December 28th, 2010

nuclear

Моя статья на "Русском журнале" по итогам года для России

В 2011 году должно быть легче

Это был очень драматичный год. Скорее всего, наиболее драматичный за последние лет 10. Россия удержалась от большого кризиса. Угроза такого кризиса была громадной. Прежде всего, в экономике. Степень сырьевой специализации экономики РФ усилилась. Резервные фонды спасли тогда экономику от полного краха. Но в 2010 год Россия вступила очень ослабленной, без подушки безопасности. Восстановление экономики пошло медленно. За 2010 год рост ВВП составил лишь почти 4%. Уровень 2008 года еще не достигнут.

Но хуже всего иное, в 2010 году определились конкурентные проекты на основном российском рынке в ЕС и долгосрочные проекты ЕС в энергетической сфере, которые также ударили по российским доходам от угле-водородного экспорта. В Европе появилась в заметном объеме на традиционных российских рынках нефть из региона Каспия и даже Венесуэлы. Россия почти ушла из системы нефтепроводов Дружба. Сжиженный газ также создал угрозу перспективам газового экспорта. Возникла угроза прихода в Европу больших объемов газа из Катара, Ирана и даже Венесуэлы. Программы экономии и диверсификации энергопотребления в Европе также взяли свое. Российский нефтяной экспорт в Европу стал сводиться к экспорту через Балтийское и Черное моря. В основном через Балтику, что усилило уязвимость РФ от законодательства ЕС и от геополитики Евросоюза.

Необходимость увеличить поставки сырья на рынок КНР повлекла за собою масштабные соглашения с Китаем по всей Сибири и Дальнему Востоку. Эти соглашения дают России сегмент китайского рынка, но надолго фиксируют восток РФ в качестве сырьевого региона КНР.

К проблемам в угле-водородном секторе добавились проблемы в сельском хозяйстве. Сильнейшая засуха и громадные пожары в 2010 году ударили и по селу. В такой ситуации в любой стране происходит усиление внутренних конфликтов. Это произошло и в России. На Северном Кавказе практически в каждой республике политическое насилие стало повседневной нормой. Столкновения стали перехлестывать на другие регионы России. Апофеоз мы видели на Манежной площади и у Киевского вокзала в Москве.

В сфере высшей власти конфликтность также достигла беспрецедентных за последние 10 лет степеней. Снятие Лужкова – одно из проявлений этих "сложностей". Скорее всего, политический класс России сделал выводы из хаоса 1990-х. И сам запас прочности созданной в нулевых годах политической системы оказался достаточным, чтобы удержаться в 2010 году от расколов и упадка. В этом смысле выдвижение Президента Медведева на первые роли в управлении государством во второй половине уходящего года – сильный показатель устойчивости сложившейся системы, ее способности сопротивляться вызовам.

Медведев сохранил провозглашенную еще до удара мирового кризиса 2009 года программу модернизации России и стремление перейти от сырьевой экономики к перерабатывающей, несмотря на то, что в ходе самого кризиса сырьевой характер экономики усилился. А в 2010 году удар пришелся еще и по сельскому хозяйству. И ресурсов для модернизации в РФ фактически не стало. Колоссальное недофинансирование модернизационных программ – тому показатель. Но сама идея модернизации оказалась в этот критический год единственно возможной для консолидации и политического класса, насколько это возможно в РФ, и активной части общества, чтобы не впасть вновь, как было в 1990-х в упадок и расколы. По сути, Президент поставил на мечту о новом рывке страны вверх, на старый глубинный архетип российской культуры и сумел удержать страну от большого политического кризиса.

Помимо внутренних проблем Россия в 2010 году столкнулась с крайне опасными внешними вызовами. Их было много.

Наиболее опасной, беспрецедентно опасной за последние 10 лет была ситуация в Центральной Азии. Апрельский кризис в Киргизии перерос в резню, охватившую половину страны. Резня лишь чудом не вовлекла в конфликт Узбекистан. Если бы взорвался Узбекистан, вал южных проблем затронул бы и Казахстан, и ударил бы по России в самом слабом ее месте, в глубинных районах Урала, Поволжья, Западной Сибири. Россия также стояла на волосок от вовлечения в неподъемную для нее военную операцию в Киргизии. Еще опаснее была ситуация в Таджикистане. Если в Киргизии мы наблюдали хаос на месте рухнувшего государства, то в Таджикистане возникла угроза возобновления гражданской войны между исламистами и светской властью, угроза распространения на Таджикистан войны из Афганистана и перехлестывания организационного потенциала исламских террористических сетей на Киргизию. Весь уходящий год таджикские вооруженные силы и весь силовой блок вели борьбу с этой угрозой, и лишь к концу года стало очевидным, что угрозу удалось преодолеть.

