January 1st, 2010

nuclear

gorliwy_litwin: "...хотел бы всё больше писать по-русски"

gorliwy_litwin: "Если удастся продолжить писать, хотел бы всё больше писать по-русски, особенно, если книги, чтобы иметь хотя бы ограниченный выход к читателю на всём русскоязычном пространстве. И дело не только в потенциальных гонорарах, но и в качестве интеллекта читателей. Для адраджэнскай аудитории писать больше не хочу. Ведь писательство это почти как любовь, неразрывно связанный с воображаемой аудиторией. Представляешь своего читателя почти как любимую женщину, и хочешь почти этого самого единения… А аудитория... желания «обладать» не вызывает."

Большая, кстати, проблема: массовый белорусский язык в общем в ходе урбанизации исчезает, интеллектуальная жизнь по-белорусски по сути ужелас к жизни внутри "свядомага кола" (национально-ориентированной туссовке), традиционно враждебного обществу. Раньше была неплохая живая белорусская советская литература и т.п. - целая индустрия поддержания белорусского языка через школу и СМИ. Сейчас же представаить себе, что новая живая позитивная национальная литература о реальностях последних лет 15 возникнет по-белорусски, как это было с литературой о 2МВ после войны, сейчас это представить сложно. Даже невероятно. Белорусоязычное крестьянство как целевая группа почти исчезло. Для культуры ничего хорошего. Белорусская советская литература исчезает для новых поколений примерно так, как произошло бы в случае смены алфавита, если ни сильнее.

То, что "свядомае кола" выйдет за рамки негативистской секты и распространит белорусский язык вместе с версией своего мировоззрения - тоже невероятно. Там глухо - секта с традициями, кроме ненависти и самовлюбленной ограниченности там нет ничего. Писать для этого круга действительно смысла нет. Те из них, кто могут мыслить позитивно, прочитают и по-русски. Диалог же, даже полемика с этим кругом бессмысленны. Трата времени и сил на заведомо бесплодное дело.

С другой стороны, такая атрадиционная культурная ситуация освобождает от догм. Пространство свободы культурного творчества вырастает неимоверно. Можно обращаться к самым непровинциальным темам, лишь бы они не выходили за рамки здравого смысла. Общество-то ориентировано в основном на здравый смысл и выходящее за его рамки не воспримет. Но это более широкая рамка, чем было бы в случае развития культуры по стандартному восточно-европейскому варианту как культуры языковой, фрустрирующей по коммунизму, России, русскому языку и т.д. Живой религиозный поиск в рамках нашего состояния культуры - также естественен, т.к. не обременен особо национальными и т.п. темами.

Потерю творческого потенциала белорусским языком - жаль. Здесь, видимо, необходима общественно-государственная система его сохранения в рамках каких-то культурных форм резервационного плана. Главное, чтобы они были ограждены от онтологической деструктивности "свядомага кола". Наподобие связки белорусская советская литература-союз писателей-школа-государственные СМИ-ключевая для духовного состояния нации тематика. Если такие новые формы найти удастся, быть может, со временем его значение в культуре общества вырастет вновь.