советской разведки и диверсий.

"Пануцэвіч удакладняе дату паездкі экзарха а. Неманцэвіча ў Львоў — сярэдзіна чэрвеня 1942 году (яна супадае з часам праходжаньня III Сабору экзархаў у Львове — 9-15 чэрвеня). Падае ён і канкрэтную дату арышту ў Альберціне — 4 ліпеня 1942 г. Арышту не “па дарозе са Львова”, як пішуць некаторыя дасьледчыкі, а “пасьля павароту ў Альбэртын”. Невядома, на падставе чаго сьцьвярджаў гісторык Алег Гардзіенка, што а. Неманцэвіч быў арыштаваны 5 жніўня 1942 г. “пасьля шматлікіх папярэджаньняў з боку акупантаў” (“Наша ніва”, 24 студзеня 2000 г.). Насамрэч, дата арышту, прапанаваная Вацлавам Пануцэвічам, падаецца найбольш верагоднай."


Collapse )