Усиливающуюся, и, к счастью, вялотекущую войну на Кавказе и угрозу большой войны в центральной Азии в прошлом году России пришлось преодолевать фактически без армии. Более того, в 2010 году выяснилось, что и военного блока, на который Россия могла бы опереться в столь кризисный момент, у нее тоже практически нет. ОДКБ был фактически парализован конфликтом с Беларусью и отсутствием правовой базы для вмешательства в ситуации наподобие киргизской и таджикской. Лишь в конце года удалось преодолеть эти проблемы, но еще неясно, насколько блок стал на деле прочен.

В 2010 году определилась и еще одна драматичная сфера: Россия оказалась в состоянии напряженности практически со многими своими союзниками. С Беларусью конфликты дошли до грани разрыва союзных отношений, Армения весь год вела сложную игру с Турцией и НАТО, Казахстан и другие центрально-азиатские страны пошли на возобновление тесных отношений с США, вплоть до обсуждения возможностей размещения в этих странах новых военных баз США. Предложенный Россией таможенный Союз России, Беларуси, Казахстана и единое Экономическое пространство трех стран балансировали на грани провала. И лишь в конце года наметился какой-то прогресс. Беларусь вообще нашла себе точки опоры в Китае, Венесуэле, сблизилась с ЕС. Казахстан также усилил контакты с ЕС, КНР, США. А сами США, резко увеличивая в 2010 году свою группировку в Афганистане, стали превращаться в ведущую политическую силу всей ЦА.

В 2010 году на юге обозначилась еще одна для России кризисная точка – Иран. Конфликт между Западом и Ираном вокруг иранской ядерной программы привел к введению международных санкций против Ирана и к усилению давления Запада на Россию с целью заставить присоединиться к этим санкциям. России пришлось присоединиться к санкциям против Ирана. Быть может, это спасло Иран от военного удара со стороны США и НАТО. Но это также создало России дополнительные сложности и угрозы на юге. Прежняя связка и партнерство Россия-Иран ныне не действует. Однако в любом случае это усиливает потенциал нестабильности в регионе и значение США и НАТО как гаранта региональной безопасности как раз в ситуации, когда российская армия проходит чрез самую критичный период своего реформирования.

Россия столкнулась со сложностями даже в Абхазии и микроскопической Южной Осетии, которые не разрешены до сих пор.

На западе РФ в 2010 году имела не только почти разрушенный союз с Беларусью, но и быстрое распространение влияния ЕС на восток. То, что оказалось невозможно при Ющенко, стало возможно при Януковиче: в восточную Европу пришла нероссийская нефть. Возник реальный, а не декларативный альянс стран между Балтийским, Черным и Каспийским морями. Еще рыхлый, еще не оформившийся в нечто большее, чем систему взаимовыгодных крупных проектов, вытесняющих Россию из региона, но с большими перспективами альянс. И наиболее вероятной формой для этого альянса стала программа Восточного партнерства ЕС, куда вошла Украина, Беларусь, Молдова и три закавказских государства. Развитие Восточного партнерства в зону свободной торговли между его членами и ЕС означало оттеснение России не только на восток от Витебска и Харькова, но и на север от Каспия.

В самом ЕС в 2010 году проходили свои колоссальные трансформации. Поэтапно вступал в силу Лиссабонский договор, создавший единую внешнюю политику ЕС и ее институты. Но главное – начался новый этап европейской интеграции. Слабые периферийные государства – Греция, Ирландия, Португалия, Испания – вслед за восточно-европейскими странами-членами ЕС практически отдавали управление экономики под контроль "Брюсселя". Происходило и происходит это весьма драматично, но неумолимо. Консолидация ЕС через кризис усиливает союзный центр в этом союзе. А вместе с тем и его способность вести активную политику относительно интересов РФ. Восточное партнерство – лишь один из элементов такого усиления позиций ЕС.

Фактически в 2010 году Россия оказалась в одиночку, окруженная крайне опасными внешними угрозами. С обостряющейся внутренней политической ситуацией и громадными сложностями в экономике.

