March 15th, 2009

nuclear

Майкл Килбурн: "Антиполитическая политика и антипоэтическая поэтика: эстетика чешского андеграунда"

Via http://f-f.livejournal.com/346270.html
http://magazines.russ.ru/nlo/2008/91/ki15.html

Занудливо:

1. В любом стабильном обществе есть аналоги: политические диссиденты, критикующие власть за бюрокартизацию, подавление личности и недостаточное следование даже провозглашаемым официально "абсолютным истинам", и андеграунд, богема, подчеркнуто выстраивающая свою частную жизнь вне идеологии государства и общества. Чем стабильнее общество, тем больше условий для безобидного, политически бессильного и неопасного для общества диссиденства и андеграунда. Мифология диссидентства и андеграунда о себе и обществе - всегда неадекватна, политические идеологии, которые исходят из этих сред - стандартны, наивны, иллюзорны и т.д.

2. Оргструктура диссиденства и андеграунда - всегда сетевая. В составе сети всегда есть ядра, напоминающие структурно небольшие секты. Атмосфера внутри этих структур - всегда сектантская: мы, они, неофиты и посвящения в адепты, тайна, понятный лишь посвященным символический ряд текстов и образов, взаимная эконмическая поддержка, замкнутое общение, кгбфобия, сакральные тексты, мученики, моральные лидеры ля локальной общины, моральная обструкция отступникам, изъятие неофитов и семьи и традиционного ощества, дороговизна предметов и ритуалов, обеспечивающих устойчивость группы.

3. В тексте отсутствует описание внешних структур, на которые опирались диссиденты и частично андеграунд. Есть лишь упоминания о связях диссидентов с "Западом", каких-то материальных возможностях за счет этих контактов, о возможностях в публичной сфере и т.д. Хотя в общем это -момент ключевой. Управление диссидентами и андеграундом во все эпохи и во всех странах чаще всего осуществляется из-вне, за счет выделенных на это материальных и проч. ресурсов внешними по отношению к стране данной стране противниками. Возможности чешских диссидентов на Западе были обусловлены в основном целями и ресурсами, целенаправленно выделяемыми в ходе холодной войны. Без внешней поддержки, судя по статье, диссидентство и в меньшей степени андеграунд были бы абсолютно незаметны. Политическую идеологию диссидентству и андеграунду придают только внешние ресурсы. Трактовки диссидентства и андераунда, даваемые внешними ресурсами расходятся даже с самоидентификацией и самооценками ситуации ис ебя, которые циркулируют в самой среде диссидентом и андеграунда.

В принципе, исторически ничего особо интересного: бессильное, хорошо управляемое из-вне движение. Пока "сверху" не было решено сменить курс и использовать некоторые его символы для оформления "перемен", в основном для передела собственности и отказа от союза с СССР\Россией и пока не возник "революционный" бардак.

Но интересна эволюция диссиденства и андеграунда восточной Европы как одной из форм интеграционных европейских процессов: диссидентские и андеграундные группы в контексте европейской интеграции после распада Восточного блока, как часть общего европейского движения, обеспечившего успех "проекта ЕС".
nuclear

Сидоревич vs Дубавец

Наше местное. Внутри нац. ориентированного круга, значит, полемика между непримиримыми и конспирологами. Как всегда в радикальных неудачливых движениях: радикалы и соглашатели и т.д.

Буря в стакане воды, но как как иллюстрация стандартности такого рода культур, по-моему, пример хороший.

Дубавец предлагает весьма наивную программу: инфильтрация внутрь "системы" с тем, чтобы разложить ее. Стандартная модель поведения любой гностической секты. Международная политика вообще процентов на 50 :) построена на формировании групп влияния во враждебных социумах и т.д. И вот уже что-что, а противостояние разного рода "гуманитарной агрессии", "информационной агрессии" и т.п. "вещам" - это в Режиме отработано от и до.

Даже если бы такой призыв исходил не от сотрудника пропагандистской редакции с традициями, а от, например, его вполне прозрачного оппонента (А.Сидоревича) - это все равно было бы обычным бессмысленным интеллигентским иллюзорным проджектом.

Пожалуй, единственный небольшой положительный результат таких призывов - некоторое понижение градуса радикальности внутри национально ориентированного круга. Какая-то часть молодежи, может быть, удержится от слишком асоциальных идей и действий, а потом - сможет найти свое место в обществе, покинув, безусловно, ряды "свядомага кола" по мере своей социализации. Опыт "трех Левонов" в Вильнюсе - ктати, в целом неудачен. Его основной итог - все таки неспособность противостоять литуанизации местных белорусов. Шильды и памятники на кладбище не остановили изменение самоидентфикации людей, прибывших в Литву из БССР. "Три Левона" всего лишь обеспечили самосохранение небольшой свядомай общины в Вильнюсе...

Альтернативу А.Сидоревича вообще рассматривать нет смысла. Она провалилась в 1994-м. Да и до того - никогда не была удачной.