Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Category:

2.1. План Юнкера. Попытка "новой индустриализации" Европы.

Продолжаю публиковать тезисы глав из моей новой книги, теперь уже о Европе. Месяц в Брюсселе действительно позволил начать видеть ЕС из-нутри, оторвавшись от нашего региона. И я еще раз благодарен тем дипломатам. чиновникам, политикам, которые нашли время встретиться со мной там и очень откровенно поговорить.

Скромная попытка ускорить рост Александр Кокшаров «Эксперт» №49 (926) 01 дек 2014, 00:00

На первый взгляд:

1. 300 млрд евро за три года в инфраструктуру - это не мало. Отсылка к "new deal" Рузвельта логична. На 1 евро инвестиций в инфраструктуру может прийти в несколько раз больше инвестиций в производство. А это уже для всего ЕС сумма очень заметная.

2. Толчок будет прежде всего развитым странам ЕС. У них есть внутренние ресурсы для инвестирования и иная привлекательная для инвесторов инфраструктура. Прежде всего, научная, образовательная, социальная и культурная.

3. 3-х годичные инфраструктурные проекты - это что-то наверняка близкое прежде всего к высоко-технологичной сфере, не к транспорту или энергетике. Это - программа рывка в производстве на базе высоких технологий. Ориентирована на мобильные компании в высокотехнологичном секторе, которые склонны разворачивают производство очень быстро. Они также концентрируются в основном в развитых странах ЕС. К тому же хорошо образованные трудовые ресурсы из слаборазвитых стран ЕС уже фактически выкачаны, а управление в бедных странах ЕС менее эффективно относительно высоко-технологичного сектора, чем в "Старой Европе". То есть это проект прежде всего для Еврозоны. Это отражает внутриполитический расклад в ЕС.

4. Перед нами - своего рода европейский аналог программы "новой индустриализации Америки" Обамы. Очень актуально в контексте, вероятно, идущих к завершению переговоров по большому договору ЕС-США. ЕС может войти в этот договор не так беспомощным перед начавшими раньше Европы новую индустриализацию США, как это имеет место сейчас.

5. Выводы для Евразийского Союза, если план Юнкера будет принят и реализован:
- ЕС скоро, возможно, станет еще мощнее, чем есть. Технологический разрыв между Евразом и ЕС может взрывным образом усилиться в течение очень короткого времени.
- Большой договор ЕС-США скорее всего будет подписан и Евраз скоро может оказаться по соседству с объединенным Северо-атлантическим пространством. Это требует очень быстрых темпов сближения Евраза с Китаем и другими азиатскими странами, если пытаться формировать хотя бы относительно самостоятельный и конкурентоспособный относительно этого глобального центра силы блок. Попытку этого мы, скорее всего, сейчас и видим.
- Азиатские, преже всего дальневосточные, страны рискуют оказаться на периферии внимания США и ЕС и резко отстать от Северо-атлантического сообщества в развитии. Эта угроза стимулирует в них сейчас как стремление сблизиться с США и ЕС, так и стремление формировать альтернативное конкурентоспособное сообщество, в котором может быть место и Евразу.
- Частность: Россия и Беларусь отчасти оказываются пограничными странами с получающей особый стимул к рывку Еврозоной. Это создает условия для того, чтобы двусторонние отношения со странами региона Балтийского моря в зависимости от того, как они сложатся, разрывали либо сближали Россию и Беларусь с новым по качеству ЕС.
- План Юнкера может потянуть к себе инвесторов со всего мира также резко, как создание ЕС потянуло к себе капиталы и весь спектр ресурсов из стран бывшего СЭВ в 90-х годах. Уж слишком велик контраст между гарантиями ЕС для инвесторов по плану Юнкера и тем хаосом, который мы видим на Ближнем Востоке, а также - теми процессами, которые отчасти разворачиваются в северной части Евразии. План Юнкера, если не будет быстро уравновешен чем-то с востока, может хаотизировать и Россию с ее союзниками.



***

"Эксперт" о плане Юнкера




«План Юнкера» лучше, чем ничего, но, по мнению большинства экспертов, предлагаемых мер вряд ли будет достаточно, чтобы заметно ускорить экономический рост в Европе

В Брюсселе предложили масштабный план возвращения европейской экономики к росту через новые инвестиции. Вопрос в том, окажется ли объем инвестиций достаточным для перезапуска экономики с суммарным ВВП 18,4 трлн долларов

Новый состав Европейской комиссии, вступивший в свои полномочия в начале ноября, уже в конце месяца объявил о громкой инициативе. Возглавивший Еврокомиссию люксембуржец Жан-Клод Юнкер предложил инвестиционный план объемом 315 млрд евро (394 млрд долларов), который будет основан на гарантиях и небольшом стартовом капитале из средств Европейского инвестиционного банка (ЕИБ). Однако львиная доля (более 90%) средств для реализации этого плана должна поступить из частных источников. Инвестиции будут направлены в проекты ускорения темпов роста, прежде всего в инфраструктуру.