В этой реально драматичной ситуации России удалось невероятное: к концу года по крайней мере теоретически, формально создано Единое экономическое пространство Таможенного союза, реформирован ОДКБ, восстановлен союз с Беларусью, выстроено партнерство с ЕС, США и КНР. Да, это партнерство с ЕС, США и КНР построено на подчиненных ролях РФ. Президент Медведев так и объявляет: Россия не претендует на заметную геополитическую роль на планете. Это не Россия Мюнхенской речи Путина. Но это и не крах по модели 1990-х годов, который весь прошлый год угрожал России и мог произойти в любой момент. Реформируемая армия на учениях уже не показывает тех провальных показателей, какие были весною. В следующем – 2011 году – есть шанс выйти на уровень докризисного 2008 года в экономике. В случае большого кризиса в Центральной Азии Россия теоретически может опереться на ОДКБ. Предвыборная президентская компания 2011 года, есть шанс, не приведет к потере управляемости страной. Что уже громадное благо. Главный итог уходящего года: обошлось, запаса прочности хватило. В 2011 году должно быть легче.

28.12.10 13:55

http://russ.ru/Mirovaya-povestka/V-2011-godu-dolzhno-byt-legche
nuclear

R.I.P. Таццяна Сапач

Знакомая поэтесса и журналистка погибла сегодня в автокатастрофе в Литве. Писала лирические стихи по-белорусски, была тихой и доброй женщиной. В 90-х вела великлепную, быть может даже образцовую, телепередачу о жизни этнического меньшиства (белорусского) на литовском ТВ. Передача была одной из наиболее рейтинговых в этой фактически моноэтничной стране, хотя шла по-белорусски. В ту действительно темную эпоху всеобщего бандитизма, национализма и бедности передача была пятном света и цивилизованности.

Мои соболезнования мужу, дочери, всей семье и близким.
nuclear

О нашей местной ситуации. А.Рубинов: Необольшевизм против демократии

Это уже парламент. Бывший зам.главы АП, курировавший идеологию.

***

Collapse )

И начинают эти обиженные судьбой люди воображать себя героями, борцами за свободу, спасителями нации. Наполовину искренне, а наполовину за деньги.

Они считают зазорным для себя заниматься каким бы то ни было трудом в своей стране. Работать строителем, инженером, врачом или преподавателем — это недостойно их великой миссии освободителей народа от «тирании». От той «тирании», которая восстановила в стране заводы и фабрики, подняла на высокий уровень медицинское обслуживание, возродила село и полностью обеспечила народ собственными продуктами питания, которая заботится о детях и стариках, открывает широчайшие возможности для получения самого современного образования, создает для народа благополучную, спокойную жизнь. Но они этого ничего не замечают, не видят и видеть не хотят. Они не имеют ни малейшего понятия о том, как трудно все это организовать, насколько сложным является государственный механизм. Как в стране, не имеющей собственных природных ресурсов и получившей в наследство устаревшие производства, поднять экономику, вывести ее на конкурентоспособный уровень. Для них это всё неинтересные и второстепенные детали. Главное — это демократия. Даже не сама демократия, а борьба за демократию. И даже не за демократию, а просто борьба, борьба с властью. Долой авторитеты, долой власть, долой чиновников!

Все это чисто большевистские подходы, которые мы в советское время тщательно изучали в университетах: партия — боевой отряд, чем хуже — тем лучше, революционная законность превыше всех законов. Большевики не стеснялись брать деньги у Германии, которая, находясь в состоянии войны с Россией, охотно давала их для того, чтобы этот боевой отряд ослабил бы или вовсе обрушил власть в своей стране и тем самым способствовал поражению России. Они готовы были заключить союз с кем угодно, хоть с самим чертом, ради того, чтобы прийти к власти. Жертвы и разрушения их не волновали и не интересовали. Главное было — уничтожить ненавистный им строй, уничтожить власть, а с нею и все цивилизационные устои государства. Как говорилось в тексте «Интернационала», «...до основанья, а затем...» А затем была гражданская война и жуткая разруха, затем были лагеря и долгий мучительный путь восстановления государства.

Агрессивность и радикализм, ослепление ненавистью, не позволяющее объективно оценить ситуацию и перспективы развития общества, фетишизация политических идей — тогда коммунистических, а сегодня демократических, готовность безоглядно и безответственно идти на разрушения ради «светлого будущего» — эти типичные черты большевизма сегодня в полной мере присущи радикальной части нашей сегодняшней оппозиции. Как мы знаем, большевики не привели к расцвету демократии в стране. И нынешние необольшевики точно так же не способны на это. Они способны только возбудить конфронтацию внутри страны и вздыбить общество, что еще дальше отодвинет нас от тех демократических целей, к которым мы стремимся.

