January 7th, 2009

nuclear

Мое интервью Д.Родину для его Полярной звезды:«Нынешний газовый спор – это форма деиндустриализации

СТАТЬИ / геополитика

«Нынешний газовый спор – это форма деиндустриализации постсоветского пространства»    Версия для печати
Неожиданно резкое обострение отношений между Россией и Украиной в первые дни нового года и, как следствие, начавшиеся проблемы с получением газа в целом ряде европейских стран, кое где грозящими перерасти в гуманитарную катастрофу, создали напряжённый социо-политический фон в европейской части континента. Мы попросили прокомментировать эту ситуацию Юрия Шевцова – белорусского политолога, директора центра по проблемам европейской интеграции.


– Юрий, как известно, в первые дни нового 2009-го года снова резко обострились российско-украинские отношения в виде нового витка "газового конфликта". Впервые наиболее ярко это проявилось в 2005-2006-м гг., но сейчас – на фоне мирового экономического кризиса – ситуация, кажется, выглядит намного серьёзнее. Какие последствия этот конфликт будет иметь для Украины, для стран Восточной и Западной Европы и для России? Какова вероятность перерастания этого противостояния в какие-то более серьёзные конфликты между РФ и Украиной? Как скажется "газовая война" на взаимоотношениях РФ и ЕС?

Юрий Шевцов: Скорее всего, безвозратно остнаваливается значительная часть промышленности восточной Украины. Каким бы образом ни закончился нынешний конфликт – цена на газ станет выше и это выступит дополнительным ударом для и так рухнувшей металлургии в этом регионе. Внутренние цены в РФ также растут и в России также испытывают громадные трудности аналогичные предприятия. Происходит вторая волна постсоветской деиндустриализации. Её нельзя остановить ничем: даже гипотетическим объединением Украины и России в одно государство.

Потеря восточной Украиной своего индустриального облика приведёт к многообразным последствиям во всех областях жизни Украины, а также России и косвенно – всей Европы:

1. Происходит консолидация украинских элит вокруг Киева. Восточно-украинские регионы не выдвигают политики воссоединения с Россией и не превращаются в социальную базу для украинских политиков, ориентированных на такой путь. Для восточной Украины пример ценового давления со стороны России на союзную России Беларусь – ещё одно объяснение невозможности спасти промышленность за счёт поворота к политике единения с РФ всей Украины или только одного украинского Востока. Нынешний газовый кризис усилил в Украине позиции противников РФ за счёт восточно-украинских регионов. Протестные голоса индустриальных регионов пока уходят в пользу антироссийских киевских политиков.

2. Внутри Украины происходит и будет продолжаться политическая расбалансировка, соотношение между региональными группировками будет изменяться. Потеря восточно-украинским истеблишментом значительной части своей материальной мощи – ведёт к росту внутри Украины позиций, ориентированных на ЕС и НАТО, в основном западно-украинских элит. Что эта трансформация будет означать для Украины – радикализацию противостояния между разными регионами или, наоборот, уменьшение степени противостояния – пока неясно. Это зависит от того, какие конкретно силы используют социальные протесты, ожидающиеся в конце зимы – начале весны. Этот протест будет канализирован против России, например, президентом Украины, если он решится на большую конфронтацию с РФ. А может и, например, Тимошенко в ходе её борьбы с "коррупцией". В любом случае, прежней глубокой фактической политической автономии восточной Украины больше нет.

3. Украина вместе с индустрией Востока лишается основного источника доходов. Западноукраинские регионы всегда нуждались в дотациях за счёт восточных областей. Это обостряет проблему поиска новых источников дохода для всей, ещё недавно 50-миллионной, страны. Скорее всего, на фоне этого кризиса в Украине усилится ориентация на Запад, на интеграцию в европейские структуры, ЕС и НАТО. Ибо интеграция с Россией не влечёт за собою гарантий сохранения крупной восточно-украинской промышленности. Особенно актуально это становится для западной Украины.

4. Обострится внутриукраинская борьба за контроль над остатками ресурсов восточной Украины. Это будет усиливать противостояние внутри Украины между востоком и западом в виде противостояния между востоком и Киевом. Это противостояние можно иногда принять за стремление восточных областей Украины присоединиться к России. Но на деле это всё-таки в основном внутриукраинская борьба за новую конфигуарцию разных сил внутри одной страны. Однако политическая напряжённость внутри Украины, которая сейчас вознкает, сама по себе провоцирует обострение отношений между Украиной и Россией, усиливает региональную политическую напряжённость, заставляет Киев искать поддержку на Западе и некоторые круги на Востоке – искать поддержки в России. Вовлечение во внутриукраинский конфликт России и Запада произойдёт обязательно и будет нарастать по мере осознания украинским обществом безвозвратности потери значительной части индустрии на своём востоке.

