August 5th, 2016

nuclear

Эмиграция и демографическая яма 2020-х годов в Литве и Латвии

К этому: "Эмиграция оказалась смертным приговором для Прибалтики"

Насчет смены поколений в Прибалтике в 20-х годах - это очень точно. Остановить этот процесс уже невозможно, но надо готовиться к острым политическим последствиям. Выбор вариантов грядущего превращения Прибалтики в пространство затяжной политической нестабильности немного:

1. ЕС даст денег. Будем рассчитывать именно на это. Хотя после Брексита денег в фондах ЕС станет заметно меньше. Конечно, Германия и Франция могут усилить внутреннюю интереграцию в ЕС, но на предстоящих выборах там явно идут к власти евроспетики. И скорее всего на период будущей каденции до года примерно до 2020 - года интеграционные процессы ЕС будут как минимум осложнены.

И как раз в это время должны приниматься новые программы для финансирования из Брюсселя. Старые, текущие должны завершиться примерно до 2020 года. Шансов на то, что на волне нынешнего евроскептицизма новые программу будут приняты с большим бюджетом немного.

2. Пробивать в Брюсселе и США финансирование скрытое и явное своих экономик через военно-политическую логику конфронтации с Россией. Но не факт, что Старая Европа на это пойдет. Особенно после предстоящего почти неизбежного усиления в ЕС евроскептиков и разного рода изоляционалистов. Мы это видим сейчас на примере нарастающей напряженности в отношениях между Брюсселем и Польшей. Еврокептики скорее буду голубями относительно России.

Тогда остается искать под конфронтацию с Россией средства в США. Если победит Трамп, то таких средств скорее всего не будет. Если Хиллари - может и будут. Но как бы нарваться на ответный секвестр уже имеющихся скрытых и явных форм дотирования восточной Европы со стороны богатой части ЕС.

3. Пойти на сближение с Россией и Беларусью в рамках регионального сотрудничества. Базис для этого существует неплохой: модернизированы или модернизируются все пути сообщений, строится Белорусская АЭС, которая может дать дополнительную энергию Прибалтике. В самой Прибалтике уходит из активной политики поколение, которое развернулось в начале 90-х годов. И тут можно поискать новые идеи для регионального сотрудничества.

Но и в этом случае есть минус: в регионе средств для того, чтобы нейтрализовать сползание Прибалтики к затяжному кризису нет. И развернуть эти общества к глубоким позитивным отношениям с Россией и Беларусью будет непросто. А времени у прибалтийских политиков очень немного. Да не факт, что Россия будет готова действовать в нашем регионе тонко.И тем более брать на содержание социальную сферу этих государств.

В общем, я бы готовился к затяжному кризисному развитию в этих сегодня внешне тихих странах.

И делать ставку надо на региональную безопасность, сдерживание напряженности в отношениях между Западом и Россией, на экономическое сотрудничество между Беларусью и этими государствами. Может тогда их элиты и смогут пройти по лезвию бритвы в 20-х годах...
nuclear

Литва, Беларусь и Островецкая АЭС

К этому: "Зависть – плохое чувство: почему Литва критикует Островецкую АЭС"

Я бы эту ситуацию рассматривал очень хладнокровно. Возможностей остановить эту стройку у Литвы нет. Но Литва своими требованиями сделает АЭС безопаснее, что отлично.
Когда АЭС будет построена, а это уже очень скоро, вокруг нее будет сформирована точка роста. Там уже планируются энергопотрбляющие производства, электрификация транспорта, Островец вырастет в численности. И новые объекты разного типа будут построены вблизи него.

Вот в этом моменте и заключается главная интрига вокруг АЭС: захочет новое поколение литовских политиков отказываться от нынешней модели развития Литвы с ее исходом населения или нет?

В принципе сегодня поставка энергии с АЭС в Литву выглядит неплохо. Социальная и иная инфраструктура Вильнюса, доступ к европейским кредитным и иным ресурсам. Это несложно задействовать в программах роста Вильнюса под поставку дешевой энергии. Например, пойти на разблокирование Калининградской области, модернизацию путей сообщения в эту область, привлечь для работы в Литве и Калининградской области украинцев в большом количестве.

За счет АЭС можно сгладить удар по Литве от демографической ямы 2020-х годов.

Но есть другой вариант развития этой точки роста - на белорусской территории. Да, придется потратиться на социальную и иную инфраструктуру и исходить из высокой степени вероятной нестабильности в в Литве в скором времени. А это - расходы на безопасность.

