March 6th, 2010

nuclear

На Правой.ру об отношениях Бывшей Последней Диктатуры в Европе и Анархической Демократии

Насколько не вижу смысла в диалоге с нашим местным "свядомым колам", которое априори маргинально, бессмысленно и бесперспективно, настолько интересен диалог с русским национализмом почти любого направления.

***

Юрий Шевцов, Минск
4 марта 2010 г.

Восточнославянский узел

В России напряженно ожидают изменений во взаимоотношениях с Украиной, которые обещает новый президент — Виктор Янукович. Между тем для нас весьма важным является вопрос о том, как будут развиваться отношения между Киевом и Минском. Геополитический узел, завязанный на трех восточнославянских республиках, должен быть развязан

Collapse )
nuclear

С.Трахименок. "Синдром выгорания".

Очередной роман С.Трахименка

***

Врач-нарколог. Родом из Сибири. По мужу-юристу приехала к нам. В Сибири занималась туберкулезом. У нас т-за почти нет, переквалифицировалась на другую социальную болезнь - алкоголизм. Стала обычный врач-нарколог. Каждый день 20-40 поциентов. В совокупности свыше тысячи на учете. Очередь в коридоре. Медсестры. Бомжи. Ухоженные и неухоженные пьющие женщины. Слесаря. Строители. "Менеджеры". "Руководители". Женщины и их мужья-алкоголики. Театральная богема. Старики. Спивающиеся люди, много. Выздоравиливающие. Нуждающиеся в поддержке. Ситуации пациентов с милицией и прокураторой. Десятки историй. Короткие фразы. Терпеливая, но серьезная, но не суровая женщина.

До пенсии вот-вот.

А как же пациенты?

Утром от метро каждое утро - чистенькая старушка-нищенка - мелочь: "Спасибо дачушка". Растущий собачка-щенок у сторожа стройки возле диспансера. Женский глаз, замечающий мелочи.

Каждый вечер разряжающие ссоры с мужем дома. Умный и серьезный муж, который ценит ее способность к протесту.

Перенапряжение на работе. Скорая. Сердце. Врачи не могут понять, почему умирает - сердце терпимо, но умирает. Умирать - домой. Умирает. Муж понял - просто устала. Но "сам умирай - товарища выручай". Сам такой же. Как быть? Она права. Не помогает ничто. Ни разговоры. Ни друзья. Ни смешное кино. Ни философские разговоры. Ни пощечина.

Нашел дубину в лесу. Принес домой показал - буду бить, если не начнешь жить. Я не могу жить... Сделай хотя бы шаг. Нет...

Семейные друья в гости. Ушла в спальню. Противны. Пощечина мужа.

Нет сил. Постоянная слабость до потери сознания.

Пациенты, как они там? Формально я в отпуске. Муж ездит на работу пишет заявления за свой счет за меня.

Муж. Опека ему не нужна. Все у него есть и все он может: и по дому и по деньгам и по силе. Хотя она может лучше и чище и акуратнее и вкуснее. Ему нужна она. Никаких разговоров о любви. Им за 50. Ты должна жить. Сегодня ты должна сходить в магазин во дворе поздороваться с кассиршей, кассирша будет тебе рада. Завтра - на рынок через парк...

После 4 месяцев болезни первый день на работе. Как не было. Рады все: коллеги, пациенты. Сил уж нет, как было. Но хоть на что-то же есть.

Муж. Да ругайся и дальше - может быть - ну и что? - какая ерунда - мой умный и сильный муж. Живой. Живем дальше.

Подвыпившие мужчины в троллейбусе заигрывают с контролершей. Может, пациенты через пару лет, а, может же, ведь и просто мужская лихость... Просто лихость.

***

Детективная, точнее остросюжетная линия значения не имеет, хотя по объему как основная. И тоже ж интересна...