February 6th, 2008

nuclear

На preemniki.ru про грядущую эпоху Медведева - либерализм ли "это будет"?

Газовый Медведь в большой Европе
06.02.2008
Постпутинское пространство. Либеральный курс России – это удовлетворение части ожиданий Запада по вопросу об углеводородах.

Можно рассчитывать, что имеющий либеральный имидж Медведев попробует сразу после избрания сыграть на своем имидже, улучшить отношения с Западом, прежде всего с ЕС. И, наверняка, найдет сторонников такого сближения и на Западе.

Но возможно ли решение за счет либеральных шагов тех проблем, которые нарастают в отношениях России и Запада?

Запад, в первую очередь восточно-европейские страны страдает от роста мировых цен на углеводороды. Конфликт между Европой как основным потребителем российских углеводородов и Россией является конфликтом интересов. Каким бы ни был внутриполитический курс России при Медведеве, какой бы ни была либеральной риторика Медведева, а проблема роста цен на российское сырье останется. Запад ожидает от России низких цен на углеводороды и решение этой проблемы с точки зрения Европы имеется. Это – формирование конкурентного рынка газа, в первую очередь газа в Восточной Европе.

Формирование такого рынка процесс сложный. Но он в любом случае включает в себя допуск на этот рынок газа из региона Каспийского моря и демонополизацию газового рынка, а также равный доступ к трубопроводам разных субъектов этого рынка. Внутри России должен произойти переход на ту же формулу формирования цены на газ, которая принята в ее расчетах с европейскими потребителями. Неизбежное ожидание Европы при формировании такого рынка – доступ европейских добытчиков к российским месторождениям сырья.

Сложно представить себе, чтобы самый либеральный российский курс мог слишком далеко зайти в уступках Европе на этом пути. И главная причина тому – высокая себестоимость добычи углеводородов в России, отсутствие у России средств на поддержание своими силами даже имеющегося уровня добычи сырья. Демонополизация газового сектора, формирование свободного рынка газа в Европе – это изъятие средств у России и так недостаточных для развития сырьевого сектора.

Потому надо ожидать сохранения напряженности в отношениях России и Запада. Особенно в отношениях Росси и восточно-европейских стран. Бедные страны теряют больше богатых. Конфликт интересов восточно-европейских стран с Россией по ценам на углеводороды острее, а возможностей внеэкономического давления больше. Транзитная карта в их руках.

Либеральный курс России – это удовлетворение части ожиданий Запада по вопросу об углеводородах. Может ли Медведев хотя бы поначалу сделать что-то на этом направлении, не предпринимая демонополизации газового сектора России? Может. Уменьшить потребление газа внутри РФ и за счет этого увеличить поставки газа в Европу. А также – закупку в Европе технологий для модернизации энергоемкого производства и потребления энергии в России. Перевод внутренних цен на газ в России на европейскую формулу их исчисления, практически неизбежный вскоре после президентских выборов, - это несомненно либеральный шаг. Это шаг Запад оценит высоко. И этот шаг дает возможность для политического контакта Медведева с Западом, прежде всего с Европой, пока ресурс этого шага не будет исчерпан.

Что можно выторговать у Европы за такой шаг? Ведь на деле это совсем небольшая уступка Европе в удовлетворении ее интересов по российским углеводородам. Прежде чем ответить на этот вопрос ответим на другой вопрос: какой сценарий конфликта с Европой грозит России непосредственно? Кто движитель наиболее острого и быстрого сценария?

Видимо, не является сложным признать: наиболее острым противником России в Европе являются сейчас восточно-европейские страны. Они наиболее страдают от роста цен на углеводороды. Они же находятся в состоянии особо острого идеологического конфликта с Россией по своим внутренним причинам. Все они еще не прошли через постсоветскую дерусификацию и десоветизацию. Наконец, сам комплекс восточно-европейских стран еще не устоялся. Украина, Грузия, Молдова, Беларусь – еще являются странами. Потенциально способными или становящимися частью восточной Европы. Борьба за них обостряет отношения России и восточной Европы.

Именно конфликт России и Восточной Европы – наиболее опасная часть отношений между Россией и Европой в целом. Именно этот конфликт надо разрешать или оттягивать в первую очередь, пока будет действовать эффект от прихода к власти в РФ «либерального» Медведева и роста внутренних в России на газ.

В принципе, решение этого конфликта между восточной Европой и Россией есть. Стоит этот конфликт оттянуть примерно до 2020 года, или немного ранее того, т.е.на два срока российского президентства и углеводородная ситуация в Европе изменится кардинально. К 2020 году должна быть реализована принятая недавно энергетическая стратегия ЕС. На смену углеводородной энергетике придет более диверсифицированная энергетика. Значение российских углеводородов упадет для Европы кардинально. А вместе с тем ослабеет и угле-водородный конфликт интересов с восточными европейцами.

Конечно, тогда появятся иные конфликтные темы. Но углеводородная тема ослабеет. И появится возможность поискать решения новых проблем новыми путями, которые сейчас видны слабо. Вполне возможно совместно с развитыми странами Европы, с ЕС в целом поискать пути предотвращения будущих конфликтов в постуглеводородной энергетике сейчас, до того, как эти проблемы созреют. За счет координации энергетической политики ЕС и РФ на перспективу, за счет взаимопересечения новых энергопроектов России и ЕС. Такая политика могла бы стать основой взаимной интеграции России и ЕС. Возможно даже основой политики подключения России к процессу европейской интеграции.

Под такую политику возможно выстраивать поэтапные, но очень глубокие отношения партнерства России и ЕС уже сейчас, исходя из того, что реальное вступление России в ЕС или в иной форме участие России органах управления ЕС станет возможно только лет через 10-20. Если нанимать под либерализацией подобную линию внешней и внутренней политики России при Медведеве, то тогда, конечно, можно называть его либералом, а его время правления оттепелью. Тем более, что если Медведеву удастся выстроить с Европой подобные отношения, то в идеологии действительно будут либеральные поползновения весьма заметны. Сближение в ценностях как правило происходит быстрее сближения в реальной политике. Главное не перепутать: потенциальная оттепель – это не следствие борьбы российского народа за либеральные ценности, свободу и проч, а обычная адаптация внутренней и внешней политики России к требованиям и ожиданиям основного внешнеэкономического партнера России – Европейского Союза. Внутренних основ у такой либерализации будет не больше, чем у псевдолиберализации 90-х годов, если не меньше.

И это если удастся выстроить отношения с ЕС, преодолеть сопротивление восточно-европейских стран такому сближению после 2009 года, когда возникнет единая внешняя политика ЕС согласно Лиссабонскому соглашению. Это еще может и не получиться…

Юрий Шевцов

http://www.preemniki.ru/publications/178