June 21st, 2009

nuclear

Игорь Джадан: “Новая антропология”

Игорь Джадан: Новая антропология. Человечество как ложная идея. Русские и есть единственное человечество.

“…Человечество никуда не делось. Оно осталось. Человеческое совпало с национальным: русские и есть единственное человечество в непосредственном, содержательном и логически непротиворечивом смысле слова. Гуманное отношение к человеку и человечеству — это справедливое и братское отношение к русским. “

У меня PhD была на похожую тему: “Методология геополитического исследвоания в эпоху глобальных технологий”. Половина всех “феноменов” и “новых геополитичсеких факторов” касалась последствий изменения соматической природы человека, закрепления социально-культурных различий соматическими под воздействием технологий.

Это, конечно, отлично, что в России политология или политическая философия наконец-то начинают обращать внимание не только на примитивные нефть с газом, но и на высокие технологии всерьез. Но вывод Игоря Джадана - по-моему, на грани истероидности. Замкнуться в своем культурном “русском” мирке не удастся. Технологии его взломают и внесут соматические различия между группами русских “по-любому”. Это такая староверческая, старообрядческая иллюзия ухода от реальности. Так простенько не получится.

Originally published at Гуралюк. You can comment here or there.

nuclear

Владимир Близнеков в РЖ: “Белорусский проект на великой шахматной доске”

Тут

Редкостно граммотная статья по нашим “делам”. Не без недостатков и по фактологии и по хронологии. Но многие моменты, на мой взгляд,  уловлены верно. Во всяком случае про унийную политическую культуру, большее пространство рациональностив “религиозном блоке”  я писал и сам неоднократно и с этим, конечно, согласен. ВКЛ - кшатрийская традиция в политике. “Кшатрии” поверх “брахманов”. Да - это альтер эго в средневековье идеократическому концепту Святой Руси. А демократическая Речи Посполитая - альтер эго Московскому царству и Российской империи. Удивляет неблагожелательный тон статьи. Точки соприкосновения культур и традиций не ищутся. Понимаю, если бы за этим откровенно враждебным тоном и направленостью  стояла сила и реальная возможность реализации современной Россией какого серьезного самостоятельного от Европы цивилизационного проекта. Но, ведь, такой силы нет. Россия сейчас - это сырьевая угасающая периферия ЕС. ЕС постепенно приближается в силу внутреннего интеграционного гарфика к РФ и в рамках этого графика предопределена интеграция России и ЕС. Вопрос стоит только о формах и характере такой интеграции. Будет ли с ЕС слижаться Большая Россия - блок стран вокруг ЕС или же РФ будет это делать в одиночку или почти в одиночку.

В таком понимании России нет ничего невероятного. Сама европейская интеграция - беспрецедентный проект. Остановлена вражда Франции и Германии, в интеграцию втянута Великобритания, найдено место для восточной Европы, умиротворяются Балканы, выстроены реально партнерские отношения с США и Турцией. Преодоление раскола между Европой и Россией - всего лишь эпизод, равный по своему значению преодолению этих уже преодоленных расколов. Беспрецедентно? Ну и что?

Враждебность к РБ имела бы какой-то пусть и странный смысл, если бы реально происходило возрождение России как империи и центра силы, равного по мощи ЕС. Но т.к. этого не происходит, такая враждебность - искусственна и фантазийна. На деле враждебность к РБ имеет совсем иное геополитическое последствие: просто ослабляются позиции РФ в ходе неизбежного процесса сближения с ЕС. Не Бог весть какая проблема, но какие-то лоббистские и мелкие интересы в разных странах таким образом будут удовлетворены. Некоторых экспортеров угле-водородов в ЕС в основном.

Кроме того, есть и проблема самой Беларуси: переход к литвинской идентичности возможен только на руинах идентичности советской. Литвинство может быть некоторой локальной культурой в рамках советской культуры РБ, но доминирование литвинства возможно только на руинах советскости. А советскость тесно связана в РБ с антинацизмом и культурой крупного помышленного производства. То есть откат к литвинству от имеющей место советской белорусскости - был бы возможен только как проявление дегенерации белорусской культуры и региональной геополитики. Это было бы возможно только вследствие локальной катастрофы. А, вот, как раз катастрофа Беларуси всерьез-то и не грозит.

Нынешняя политика РБ продиктована совсем не литвинской доминантой. Литвинство и унийность присутствуют в этой политике только как важная, но второстепенная тенденция. РБ была “вырвана” в советское время из восточной Европы. Геополитические поиски Беларуси сейчас определяется в первую очередь интересами крупного промышленного производства, созданого во времена СССР. Производителям необходимы рынки сбыта и сырья, а также находящиеся от них в технологической зависимости территории. Раз происходит вытеснение Россией со своего сузившегося рынка белоруских экспортеров, государство и они сами ищут новые рынки. А выход на новые рынки при имеющейсябольшой мощи белорусских производителей невозможен без подключения Беларуси как государства к большим идеократическим проектам: Китаю, Ирану, “социализму 21-го века” Латинской Америки, европейской интеграции. Папа Римский и мир католицизма в этом смысле - не цивилизационный выбор Л., а - один из проектов, к которорым осуществляется подключение РБ, один из проектов, в рамках которого могут быть решены некоторые проблемы крупных экспортеров. Примерно таковым, но более развитым, проектом по своему смыслу является и Союзное Государство с Россией.  Со временем есть шанс, что белорусские производителеи закрепятся в нескольких регионах в виде сетевой структуры с точками опоры в виде крупных рынков в разных  регионах планеты и тогда можно ожидать некоторйо стабилизации РБ и начала поиска ею реальной цивилизационной идентичности. Но до такой стабильности еще далеко.

Определять же сегодняшнюю мотивацию стратегического курса РБ на основании логики средневековых преоктов, где действовали иные геополитические закомерности, чем те,которые действуют сейчас, - неверно, это - в случшем случае увлекательное фэнтэзи, а в политике - самообман.

Проблемы же России в отношениях с РБ начались с отказа от ценностной основы союза, со слов и идей о “мухах и котлетах”.  Отделяющая мухи от котлет Россия - это не идеократическая Святая Русь. Это всего лишь крупное слабое сырьевое государство. При первом же испытании - мировом кризисе, например, это государство логично перешло к протекционизму, т.е. к разрушению союза с РБ ради сохранения небольших материальных выгод некоторых “коммерческих структур”. Если бы в основе “России” была ценностная “система”, тогда бы перехода к протекционизму не было, а было бы реальное сплочение на общей духовной основе России и нескольких иных стран, РБ включая, в тесный союз. К тому же отказ от государственного меркантилизма обязательно требует отказа от результатов приватизации 90-х годов и наказания виновников развала 90-х. Это, понятное дело, нереально.

А, значит, и ослабление притяжения к России иных стран - неостановимо, несмотря на разовые зрелищные саммиты каких-то очередных “интеграционных образований”. И внутри самой России атомизацию общества меркантилизмом не преодолеть. Это не очень страшно ни для России ни для Европы. Через некоторое время ЕС приблизится к России ближе и тогда Европой будет сформулирована для России повестка дня, приемлемая для общества и политики на тот, будущий, момент времени. Скорее всего, необходимое духовное очищение российского общества будет произведно в рамках сближения с Европой. Нчего хорошего, но и ничего особенно страшного. Хуже, если страна под влиянием мирового кризиса начнет разваливаться вновь, как было в 90-х или будет атакована сильным политическим взрывом в средней Азии. Но это, вроде, не очень реально.

Originally published at Гуралюк. You can comment here or there.