Но, ведь, и деньги от АЭС останутся на своей территории, а не уйдут на содержание стариков в Литве.

Если Беларусь привяжется к Литве с литовской демографией, это потребует в скрытых формах брать на себя значительную часть расходов на социальную сферу Литвы. И не слишком ли высока будет трата на поддержание в порядке такой большой территории... Тем более, что тогда не обойдет и без Латвии. А это для небольшой страны, каковой является Беларусь, может стать не под силу. Разве что, если найдутся какие-то компенсаторы таким усилиям.

Вот именно это сейчас по сути и решается в спорах вокруг АЭС: сколько достанется Литве явных и скрытых выгод от АЭС и надо ли Беларуси идти на это.
В этом плане политика партии консерваторов в Литве, нацеленная на изоляцию Литвы от этих выгод, вовсе не является слишком уж антибелорусской. Если в районе Островца возникнет точка роста, это было бы очень интересно. А там со временем можно было бы поиграть вокруг регионального и приграничного сотрудничества в новых стартовых условиях для этой игры.
nuclear

Украина, восточная Европа и демографическая яма 2020-х годов

К этому: "Украина перешагнула порог демографической катастрофы"

Демографическая яма, которая грозит Украине имеет ту же природу, что и в Прибалтике. Но геополитические последствия от резкого сокращения населения в Украине в 20-х годах будут гораздо масштабнее последствий от демографической ямы в двух небольших государства...

Тут же все просто: экономика индустриальная поддерживает большую численность населения, чем экономика, основанная на услугах и распределении внешних дотаций.
Нет, это сильно: 30 миллионов к 2025 году, а реально с учетом ЛДНР - меньше.

С другой стороны, основная масса этих мигрантов должна видимо, прийти в Россию.Для России это хорошая подпитка трудовыми ресурсами.
И темп этой подпитки - также нормальный. По полмиллиона в год страна переварить сможет.

Еще одна сторона вопроса: то есть к 2025 году даже без форс-мажоров вроде обострения войны, в составе населения России должно быть миллионов 10-15 выходцев с Украины. Это уже - интереснейший культурный фактор. Когда в отдаленно подобной ситуации приток масс переселенцев из Украины в Московское государство и Российскую империю породил многое.

Четвертая сторона вопроса: очевидно, что тенденция к миграции с Востока в Россию, а с Запада - в ЕС, должна сохраниться. Но это значит, что исходи населения из западной Украины, начавшийся раньше, чем с восточной, должен привести к истощению западную Украину быстрее. Примерно по прибалтийскому типу. А, значит, демографическая яма на западе должна неси в себе отрицательный политический потенциал глубже, чем на востоке.

Конечно,делаем поправку на войну, которая идет на востоке, но война - это форс-мажор. В других странах в основном полегче. Впрочем, Болгария, Румыния, Молдова, Литва, Латвия, Украина - это где-то больше половины населения восточной Европы. Относительно благополучная центральная Европа - это 60-70 населения... То есть воронка кризисной части восточной Европы может накрыть благополучный центр просто за счет своего масштаба.

Давление социальных проблем, порожденное демографической ямой должно в 20-х годах сильно дестабилизировать региональное общество.

И примерно то же самое, но без войны, ждет и почти всю восточную Европу. Демографическая яма лет на 10.

Что-то я сомневаюсь, что Старая Европа захочет за свой счет выдерживать расходы по поддержанию стабильности всей восточной Европы. Тем более, что демографическая проблема будет и в Старой Европе.

То есть выходы просты, те же, что по Прибалтике. Либо:

1. Выбить скрытые и явные дотации в Брюсселе. Это будет все сложнее после Брексита и на фоне роста евроскептиков. Причем проблема обострится уже через пару лет, когда будут заканчиваться нынешние программы в Брюсселе и надо будет искать средства для програм новых.

2. Найти дотации в США под тему конфронтации с Россией. Но уж слишком велики потенциальные расхода. При обязательном открытом и скрытом сопротивлении Старой Европы.

3. Развернуться на Россию и к региональному сотрудничеству на базе возврата к индустриальной экономике. Очень проблематичный вариант. Слишком большие траты ложатся тогда на Россию и через слишком масштабную внутреннюю ломку придется пройти за короткое время.

Ситуация неразрешима.

Максимум чего можно добиться - это балансировать на грани громадного регионального кризиса и стараться проскочить на таком балансировании хотя бы период демографической ямы 20-х годов.
nuclear

Ю.Шевцов. "Взгляд". К вопросу о геноциде поляками украинцев в 20-м ст.

