April 4th, 2010

nuclear

"Про проблеми Білорусі та білоруського націоналізму"

Наше местное.

Украинский идеалистический националистический взгляд на наши реалии. Или один из вариантов украинского националистического взгляда.

***

yury_108:

"Написав цієї ночі коментар до посту Юрія Гуралюка (див. попередній запис), на який він мені відповів досить широко в своєму ЖЖ. Я знову написав коментар, але він вийшов в обсязі маленької статті, яка не влазить в формат (перевищує 1450 знаків), тому поміщаю цей коментар тут.

Дело тут не в моих «ошибках», а в том, что у нас разные концепции национализма. Вы рассматриваете исключительно национализм доиндустриального общества и из факта индустриализации страны делаете вывод о конечной гибели национализма, или, по крайней мере, его существовании в виде реликта в современную эпоху. Я же исхожу из того, что национализм – это идеология, обслуживающая нацию или в узком смысле – национальные интересы этой нации. И в таком понимании национализм может исчезнуть только вместе с нацией, которая в свою очередь может или исчезнуть физически (в печах крематориев), или путем ассимиляции.
При более близком рассмотрении оказывается, что «национальные интересы» сводятся к интересам правящей в данный момент элиты. А вот эти интересы имеют уже разную степень соответствия интересам большинства населения, которое и составляет нацию. Элита никогда не бывает однородной и в ее среде идет постоянная борьба за власть в стране. А вот если «степень соответствия» ниже некоей величины, в стране появляется контрэлита, имеющая с элитой антагонистические противоречия. В силу чего контрэлита не может быть встроена в элиту. Теоретически можно предположить, что под давлением контрэлиты элита сама будет меняться, постепенно приспосабливаясь к требованиям контрэлиты. На практике такое практически невозможно, т.к. существующая элита не может измениться, как французские дворяне в 1789г. не могли стать буржуазией и как современная, в своей основе торгашеская, компрадорская буржуазия не может стать буржуазией индустриальной и национальной. Поэтому перемена возможна только «железом и кровью».
Парадоксально, но режим Лукашенко более отвечает национальным интересам белорусов, чем буржуазный режим, который под либеральными лозунгами, скорее всего, придет на его место. Беда Беларуси в том, что она не имеет национальной индустриальной буржуазии, как имеют ее Сингапур, Тайвань или Малайзия. А буржуазия, опирающаяся на «сферу услуг» - это чистой воды паразитизм, ибо там, за редким исключением, материальные продукты не создаются. Сказанное в равной мере относится и к Украине, хотя может быть чуть меньше.
Теперь, о природе белорусской элиты и любви к «партизанам». Элита Белоруси – колониальная или постколониальная, кому какое определение больше нравится. Такое уже было в истории Украины и Беларуси во времена Первой Жечи Посполитой, когда местные феодалы происходили в основном из княжеских и боярских родов Киевской Руси, но по культуре и идеологии были поляками. В меньшей мере этот феномен характерен для российского имперского и советского периодов.
Если совсем сгустить краски, то белорусская элита - не есть белорусы. Это как французская колониальная администрация в Индокитае во время японской оккупации. Но время не стоит на месте, как швед Маннергейм оказался лидером финской нации, так и русскоязычные москалики ощутят себя белорусами. Героизации «красной партизанки», минимум на четверть состоявшей из бывших немецких карателей, есть отражение сегодняшних реалий. Это попытка нынешней элиты удержатся у власти путем охмурения постсоветской идеологией белорусскую нацию. Это феномен Донбасса в Беларуси.
Хорошо или плохо, но информационное общество способствует формированию у населения мозаического сознания, позволяющему существование в головах людей взаимоисключающих идей. Несколько лет «промывания мозгов» телевизором и «красные партизаны» перейдут на сторону «полицаев». На это нужна только политическая воля элиты. Эта воля неизбежно появиться, когда интеллигентская болтовня о возрождении страны и языка дополниться направленным на это политическим террором. Нынешняя элита никогда не отдаст своих детей в школу с белорусским языком преподавания. Но если в Минске взорвать несколько лицеев, естественно, вместе с учащимися там детьми элиты, то число белорусских школ резко возрастет. Залог тому животный страх обывателя и атомизация постсоветского общества. Добавим, что политические убийства представителей элиты, определяющих курс страны, способны повернуть направление развития, т.к. в настоящий момент необратимость курса еще не достигнута.
Вопрос языка. Особой остроты он достигает во время войн за независимость, т.к. чаще всего является одним из маркеров национальной идентификации. Когда независимость уже имеется, он отходит на второй план, перестает быть одним из главных маркеров, и поэтому в мире возможны разные нации с одним языком: немцы, австрийцы, швейцарцы, или менее удачный пример – сербы, хорваты и боснийцы. Вполне возможна и русскоязычная белорусская нация, ненавидящая москалей. Поэтому Ваш пример с Шин Фейн, если речь идет не об Ольстере, а об Ирландской республике, работает против вашей концепции. Ирландцы – англоязычны, но британцев не любят. Если бы «Морской Лев» Гитлеру удался, то усташи Павелича были бы детьми в сравнении с ирландцами.
О традиционном национализме. У него действительно нет будущего, с чем я с Вами полностью согласен. Если в Беларуси режим Шушкевича быстро пал, то в Украине режим Ющенко успел проявиться во всей красе, пока себя не дискредитировал. Итог – поддержка 5.5% населения и неизвестно, сколько от этой величины составляет админресурс.
Теоретически, у Беларуси есть несколько вариантов будущего:
- слиться с Россией, наименее вероятный;
-лечь под Европу, наиболее вероятный;
-остаться самодостаточным государством, средневероятный;
-присоединение (аншлюс) к Украине с образованием некоего подобия Речи Посполитой при общем доминировании украинцев, также оцениваю, как средневероятный.
Естественно, идеология белорусского национализма ориентирована в первую очередь на самодостаточное белорусское государство, мощное в экономическом отношении и поэтому позволяющее себе не сильно зависеть от соседей.
Если же речь идет о вхождении Беларуси в ЕЭС, то это будет такая себе большая Словакия с какими-то элементами западно-руссизма, как Вы и пишете. Естественно, с табу на историю. Естественно, с ритуальным признанием, при каждом удобном случае, вины белорусов за погубленные еврейские жизни. Естественно, с осуждением тоталитаризма в обеих ипостасях. Увы, с Машеровым вас в Европу не возьмут. Топчите красное знамя, что бы все видели, и только потом welcome в Европу. Это я полемизирую с Вашим тезисом, об идеологической преемственности от «красных партизан».
И в заключение скажу, что точка бифуркации для Беларуси – смерть Лукашенко. «Бацька» создал в Европе уникальную флуктуацию, но дальнейшая судьба Беларуси пойдет по одному из традиционных путей."
nuclear