РЕКЛАМА

По мнению нового руководства Еврокомиссии, план позволит создать до 1,3 млн рабочих мест. А инвестиции в высокоскоростной интернет, энергетику, транспортную инфраструктуру, образование и науку смогут ускорить рост европейских экономик. Ускорение особенно нужно ядру Евросоюза — состоящему из 18 стран еврозоны, где в 2014 году экономический рост составит всего 0,8%, а безработица находится на уровне 11,5%. При этом на периферии зоны евро ситуация до сих пор значительно хуже средних показателей. Например, в Италии продолжается рецессия (падение ВВП в 2014 году составит 0,3%), а в Греции и Испании, хотя они и вернулись к хрупкому росту, безработица составляет 25% трудоспособного населения.

Инвестиционный план Юнкера должен стать «большой идеей» новой Еврокомиссии — теперь по его успеху или провалу во многом будут судить о работе Еврокомиссии, нынешнему составу которой предстоит задавать направление развития ЕС до ноября 2019 года. В Брюсселе некоторые сравнивают этот план с «новым курсом» Франклина Делано Рузвельта, который также был рассчитан на три года (1933–1936).

Успех или провал программы определит то, станут ли частные инвесторы, которые в принципе недостатка в капитале сегодня не испытывают, вкладывать в Европу, экономика которой почти не растет, а потребительский оптимизм очень невысок. Поэтому неудивительно, что новый европейский план подвергся критике. Например, глава Европейской конфедерации профсоюзов Бернадетт Сеголь заявила, что этот план «почти наверняка невыполним»: «Еврокомиссия надеется на финансовое чудо, как на “чудо семи хлебов и рыбок” из Библии».

 

Эффект мультипликатора

ЕИБ выделит 5 млрд евро первоначальных средств и 16 млрд евро гарантий Евросоюза. Стартовый капитал, который должен создать экономический эффект на сумму в 15 раз большую, будет использован для того, чтобы банк разделил риски инвестиций с частными инвесторами. Эта программа, получившая название Европейский фонд стратегических инвестиций (EFSI), должна начать работать уже в середине 2015 года. Она не потребует от стран — членов ЕС выделять дополнительные средства или вносить изменения в существующие бюджетные соглашения: Еврокомиссия выделит 8 млрд евро из уже имеющихся в ее распоряжении средств, чтобы поддержать эти гарантии.

«Это самая значительная попытка за недавнюю историю Европейского Союза мобилизовать бюджет, чтобы стимулировать дополнительные инвестиции и добиться этого без изменения правил, — заявил перед депутатами Европарламента в Страсбурге Жан-Клод Юнкер. — У нас нет станка по печатанию денег, мы должны привлечь деньги и заставить их работать на нас».

Перенимая часть риска за новые проекты, обязавшись взять на себя первые убытки, инвестиционный фонд планирует привлечь банки, имеющие значительные капиталы, и компанию для реализации проектов.Юрки Катайнен, вице-президент Еврокомиссии по конкуренции, бывший премьер-министр Финляндии, назвал среди потенциальных инвесторов в EFSI суверенные фонды капитала (особенно из стран Ближнего Востока), а также хедж-фонды. «Наш новый фонд является открытым», — заявил Катайнен в Страсбурге. Уже в следующем году европейские власти планируют начать роуд-шоу по всем 28 странам Евросоюза (причем начнут в Румынии, второй самой бедной стране ЕС). Представители фонда также планируют поездки и встречи с потенциальными инвесторами за пределами Европы, в частности в Китае, Сингапуре Катаре и Абу-Даби.

«Мы хотим объяснить, как новый механизм будет функционировать. Но мы также хотим показать, как будет работать новый поток проектов. Обратная связь, которую мы получаем от инвесторов, говорит о том, что они заинтересованы инвестировать в инфраструктуру ЕС, однако для них не всегда находятся готовые и хорошо разработанные проекты», — продолжает Катайнен.

Инвестпрограмма нацелена на то, чтобы объединить новый фонд со списком проектов для финансирования и регулятивных изменений, которые должны улучшить условия ведения бизнеса. План Юнкера, правда, должен получить одобрение правительств ЕС, а также Европарламента. Впрочем, ЕИБ может начать подготовительную работу до получения окончательного политического одобрения.

Европейский инвестиционный банк, механизм финансирования в рамках ЕС, в последнее время находится под давлением со стороны Франции, Германии и других стран блока, которые хотят, чтобы он активнее расширял свою деятельность и брал на себя больше рисков. При этом расположенный в Люксембурге банк заявлял, что он не может брать на себя дополнительные риски без дополнительного капитала из-за правил, которые требуют от него поддержания кредитного рейтинга ААА: по сути, он мог инвестировать лишь в безрисковые проекты. План Юнкера, бывшего премьер-министра Люксембурга, призван обеспечить капитал для нового и более рискового финансирования.