Помимо долгосрочной дестабилизации Украины нынешний газовый конфликт между Украиной и Россией влечёт за собою обострение отношений между Россией и ЕС. Ведь угроза проблем с получением газа Европой не может быть разрешена быстро. Заменить украинский транзит иными газпороводами быстро нельзя. Рост напряжённости в отношениях ЕС и РФ в силу только газового фактора, не трогая иные, тоже важные, остановить невозможно. Ныне ЕС находится за полшага от ратификации Лиссабонского договора и появления сильного инструмента совместной внешней политики объединённой Европы. Скорее всего, газовый конфликт подстегнёт ЕС к более ускоренному оформлению этого инструмента и конфликт с РФ станет основной задачей объединённой внешней политики Европы. Справится ли Россия с консолидированным давлением со стороны ЕС? Это будет сейчас проверяться в реальных дипломатических и экономических схватках по всему "фронту" российско-западных отношений.

Одним из "театров" этой обострившейся борьбы между Европой и Россией уже стал белорусский вопрос. Если Беларусь будет вырвана из союза с Россией, это позволит быстро создать в Восточной Европе сильное региональное сообщество наций, которое станет барьером между западной Европой и Россией и возьмёт на себя основную часть орьбы ЕС против России. Ещё одна проблема, которая может обостриться в любой момент (особенно в случае если будет разрушен союз России и Беларуси), - это судьба Калиниградской области России и характер участия России в морском судоходстве в Балтийском море.

Нынешний российско-украинский газовый спор – это форма деиндустриализации пространства бывшей Российской империи и СССР. Внутри самой России этот спор и эта деиндустриализация усиливает влияние сырьевых корпораций и регионов добычи сырья, усиливает сырьевую составляющую во внешней и внутренней политике России. В принципе, это шаг к ослабению РФ относительно ЕС и США и путь к усилению внутренней нестабильности в самой России. Доходы от сырьевого сектора всё равно падают, перераспределять в пользу дотационных регионов доходы от сырьевого сектора станет сложнее. К чему это привело в 90-х годах в РФ мы все хорошо помним.

Очень важно помнить: в самой России сейчас нет ресурсов для изменения сырьевого характера российской экономики и выхода из неэквивалентного обмена между Россией и ЕС. Более того, в самой России нет ресурсов для простого сохранения имеющегося уровня сырьевого экспорта в ЕС без привлечения внешних средств. Мировой кризис ещё более обостряет положение переработчиков и усиливает сырьевой характер экономики РФ. Та прибыль, которая может быть получена российскими корпорациями от увеличения цены на газ для Украины и исчезновения украинских конкурентов, не компенсирует для самой России происходящей новой фазы превращения страны в сырьевой придаток ЕС. В общем, то, что сейчас происходит в России – это зависимое развитие, хорошо известное нам на примере стран Третьего мира.

Главное последствие от деиндустриализации восточной Украины – потеря потенциала к возникновению вокруг России сильного регионального блока, способного отстаивать свои интересы перед ЕС. Без сильной восточно-украинской промышленности Украина сильной быть не может. А слабая Украина – плохая помощь такому блоку, даже если каким-то чудом удастся Украину в него вовлечь.

– Какое влияние мировой экономический кризис окажет на восточно-европейский сектор постсоветского пространства? Изменится ли существующая конфигурация взаимоотношений между РФ и Беларусью, в частности? В последнее время, насколько можно судить, европейский вектор во внешней политике Беларуси приобрёл более основательный характер – с одной стороны, с другой – ЕС также стал проводить более активную политику сближения с республикой. Куда будет дрейфовать Беларусь в наступившем году и от каких факторов это будет зависеть?

Юрий Шевцов: В Беларуси всё проще, чем в Украине: страна поменьше, управляемая из одного центра, удачно расположена в стороне от основного проблемного региона, возникшего сейчас: восточной Украины и всего комплекса российско-украинских проблем.

Примерно одновременно с началом кризиса, за осень 2008 года, в регионе севернее Полесья был создан инфраструктурный костяк для устойчивого регионального сообщества в составе Беларуси, Литвы, Латвии, в меньшей степени – прилегающих к ним регионов соседних стран: соглашения о транзите энергии через РБ в 2009 г. после закрытия Игналинской АЭС, решение о строительстве белорусской АЭС близ Игналины и фактически вместо неё, усиление белорусского присутствия в портал Литвы и Латвии и т.д. Соседи Беларуси составили сильный лоббирующий инетресы РБ "блок" в ЕС. Это позволяет рассчитывать избежать обострения отношений с ЕС после ратификации Лиссабонского договора.

Благодаря США Беларусь получила 2,5 млрд долл. кредита от МВФ.

Начавшийся конфликт России с Украиной и с ЕС – вокруг Украины и других проблем повысил стратегическое значение Беларуси и для РФ и для ЕС. Именно от Беларуси сейчас зависит: будет ли сформирован сильный восточно-европейский блок, который займётся конфронтацией с Россией "всерьёз и надолго" или же конфликт ЕС и России будет менее резким. Распад союза РБ и РФ означает мгновенное возникновение такого блока.