"Про проблеми Білорусі та білоруського націоналізму". О белорусской гос.идеологии еще

Отвечу yury_108 на его небольшую статью, выросшую из коммента развернуто:

Да. Безусловно, у нас разные концепции нации. Но у них есть общий знаменатель - реальность. Идеология - это не просто представления о реальности каких-то людей. Идеология - это те представления, которые санкционируются и защищаются какой-то реально существующей политической группой. Государственная идеология - это мнение о реальности существующей в данном государстве власти, элемент, обеспечивающий удержание власти в столкновении с внутренними и внешними вызовами ей. Раз белорусское государство устойчиво, значит. успешен в конечном счете и белорусский вариант госидеологии. Ваше описание белорусской реальности, на мой взгляд неверно. Вы механически экстраполируете украинскую ситуацию на Беларусь ("Донбасс") и увлекаетесь описанием этого образа. Реально существующий механизм власти оказывается как бы и не самым важным, что надо описывать. Получается будто есть некая идальная матрица, а нынешняя ситуация - отклонение от этой идеальной матрицы. Это полный аналог нашего "оппозиционного": Режим скоро рухнет, ибо он... Между тем "Режим" пока что процветает. Ваш подход вряд ли продуктивен для белорусской ситуации, но такой подход может быть продуктивен для Украины.

В чем по-моему Ваша основная ошибка при описании Беларуси: вы видите белорусский национализм полноценным, хотя и оппозиционным элементом белорусской культурной ситуации. Но это не так. Белоруский национализм так и не вышел за рамки интеллигентских кружков примерно того типа, что было в Украине в конце 19-го ст. Структурно и есть именно доиндустриальный национализм, застрявший на этой фазе. У него нет социальной базы, которая бы могла его воспринять как свою идеологию и дать ему развиться в нечто большее: уже нет крестьянства, на базе которого можно сформировать буржуазию. Белорусский национализм также не имеет в своей истории "золотого века", когда он господствовал бы хоть в каком-то регионе Беларуси. Он никогда не решал в реальности ни одной национальной проблемы. Он для себя и для общества привычно маргинален.