Использование заемных средств будет производиться в два этапа: ЕИБ сможет выдать кредитов на 63 млрд евро (в три раза больше капитала нового фонда). Это, в свою очередь, привлечет пять евро частных инвестиций на каждый выданный евро в кредит. Средства по гарантии Еврокомиссии придут через уже существующие источники, например через программы «Соединяя Европу» и «Горизонт-2020».

 

Нужно больше

Далеко не все правительства стран ЕС уже прокомментировали план Юнкера, но, похоже, он получил поддержку страны-тяжеловеса — Германии. «Федеральное правительство поддерживает принципы программы. Мы подчеркиваем, что инвестиции очень важны, но мы хотим знать, какие проекты будут поддерживаться в будущем», — заявила канцлер Германии Ангела Меркель.

Однако политической поддержки для успеха проекта может оказаться недостаточно. «Чтобы план сработал, нужны две вещи. Во-первых, координация действий Еврокомиссии и Европейского центробанка (ЕЦБ), который обеспечивает ликвидность в зоне евро. Во-вторых, очень тщательный выбор проектов, которые будут работать на повышение эффективности европейских экономик. В противном случае действия ЕЦБ не смогут существенно повлиять на состояние в реальном секторе экономики. А экономический рост следующих лет может сопровождаться высокой ликвидностью на рынках, но низкими темпами роста», — рассказал «Эксперту» Альберт Галло, экономист Royal Bank of Scotland в Лондоне.

Напомним, что ЕЦБ еще в сентябре заявил о планах количественного смягчения, направленного на разгон инфляции, «как можно более быстро». Инфляция в еврозоне в 2014 году составит всего 0,8%, а на периферии отмечаются дефляционные тенденции, которые могут привести периферийные экономики к стагнации по японскому сценарию. Глава ЕЦБ Марио Драги объявил о планах масштабного вливания ликвидности с начала 2015 года. ЕЦБ также призвал правительства стран Евросоюза сделать все возможное для того, чтобы в их экономиках начался рост. Однако правительства многих стран очень ограничены в возможностях инвестирования, поскольку они пытаются сократить заимствования и ограничить рост госдолга. Например, Германия, в годы кризиса превратившаяся в однозначного лидера ЕС, поставила себе цель добиваться профицита бюджета. Уже в первой половине 2014 года в стране был зарегистрирован профицит в размере 16,6 млрд евро — первый профицит с 1991 года.

По оценкам Еврокомиссии, общий уровень ежегодных инвестиций в ЕС сегодня на 270–340 млрд евро недотягивает до линии исторического тренда. «Европе срочно нужны инвестиции, но политический аспект соблюдения бюджетной дисциплины очень сильно ограничивает инвестиции национальных правительств. Бюджет ЕС также не может быть расширен в связи с “усталостью” многих европейцев от европейской интеграции и от брюссельских чиновников. Но программа Юнкера, несмотря на кажущийся масштаб, может оказаться недостаточной, чтобы перезапустить в Европе рост: ведь даже если она и будет успешно реализована, то окажется эквивалентной всего 100 миллиардам евро инвестиций в год. Для масштабов экономики Евросоюза это не такая уж значительная цифра», — сказала «Эксперту» Джессика Хайндс, экономист консалтинговой компании Capital Economics.

Другой проблемой плана Юнкера может стать то, что часть привлеченных в его рамках инвестиций окажется средствами, которые перетекут из тех инвестиций частных инвесторов, которые были бы сделаны и без брюссельских инициатив. Такое перераспределение инвестиций снизит суммарный эффект от проекта.

«Более эффективным вариантом могло бы быть использование ЕС и национальными правительствами заемных средств и их прямые инвестиции в инфраструктуру. Такое заимствование может быть очень дешевым, поскольку доходность европейских гособлигаций находится на рекордно низких уровнях. Например, Италия может занимать сроком на десять лет под 2,6 процента годовых, а Германия — всего под 0,73 процента годовых. Более того, вложения в инфраструктуру во время экономических трудностей могут значительно усилить экономический рост — это показывает и исторический опыт “нового курса”, и недавние отчеты МВФ, основанные на данных последних десятилетий. Но тут европейцев ограничивают политические рамки: правительства большинства стран пообещали своим избирателям сократить дефицит и госдолг. В этом контексте можно ожидать, что на Германию и другие страны — сторонницы жесткой бюджетной дисциплины будет оказываться давление, чтобы потребовать от них более существенных мер по восстановлению экономики», — считает Джон Спрингфорд, экономист Центра европейской реформы в Лондоне.

Поэтому план Юнкера может дать не столь уж значительные результаты. Европейские наблюдатели отмечают, что новый план — это лучше, чем сохранение статус-кво, однако и от Еврокомиссии, и от национальных правительств потребуются более серьезные шаги, чтобы восстановить экономический рост.

Лондон

Инвестиции в Европе упали даже по сравнению с периодом до бума середины 2000-х
Темпы экономического роста в ЕС значительно снизились с 2000-х





Остальные главки из цикла "Война в Украине. Трансформация Европы."
Tags: Война в Украине. Трансформация Европы., Европа, постиндустриальность, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →