January 2nd, 2009

nuclear

Сокращение тяготеющей к России сферы в восточнойЕвропе-пока основное текущее последствие мир.кризиса

Как быстро скукоживается и так небольшая, остаточная со времен СССР сфера влияния России в восточной Европе. Даже правильнее, не сфера влияния России, а остатки советского пространства во всем от культуры до экономики:
1. Российско-украинский клинч: восточно-украинская промышленность гаснет, но внутри Украины протестные настроения не канализируются в пророссийское движение. Наоборот, националистическая консолидация оказалась в общем эффективной.
2. Очень резко втянулась во всю совокупность заинтересованных западных структур Беларусь: отноешния с МВФ, ЕС, США. Их вливания в РБ стали сопоставимы по значению с выгодами, которые приносит союз с РФ. При этом роста значения какой бы то ни было оппозиции не происходит. На запад дрейфует РБ как целостная структура.
3. Севернее Полесья наметилось формирование регионального сообщества РБ, Литвы, Латвии, с некоторым участием Польши.
4. Решение о строительстве БТС-2 закрепляет по крайней мере теоретически выталкивание РФ на север Евразии и деградацию регионов РФ, прилегающих к границе с Украиной и РБ.

В принципе, часть этой тенденции может быть немного сдержана предстоящими решениями ВГС СГ РБ и РФ, но в целом происходящее - следствие ослабления России и остатков советского наследства в ВЕ. Происходящее сокращение позиций России в ВЕ - это стратегическое выражение влияния мирового кризиса на РФ, одно из проявлений. Скорее всего, это даже самое важное по последствиям проявление влияния мирового кризиса на Россию. С такими темпами, процесс деградации тяготеющей к РФ сферы скоро должен перекинуться и на саму Россию. Может быть, через обострение социально-политического кризиса в Украине и втягивание в него России.
nuclear

Рецензия на мою книгу о голоде 30-х годов в ежедневной латвийской газете "Вести сегодня" и на самом

Очень тонкая латвийская рецензия на мою книгу о голоде 30-х годов в ежедневной латвийской газете "Вести сегодня" (2 января 2009 «Вести сегодня» № 1 ) и на самом портале Ves.lv

Действительно, латвийская идентичность - одна из очень редких в Европе, даже в восточной Европе, которая выстроена почти исключительно на крестьянской мифологии, без аппеляций к аристократическому мифу. Голод 30-х годов и деревня в ходе этого голода для латвийского мировоззрения на самом деле должны иметь особое значение. Не ожидал. Очень приятно. Я как "литовско-белорусско-российский пролитолог" немного позабавило, хотя какое-то рациональное зерно в этом, конечно, есть. Но тогда правильнее добавлять еще украинско-польско-ирландский. Эти страны для меня тоже много значат. Сибирь, Крым и Тува - тож. Но если из Латвии я кажусь именно таким, это просто вынуждает задуматься...

  • 2 января 2009

    «Вести Сегодня»: Опасная крестьянская сказка

  • 2

    2 января 2009

    Политика: Опасная крестьянская сказка



  • Сегодня же прочитал на городском портале Даугавпилса d-pils.lv: http://www.d-pils.lv:80/news/2/327640

    Опасная крестьянская сказка

    2 января 2009 («Вести сегодня» № 1)

    "Голодомор" как экспортный товар Восточной Европы

    Предновогодним номером еженедельника SestDiena создатель фильма "Советская история" Эдвинс Шноре был назначен среди прочих "человеком 2008 года". Весьма печальное свидетельство упадка журналистских вкусов статусного издательского дома. Ведь всего несколько месяцев назад Шноре являлся фигурантом жалкого гардистского листка DDD!

    С другой стороны, тенденция налицо: все идет по плану. И тон в ней задает даже не ЛР, а страна покрупнее. Помеченная новым, 2009 годом книга литовско–белорусско–российского политолога Юрия Вячеславовича Шевцова "Новая идеология: Голодомор" (издательство "Европа", Москва) как раз и повествует о том, как Восточная Европа реанимирует криптонацистский миф о геноцидном характере советской власти. К сожалению, приходится согласиться с автором предисловия Глебом Павловским — в 90–х годах XX века русские оказались "интеллектуально неготовыми распознать новые типы нацизма и тех, кто готовит себя к новым зверствам". "И пока народы, дорогой ценой стряхнувшие прошлое, обучаются идеологии "жертвы–мстителя", второе пришествие зла не только возможно — оно неизбежно".