Сейчас этот национализм, структурированный в виде своего рода секты, действует в современном информационном пространстве, пытаясь за счет современных технологий достичь хотя бы минимального влияния на реальное общество и политику. Между тем общество вполне устойчиво и имеет собственные массовые традиции и культуру, которым этот национализм враждебен как сила скорее традиционно внешняя. Белорусский национализм всегда был силой, опирающейся на внешний "ресурс". Это всегда была суррогатная идеология очень жестокого оккупанта, нацеленного на порабощение как раз той части народа, которая должна бы быть опорой национализма, во время 2МВ - крестьянства, в современное время - всех тех, кто составляют социальную основу независимого государства. Отсюда антагонизм архетипов "партизана", то есть "своего", и "полицая"-коллаборанта оккупантов. В украинской традиции это можно сравнить с "казаком" и полонизировавшимся, например, униатом времен обострения борьбы с унией. Впрочем, нет, степень антагонизма казака и униата была гораздо меньшей.

Потому Ваша аналогия очень верно описывает суть политического мышления нашего национализма, враждебного обществу в принципе, полностью: "Несколько лет «промывания мозгов» телевизором и «красные партизаны» перейдут на сторону «полицаев». На это нужна только политическая воля элиты. Эта воля неизбежно появиться, когда интеллигентская болтовня о возрождении страны и языка дополниться направленным на это политическим террором. Нынешняя элита никогда не отдаст своих детей в школу с белорусским языком преподавания. Но если в Минске взорвать несколько лицеев, естественно, вместе с учащимися там детьми элиты, то число белорусских школ резко возрастет. Залог тому животный страх обывателя и атомизация постсоветского общества. Добавим, что политические убийства представителей элиты, определяющих курс страны, способны повернуть направление развития, т.к. в настоящий момент необратимость курса еще не достигнута."

Но этот национализм противостоит реально сильному государству и обществу и может рассчитывать на успех только опираясь на внешнюю силу, которая и проведет "промывание мозгов и "взрывы нескольких лицеев с учащимися". Внутри Беларуси элит, способных на такие меры нет и не предвидится. Такой вариант может быть только оккупационным. Именно на него по сути все прошедшие годы и работала наша опп.среда, ведя борьбу с "Режимом", опираясь на внешние силы. Это у нее не удалось. Как, впрочем, и во иные все годы, сколько существует наш национализм. Именно эта онтологическая враждебность белорусского национализма нации не позволяет использовать его для формирования белорусской государственной идеологии всерьез.

Почему вариант краха государства не предвидится (как и формирования элит, которым такой национализм нужен, в украинской традиции - почему не предвидится Руины и борьбы олигархических группировок)? Это, кстати, ваша вторая ошибка. Вы почему-то думаете, что крах близок. Геополитически Беларусь очень отличается от Украины и особенно от Донбасса, в котором вы видите украинский аналог Беларуси.
(Далее в следующем посте)
nuclear

"Про проблеми Білорусі та білоруського націоналізму". О белорусской гос.идеологии еще - 2


Отвечу [info]yury_108 на его небольшую статью, выросшую из коммента развернуто (начало тут):

Почему вариант краха государства не предвидится (как и формирования элит, которым такой национализм нужен, в украинской традиции - почему не предвидится Руины и борьбы олигархических группировок)? Это, кстати, ваша вторая ошибка. Вы почему-то думаете, что крах близок. Все просто: геополитически Беларусь очень отличается от Украины и особенно от Донбасса, в котором вы видите украинский аналог Беларуси:

1. Как и в Донбассе в основе экономики Беларусии соответственно власти лежат крупные предприятия. Государство - это по сути громадная корпорация, верховный менеджер, обеспечивающий функционирование индустриальных "гигантов". Но отличаются специализации этих гигантов: перерабатывающая в основном белорусская индустрия и тяжелое машиностроение (даже не Донбасса, а шире - восточной Украины) и добыча угля и т.п. в Донбассе. Найти место на мировом рынке для белорусской индустрии легче, чем для промышленности Донбасса (и шире - восточной Украины).