Наши необольшевики имеют очень поверхностное понятие о демократии. Они всегда говорят об одном и том же — свобода СМИ, свобода для любых общественных организаций и партий, справедливые выборы. Но все это в той или иной мере у нас есть.

Collapse )
nuclear

В.Гигин о происшедших у нас событиях как о попытке переворота подробно: ¡NO PASARAN!

Всем мониторящим нашу ситуацию крайне советую обратить внимание.

***

Вадим Францевич Гигин


Об авторе: Главный редактор журнала "Беларуская думка". Историк, политолог
¡NO PASARAN!
27 Декабрь 12:40
Уменьшить шрифт Восстановить исходный рзмер Увеличить шрифт
Размер шрифта:
После событий 19 декабря, откровенно сказать, сразу хотелось написать комментарий по свежим следам. Но, здраво размыслив, решил собрать всю информацию, чтобы сделать более основательные выводы. И вот, что получилось в итоге.

Так называемые «массовые беспорядки», происходившие в центре Минска, были не чем иным, как попыткой государственного переворота. Они стали результатом заговора, организованного группой лиц. В пользу этого свидетельствует ряд обстоятельств:

1. Еще на старте акции на Октябрьской площади ее участники объявили о создании «правительства национального спасения», в которое должны были войти все кандидаты в Президенты, за исключением Александра Лукашенко и Виктора Терещенко, а также председатель «рады БНР» Ивонка Сурвилла и Зенон Позняк. По сути, речь идет о создании антиконституционной хунты. Предлогом для марша к Дому правительства стали именно «переговоры» между представителями хунты и властями.

2. Заранее (за несколько недель) до этих событий со стороны оппозиционных сил велась активная пропаганда, направленная на мобилизацию своих сторонников для проведения массовых беспорядков в центре белорусской столицы. На это были затрачены большие усилия. Некоторые кандидаты в Президенты в ходе предвыборной агитации не столько рассказывали о своей программе, сколько призывали людей «на площадь».

3. Был создан подпольный штаб по подготовке переворота. В штабе были четко расписаны обязанности и функционал. Его деятельность не ограничивалась исключительно агитацией и пропагандой. Закупались электрошокеры, петарды, арматура, изготавливались бутылки с зажигательной смесью. КГБ Беларуси удалось предотвратить приобретение заговорщиками около 3 тысяч металлических штырей.

4. 24 ноября заговорщики провели рекогносцировку, организовав пробное шествие от Октябрьской площади до Дома правительства. Как известно, тем же маршрутом они двинулись и 19 декабря.

5. В Минск прибыли группы боевиков из-за рубежа: российские нацболы и анархисты, украинские националисты и члены экстремистской группировки «Пора». Эти ребята просто так никуда не ездят.

6. Заговорщики блокировали работу Центризбиркома в разгар подсчета голосов, еще до того, как были озвучены первые предварительные итоги выборов. Следовательно, это никак не могла быть акция протеста. Против чего протестовать? Ведь не были известны еще даже результаты голосования! Лидеры оппозиции прекрасно осознавали, что проиграли выборы и пошли на силовую акцию. В этот момент они перестали быть оппозиционерами и стали путчистами.

7. Непосредственно перед выборами был образован оргкомитет по созданию так называемого «Офицерского собрания»под руководством генерал-майора в отставке Валерия Фролова. Трудно сказать, сколько бывших людей в погонах сумела объединить эта нелегальная организация. Но ее лидеры не скрывали своих целей. В частности, генерал Фролов заявил, что поддерживает кандидатуру Андрея Санникова и подчеркнул: «Сейчас очевидно, что страна стоит на пороге серьезных событий, и офицеры не должны быть заложниками или пешками в этих событиях». После беспорядков 19 декабря уже очевидно, о каких «серьезных событиях» говорил отставной генерал.

8. Накануне и во врем самой акции проводилась активная психологическая атака на правоохранительные и силовые органы. Распространялись слухи о якобы имеющихся противоречиях между КГБ, МВД и военными. На площади против бойцов спецназа была организованна серия провокаций: запускались ряженые в милицейской форме, которые провоцировали драку, сыпались угрозы и т.д.
Collapse )