October 6th, 2009

nuclear

Колхоз как национальный стиль - 2

К этому

Жаль все таки, что у нас национализм интеллектуально вторичный, такую сильную культуру проморгал под собственным "носом". Ни одному народу в восточной Европе за все время существования национализмов, с 19-го ст. не удалось создать собственную устойчивую социо-культурную форму, приемлемую для распространения в иных культурах... Хотя, может быть, потому тут и удается походя то, что не удается никому из свядомай публики всех стран и народов, что наша местная, так сказать, культура отторгла как раз национализм и сам националистический тип мышления.

У националистических культур ВЕ структура культуры стандартизирована: оригинальный во многом искусственно созданный язык, национально-ориентированная интеллигенция создающая национальное государство и историческую мифологию своему народу, национальное государство как орудие ассимиляции народа в созданную интеллигентами культурную форму. Т.е. национализм в ВЕ изначально склонен к самоизоляции нации хотя бы в культуре и отторгает любые культурные формы, способные распространять данную культуру вовне, минуя государство и языковую культуру.

Это естественно, исходя из геополитической функции национализмов - сокрушать универсалистские империи и идеологии. Но "колхоз" - это производное не имперской культуры, а все таки более локальной, но не национальной в принятом в ВЕ смысле.

Напоминает удачный эксперимент "эсеров" и прочих "народников". Их тип мышления. Модернизированная крестьянская община.

Хм.

А если действительно это пойдет успешно?


Л.:
"То есть вы понимаете, что мы не просто хотели провести реформу сельского хозяйства? Не только для того, чтобы получить больше молока и мяса (мы скоро удвоим производство молока, удвоим производство мяса, и хорошего качества), а чтобы спасти нутро, сердце, душу страны. Потому что без села нет России, нет Беларуси. Вот с чего мы начинали. Вот с этой идеологической, можно сказать, проблемы.

А посмотреть, как и что... Знаете, вот приезжали ко мне некоторые губернаторы. По–моему, из Нижнего Новгорода, Курска, еще откуда–то. Посмотрели и ахают. Я говорю: «Ну что вы ахаете? Столько денег? Ну ладно, давайте я вам, вот в вашей губернии, построю одно такое по белорусским меркам хозяйство (в Венесуэле мы строим три типа: фермерское хозяйство, коллективное и т.д.)». Он: «Я хочу колхоз». Я говорю: «Подожди, ты в колхозе не работал и не знаешь, что такое колхоз. Не спеши. Давай мы тебе несколько типов. Не надо колхозы, как это у нас было: все вокруг колхозное, все не мое — никто ни за что не отвечает (я в совхозе работал в свое время 7 лет, государственное предприятие — и то неуправляемое было). Подожди, у нас есть образцы, и мы тебе сделаем». Почему мы в Венесуэле делаем, а у вас не можем? И вот несколько губернаторов согласились (не знаю, на каком уровне сейчас этот проект, два года тому назад я дал «добро» и поручил спроектировать прямо там, выехать туда, потому что это примерно как в Беларуси — севообороты, численность, урожайность и прочее). «Привезем, — говорю, — свои семена, свою технику поставим, привезем свои стройматериалы, построим вам агрогородок, реанимируем те деревни. Посмо€трите, как туда люди пойдут».

http://www.sb.by/print/post/91925/