2. Качественно разные массы населения и индустриальной мощи. Донбасс и вся восточная Украина - это величина почти мирового уровня, бывшее индустриальное сердце всего СССР. Беларусь за счет союза с Россией или иных усилий может обеспечить себе необходимые ресурсы много лет. Но для восточной Украины России или иных внешних источников ресурсов (ЕС, США и т.д.) не хватит. Думаю, это также было одной из основных причин распада СССР.

3. Деиндустриализация Донбасса и всей восточной Украины неизбежна и она происходит. А вместе с нею и социальная деградация, появление олигархата и региональных группировок. Руина, в общем с той или иной степенью руинизации. В Беларуси неизбежности такой деградации нет. Государство может быть сильным, а общество - нерасколотым. Похожее, кстати, бывало не раз в истории: ВКЛ как правило было по сравнению с Украиной более монолитным, хотя это не более чем аналогия.

4. В Украине есть недоурбанизированный иной по культуре Запад, который кормится за счет угасающих ресурсов отличного по культуре Востока. Конфликт между этими двумя очень большими по европейским меркам общностями внутри Украины не избежен. А вместе с тем - и еще один ресурс для продолжения Руины, то бишь нынешнего состояния Украины. В Беларуси таких внутренних межрегиональных напряженностей нет. Точнее их нет, пока существует крупная промышленость, дающая ресурс центральной власти. И пока центральная власть использует этот ресурс в интересах всего общества: обеспечивает внутреннюю и внешнюю стабильность государства и т.д.

5. Союз с Россией или сближение с ЕС и соседними странами не угрожает сломом белорусской государственной системы, т.к. есть критическая масса для такой устойчивости. Централизованное управляемое государство с размытой идеологией и резко отличной от соседних восточно-европейских стран русскоязычной постсоветской культурой успевает быстрее крупных соседей реагировать на вызовы с их стороны, а с Литвой и Латвией настолько высоки культурные барьеры, что контакт не конфликтен. У Украины ситуация сложнее. Особенно относительно России

6. У Беларуси есть точки входа в любой вариант идеологии крупного соседа: русский язык и постсоветская кульутра - к России, антинацизм, отстаивание государственной независимости и стабильности на транзитных коммуникациях - к ЕС и еврейскому миру, во-время развернутая модернизация спасенного производства позволяет адаптироваться к мировым кризиса и т.д. Этих точек входа достаточно, чтобы минимизировать угрозы, исходящие из этих миров до уровня, когда они преодолимы. Хотя выглядит это все временами драматично.

Иными словами, геополитическая устойчивость Беларуси гораздо выше, чем у Украины. Никаких угроз, действительно способных взорвать страну и вызвать Руину, аналог нынешнего украинского хаоса - тут нет. Потому и предпосылок к слишком большому усилению того странного явления, которое мы называем в общем неверно белорсуским национализмом - также нет. Проблема белорусской государственной идеологии заключается в адаптации существующей белорусской культуры к новому качеству своего общества: независимое государство, интересы в разных регионах мира и контакты с ними, изменение внутренней социально-культурной структуры в ходе модернизации, поиск дополнительных элементов идентичности в истории и т.д. А также в адаптации к внешним культурным вызовам: европейской интеграции, новому качеству России, национальным государствам восточной Европы, очень своеобразным культурным регионам Латинской Америки, Китая и т.д., где приходится действовать... Это все возможно сделать без культурной деградации в виде усиления национализма и бардака. Наш "национализм" - это вообще нечто типа болезнетворного вируса в здоровом культурном теле: если "тело" ослабеет, национализм вырастет до стадии болезни. Если же все будет более менее стабильно и динамично, тогда эта секта и дальше будет находиться в своей полной ненависти к окружающему обществу маргинальности.
nuclear

"Новая идеология от Герман: право регионов выбирать язык и памятники"

Ничего себе разбежка будет в идеологиях разных регионов. По факту оно и так, конечно, есть. Но если закрепится де-юре, будет весьма интересно по последствиям.

***

http://www.pravda.com.ua/rus/news/2010/04/3/4908263/

Новая идеология от Герман: право регионов выбирать язык и памятники
Суббота, 03 апреля 2010, 15:02

Новая идеология Украины будет построена на принципах широкой автономии регионов, которой можно достичь с помощью децентрализации власти и административной реформы.

Об этом заявила замглавы президентской администрации Анна Герман в статье для "Зеркала недели".

По ее мнению, национальная идея Украины может быть реализованной только при условии всеобщей толерантности и отсутствии пропаганды ценностей определенных регионов Украины в тех частях страны, где данные ценности неприемлемы.

"Это должно обеспечиваться новой идеологией Украинского государства, основанной на принципах широкой культурной автономии регионов с правом выбирать тот язык общения, который отвечает потребностям большинства его жителей, ставить памятники тем героям, память о которых живет в их сердцах", - утверждает Герман.

По ее мнению, для практической реализации идеи культурного плюрализма в разных регионах Украины нужно обеспечить децентрализацию власти в государстве.

"Путь к решению этой задачи пролегает через децентрализацию власти и административную реформу. Делегирование прав определять собственную культурную политику органам местного самоуправления снимет напряжение, существующее в этой сфере", - считает Герман.
nuclear

О белорусской гос.идеологии-3. Что будет в ближайшие 5-10 лет со страной и Л.? :)

К этому

kurung:

Расскажите все-же про что будет через 5-10 лет, т.е. после ухода Л. Я очень долго считал неприличным задавать этот вопрос в вашем журнале, возмоно, это и сейчас так, однако не вижу другого выхожа как все же его задать..

На мой взгляд Б. находится по ряду факторов в ситуации ну скажем 1950-го в СССР. Все здорово, но не за горами весна 1953-го, когда мгновенно в новых реалиях были свернуты союзные стройки, изменена нацполитика в республиках, сделаны заходы к З., началась дикая борьба за власть.


guralyuk:

Вопрос о смене лидера в Беларуси не стоит. Вообще, не очень понимаю, откуда эта мысль всплывает. Человек жив, вроде, здоров, не пьет, не курит, спортом занимается, оппозиционных лидеров его уровня даже на горизонте не видно, оппозиция в таком упадке, как никогда, проблемы экономики решаются. В общем, при нынешнем ходе дел резерв у него еще на 1-2 президентских срока, не меньше. Если предположить форс-мажор - думаю, система быстро воспроизведет себе примерно такого же сильного лидера, т.к. пока нет энергетической безопасности государство нуждается в сильной авторитарной власти, чтобы быстро решать постоянно возникающие критические проблемы в отношениях с Газпромом, Россией, мировым кризисом, Западом и т.д.

Да, напоминает. Мне больше напоминает вообще СССР конца 80-х. Но это поверхностная ассоциация. Беларусь развивается в другой системе геополитических координат, чем СССР. Логика развития в целом иная: небольшая восточно-европейская страна в тени ЕС и НАТО, с хорошим поясом соседних стран и т.д.

Нынешний период будет длиться, по-моему, еще лет 5-10, до окончания строительства АЭС, создания условий для получения стабильных более чем 10 млн.т нефти в год не из России, начатого изменения энергетической системы, технологической модернизации крупных промышленных предприятий, создания на базе крупных предприятий устойчивых "ТНК" с Беларусью в качестве страны базирования или важного звена в международной цепочке, завершения урбанизации, когда доля сельского населения составит 5-15% населения, выстраивания тесных отношений с соседними странами, которые гарантировали бы эти пункты развития и сильных финансовых структур, обеспечивающих устойчивое развитие Беларуси.

Все это время в Беларуси будет востребована примерно нанешняя система власти. Но будет увеличиваться культурное и политическое разнообразие внутри страны: усиливатся значение регионов, групп влияния в основном вокруг крупных предприятий, СМИ, регионов, некоторых культурных групп, реальных политических оппозиционных структур разного типа (нынешней оппозиции в меньшей степени), интеллектуалов.

По мере достижения этих параметров возникнут предпосылки для качественного изменения соотношения между президентской и парламентской ветвями власти. Но сильная президентская республика все равно сохранится в силу набранной традиции. Будет примерно как во Франции.

В ходе этого периода возможен сильный кризис роста в ближайшее время, пока проходится критическая фаза перехода к получению обеспечивающих энергетическую безопасность ресурсов не из России, еще не отстроены устойчивые отношения с ЕС и с Россией на новом уровне, пока нет гарантии завершения мирового кризиса. Кризис может привести к короткому драматичному ослаблению всей системы власти, но затем восстановится примерно то же самое, что имеется сейчас. По модели 90-х годов.

Союз с Россией, скорее всего, сохранится. Отношения с ЕС станут теснее, но вопрос о членстве в ЕС встанет не раньше, чем лет через 10. Если вообще до этого дойдет.