Как сложатся отношения Беларуси и России в 2009 году пока точно неясно. Сейчас идёт подготовка к Высшему госсовету Союзного государства России и Беларуси. Все ныне заключаемые соглашения по ценам на газ и прочему являются частью неформального пакета, невозможному без того, что должно быть принято этим госсоветом. В конечном счёте, пакет сводится к следующему:

    1. Беларусь получит относительно низкие цены на газ. По итогам 2009 года эти цены буду лишь немногим выше внутренних цен на газ, к которым переходит сама Россия;

    2. РФ предоставит кредит РБ в 2 млрд долл. на выгодных для Беларуси условиях;

    3. Российский Атомстрой построит белорусскую АЭС (и так или иначе прокредитует строительство);

    4. Возможно, будет снята таможенная пошлина на поставляемую в РБ российскую нефть;

    5. Увеличатся объёмы прокачиваемого через РБ российских нефти и газа, а также – нефти, идущей в Европу из Казахстана;

    6. Усилится значение российского рубля в двусторонних расчётах;

    7. В Беларусь придут заметные российские инвестиции и иные финансы;

    8. РБ получит в больших количествах российскую военную технику по внутрироссийским ценам;

    9. Будет создана Единая система ПВО.

Сложно представить, что может воспрепятствовать такому развитию событий. Но одновременно неизбежно будут нарастать сложности в отношениях РБ и РФ и происходящее сближение России и Беларуси будет даваться большим трудом, чем ранее. Россия становится всё более сырьевой страной. Интересам сырьевого сектора сложно сочетаться с интересами, отстаивающей крупные перерабатывающие предпрития Беларусью. Кроме того, мировой кризис очень ослабляет Россию, а возникшая связка РБ со странами-соседями превратила Беларусь в более дорогостоящего союзника. В России неизбежно будет нарастать скепсис относительно союза с РБ, а в РБ – скепсис относительно российского союзника, который больше не обеспечивает устойчивость относительно давления Запада. Давление же Запада на РБ резко усилится в 2009 году, сразу после ратификации Лиссабонского договора и создания единого института внешней политики ЕС.

Несмотря на предстоящее сближение России и Беларуси сам союз РБ и РФ стал как никогда хрупким, способным разбиться. Повысить усточивость союза может вовлечение Беларуси во внутреннюю политику России вновь. Вовлечение может состояться по мере роста в России протестных настроений. А протестные настроения, особенно в регионах, должны быстро нарастать по мере реального прихода в РФ мирового кризиса, примерно с конца зимы-начала весны. Если Лукашенко вновь станет одним из неформальных ориентиров протестных настроений, он может быть вновь востребован в качестве фактора управления этими настроениями. Именно в этом случае возможен возврат к идее принятия Конституционного акта Союзного государства на референдуме и вообще к идее использования СГ во внутренней политике России.

Независимо от того, будет ли вовлекаться фактор Лукашенко во внутреннюю политику России вновь или нет, Беларусь продолжит сближение с Западом. Сейчас отношения РБ и Запада не доходят до того уровня, который имеют между собой Россия и Запад. Так, в посольстве США в Минске осталось лишь 5 человек, остальные высланы, нет в Минске и посла США. Элементарная нормализация отношений РБ и Запада выглядит как резкое сближение. В марте ЕС должен принять решение возвращаться к дипломатическим санкциям против РБ или нет. Для предотвращения очередного принятия этого запрета на въезд в ЕС высших чиновников от Беларуси особых усилий не требуется, ЕС настроен на нормализацию отношений и заинтересован в перетягивании Беларуси на свою сторону. Но какие-то шаги в пользу ЕС делать надо. Эти шаги в 2009 году Беларусь обязательно будет делать. Скорее всего, будет допущена в поле публичной политики часть оппозиционеров и развёрнута мягкая политика государственной культурной белоруссизации.

В конечном счёте, вопрос о выживании Беларуси в ходе мирового кризиса уже почти решён. Основные меры уже предприняты или очевидно намечены: кредит МВФ, региональное сотрудничество, усиление сотрудничества с РФ. Осталось только эти меры без сбоев реализовать. Главной задачей РБ и её отношений с Россией является теперь выработка новой формулы и нового формата этих отношений на период затяжного кризиса отношений России с Украиной и ослабления индустриального характера экономики РФ. Весь 2009 год этот вопрос и будет решаться. Ибо в конце 2010 года или в 2011 году в Беларуси президентские выборы. И к ним РБ должна придти, имея ясность по формуле и формату отношений с РФ.


Вопросы задавал – Дмитрий Родин

07.01.2009 Юрий Шевцов



http://zvezda.ru/geo/2009/01/07/gasconflict.htm