June 26th, 2013

nuclear

Восток.

Хотел забыть мир ислама с его всем... мир насилия и чуждой мне, излишней сексуальности.

Но на выпускном вечере на днях увидал студента из Ирака. Их столик был рядом. Выпили за все, за что надо. Серьезный молодой мужчина. И почувствовал такую ответственность за все, что есть в их мире... что все таки я из этого мира не уйду.

При всем критическом отношении к Пророку и его учению.

Надо, наверное, просто приехать в Мекку и посмотреть своими глазами на все и в глаза. И не затягивать с этим.

Но если я действительно вхожу в исламский мир вновь и всерьез, то в Израиле ждите меня скоро. Спасибо за все приглашения. Я реально старался уйти из мира сплошного конфликта, каким есть ваш "регион". Но если все таки я в этом мире остался, то приеду.

Я везде, где бы ни работал - фактор стабильности. Иногда ради мира надо кого и удушить. И я не постесняюсь это сделать. Но в общем я всегда несу мир везде где я работаю. Это легко и перепроверить.

http://www.youtube.com/watch?v=rVa5riFPlE8
nuclear

Дорогая Жулдыз,

http://zhuldyz.livejournal.com/

Я поясню свою мысль насчет Ислама. Когда мне было 16 лет, я ушел из дому и какое-то время искал себя в профессии. Я не мог понять, что мне больше нравится - то, что мы сейчас называем политологией или история. И чтобы понять, решил устроиться в археологическую экспедицию, но такую. чтобы все было по максимуму. В СССР было три региона с максимальным уровнем археологических тем: Средняя Азия, Закавказье. Крым. Я выбрал Крым.

Приехал туда автостопом. Я в те годы очень любил ездить на попутных машинах. Обычно за год наездживал около 10 тысяч км. И пришел в самую тяжелую по условиям работы Северо-Крымскую археологическую экспедицию Крымского отдела археологии Института археологии АН Украины. Эта экспедиция была обязана осваивать деньги колхозов, строительных организаций и т.д. В Крыму тогда очень жестко соблюдали правила охраны археологических памятников и чтобы распахать курган, например, если он зарегистрирован как курган, надо было вызвать археологов, чтобы раскопали по всем правилам.Эта экспедиция должна была все это раскопать быстро. Обычно в одном месте мы стояли не больше 10 суток. Физически работать было очень тяжело. Реально работали все световое время. пока есть погода. Отдых был только во время дождей. Никто туда ехать работать не хотел: никакой концентрации на отдельной теме и очень тяжело физически. Считалось, это самая тяжелая экспедиция во всей европейской части СССР. Но мне именно было и надо: я копал все. что только возможно в археологии: от недавних могил до катакомбных захоронений. Даже лагерь римского легиона как-то копал. И Керченский вал тоже копал. В общем, только людей разных эпох и народов в Крыму я сам раскопал 82. Я их считал. Мне даже довелось совершить в археологии почти немыслимое: мы с начальником нашли неведомый античный город.

Обычно нас было в экспедиции двое: я и начальник. Иногда к нам отправляли командировочных. Это считалось ссылкой.

У нас были очень серьезные этические правила. Начальник закончил истфак заочно в 40 лет. До того работал шахтером в Донбассе. Он был всерьез суров. Мы никогда не играли костями откопанных людей. Он мне объяснил: все. что мы копаем существовало тысячи лет. мы это раскапываем и то есть уничтожаем. Это надо сделать максимально правильно зафиксировав для науки и человечества. Мы забирали от костяков то. что надо было отправить в Киев, а остальное аккуратно собрав, закапывали потом на том же месте, где раскопали. Все очень тщательно фиксировали: слои на срезе раскопа, сам дневник вели очень серьезно. Обычно нас было двое.

Был момент, я отравился тухлой водой. Было лето и жарко. Мы возили питьевую воду за 80 км. Жили в палатке в безводной степи. На берегу, как ни странно Северо-крымского канала. Он подводит воду от Днепра в эту степь. Я выпил некипяченной воды из канала. Глупый. Молодой очень был. Несколько суток валялся в палатке в
спальнике с 40 градусной температурой. Потом превозмог все.

Я думаю Бог или Аллах, что есть его иное имя, ведет нас всех по жизни. Он мог меня убить в той степи. Но дал и дает возможность жить. Я зачем-то нужен в жизни.

Я когда выходил из этой прострации. Я реально уже терял сознание от инфекции и жил тогда в прямом смысле между миром этим и тем. Я когда выходил из этой смерти, то болтал с начальником. Говорю ему, что думаете об исламе?

Он сказал: не может быть Рай, чтобы там 72 гурии. Нет другой религии, такой внимательной к человеку, такой гуманной, как ислам. Но не может быть Рай, чтобы там было 72 гурии. Рай - это выше.

http://www.livejournal.com/tools/memories.bml?user=guralyuk&keyword=%D0%A0%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%8B.&filter=all