    Детальное исследование Шевцова — капитальный труд по жуткой проблеме голода в сталинском СССР. Скрупулезно и беспристрастно докладываются причины и характер феномена "самоубийства деревни" и "внутренней войны крестьян". И — леденящая статистика по разнице населения в 1926 и 1937 годах: Украина — 98,1%, Казахская ССР — 84,2%, Курская область — 85,7%, АССР Немцев Поволжья — 85,6%, Саратовская область — 77%. Можно ли после этого говорить о специфически антиукраинском характере голода, вызванного форсированной коллективизацией и индустриализацией?

    Шевцов пишет удивительно мудро: "Признание Голодомора закладывает глубокую основу для солидарности в страхе всех тех, кто апеллирует к "кулаку", к "хозяину", к национальному государству… крестьян одной нации, — к крестьянскому анархизму, в конечном счете. Это очень небезопасное обращение, ибо оно апеллирует к мракобесному, темному, наполненному необразованностью и неосмысленностью пласту восточноевропейских культур. Именно из таких пластов вырастали утопические и очень жестокие движения наподобие полпотовцев или, например, УПА".

    У каждой страны Восточной Европы свой миф. По Шевцову, "балтийским Голодомором" являются депортации 1941–1950 годов. У Польши эту функцию выполняет Катынь. Единственным досадным исключением является Беларусь — в основе ее этнополитической самоидентификации до сих пор лежит Освобождение 1944 года. Добытое в равной степени усилиями Красной армии (отсюда советско–социалистическая часть менталитета белорусов) и партизан (территориально–патриотический сегмент). Дополним: подобное исключение "за кордоном" экс–СССР наблюдается в русофильской Словакии — и опять–таки в силу Национального восстания 1944 года!

    Остальная же часть Восточной Европы пережила "возврат к доколлективизационной деревне". "Еще более мощным был возврат психологический, ментальный, мировоззренческий к именно деревенским типам мышления и культуры, — считает Юрий Шевцов. — Для такой вернувшейся в конец 1920–х годов восточноевропейской деревни национализм традиционалистского, ксенофобского толка был естественной идеологией". В регионе, населенном 150 миллионами человек (больше всей популяции россиян!) возобладала "диктатура радикального национализма, социальных бедствий и вытеснения крестьянина и горожанина из небольшого городка в Западную Европу на заработки". В конечном итоге "город сокрушил восточноевропейскую деревню, вытеснив избыточное население в пригороды Парижа и Лондона".

    Прохождение на выборах в Европарламент 2004 года ЧЕТВЕРЫХ депутатов (из 9, выделенных всей Латвии!) от партии TEvzemei un BrIvIbai/LNNK отменно иллюстрирует вышеприведенные тезисы Шевцова. При том что пять лет назад мы имели дело с еще относительно сбалансированной финансово–экономической ситуацией. Чего же можно ожидать от нынешних турбулентных времен? Для начала — активизации мифологического творчества наших титульных "гениев".

    Кстати, именно депутаты TB/LNNK cпонсировали сработанное "на коленке" home video Шноре. А в феврале 2008 года эта партия была одной из главных застрельщиц признания сеймом Голодомора преступлением сталинского СССР, за которое отвечает… сегодняшняя Россия.

    "Вести Сегодня", № 1.


    http://www.ves.lv/article/65653
    nuclear

    Рой Медведев о моей версии происхождения идеологии голодомора из нацистских кругов Германии

    Борис Межуев (magic_garlic) взял интервью для "Русского журнала" у Роя Медведева, в т.ч. затронул и версию, которой я придерживаюсь (на память)

    РЖ: В недавно вышедшей в издательстве "Европа" книге Юрия Шевцова упоминается о том, что миф о Голодоморе имеет нацистское происхождение. Соответствует ли данный тезис действительности?

    Р.М.: Когда в 1933 году Голодомор стал фактом, то на все сообщения о нем во всех органах печати был наложен категорический запрет. Все отрицалось. Специально приглашались западные общественные деятели, для того чтобы посмотреть, как хорошо живут российские крестьяне. Но отдельные сведения о трагедии все-таки проникали в Европу и раздувались в первую очередь в Германии, где как раз к власти пришли нацисты. Гитлеровская пропаганда в 1933-1934 годах, направленная на германскую мелкую буржуазию и крестьянство, невероятно активно раскручивала темы сверхколлективизации в Советском Союзе, голода, уничтожения кулаков.

    Гораздо меньше говорили о Голодоморе, да и существенно меньше знали о нем, в другой части Европы, в Америке, где хватало своих проблем, связанных с Великой депрессией.

    Позже тема Голодомора эксплуатировалась бендеровцами, а наиболее массово – в эмигрантской украинской печати, так как украинская эмиграция считала русскую эмиграцию враждебной себе и не контактировала с ней.



    ***
    Collapse )