Это не просто вопрос об отношениях поляков и украинцев
    
Вопрос о геноциде украинцев поляками вводит УПА в состав государств-победителей в той войне, ставит под сомнение итоги войны и действий стран-победительниц по послевоенному переустройству Европы.

«Спикер сената Польши Станислав Карчевский предостерег от принятия Верховной радой Украины постановления о геноциде в отношении украинцев, совершенного поляками». Эти события приравнивать сложно:

1. Поляки не планировали геноцида украинцев. УПА начала геноцид поляков сознательно. Степень этнического радикализма всех без исключения польских структур абсолютно уступает в этом УПА.

2. Масштабы этнических убийств несопоставимы. События, когда в один день УПА атаковала 100 польских деревень и уничтожила их, превосходит даже зверства немцев в Белоруссии. Поляки ответили массовым убийством украинцев, и это напоминало своего рода заложничество. Им надо было остановить УПА или хотя бы отвлечь. И убили они украинцев раз в 10 меньше, чем УПА убила поляков.

3. Массовая резня была остановлена прежде всего действиями союзников: советскими войсками и позднее силовыми структурами Польской Народной Республики.

В рамках ликвидации УПА и прекращения резни были произведены обмены населением, а на территории Польши еще и депортациея украинцев на запад и север Польши.

Депортация – акт тяжелый, но послевоенное урегулирование включало в себя такие депортации и в гораздо больших масштабах, чем это случилось с украинцами. Депортация немцев с трети территории Германии была актом еще более жестким. Таким путем уничтожалась социальная база массовых практикующих геноцид националистических движений вроде УПА.

4. Польша в обеих ее формах государственности входила в антигитлеровскую коалицию. Польша – одна из стран-победительниц в этой войне. Послевоенное переустройство Польши было законным актом победителей. Решение о создании моноэтнической Польши в новых границах – также.

УПА не входила в антигитлеровскую коалицию и представляла из себя просто радикальную националистическую организацию, возникшую под конец войны. УПА не имела никаких прав государства-победителя в той войне. Такими правами со стороны Украины обладала только УССР.

Послевоенное переустройство границ и этнического состава населения Украины и Польши – это вопрос, касающийся только СССР (и его части – УССР) и других государств-победителей, включая Польшу.

#{author}Вопрос о геноциде украинцев поляками, по сути, вводит УПА в состав государств-победителей в той войне, искусственно легитимизирует УПА, ставит под сомнение итоги войны и действий стран-победительниц по послевоенному переустройству Европы.

Это не просто вопрос об отношениях поляков и украинцев на части территории Западной Украины и Восточной Польши.

nuclear

О признании геноцида поляков на Волыни в Госдуме России

К этому: "В Госдуме предлагают признать геноцидом "Волынскую резню"

По существу-то правильно. Но в нынешнем польском контексте выглядеть такое решение будет шокирующе. Польша ищет исторической памяти без позитивного образа коммунизма и России. А тут - коммунисты в российской Государственной думе...

Но для будущих поколений поляков такое решение Думы было бы хорошо. Когда-нибудь же Польша обратится в своих исторических поисках к правде. И некоторыми  пунктами этой правды обязательно будут:

1. До раскрутки ведомством Геббельса истории с Катынью весною 1943 года СССР и эмигрантское правительство Польши в Лондоне были союзниками.

2. Союзниками были также и советские и польские партизаны.

3. Украинские националисты начали резню поляков на Волыни в момент, когда советско-польский еще существовал. А поляки были социальной базой на Волыни для советских партизан.

4. Партизаны готовились массово весною 43 года войти на Волынь и совместно с польскими партизанами парализовать немецкие коммуникации, ударить по источникам нефти в Драгобыче-Тимишоаре. В момент когда после Сталинграда немецкий фронт на юго-востоке рухнул.

5. Резня поляков силами УПА усилилась после того, как немцы спровоцировали разрыв  апреле 43-го года советско-польского союза в этот критический для Германии момент.

6. Советские партизаны массово вошли на Волынь в конце мая 1943 года, но были вынуждены во многом воевать не только с немцами, но и с появившейся уже УПА. В том числе защищать поляков.

7. Армия Крайова и другие польские формирования не справились с защитой поляков на Волыни. И также, как советские партизаны были отвлечены спасением поляков от войны с немцами в этот критический момент. Только советско-польский союз мог рассчитывать на спасение поляков Волыни.

8. В результате действий УПА Немцы сумели стабилизировать фронт.

9. Резня поляков силами УПА была прекращена Советской армией, которая придя в западную Украину провела общевойсковую операцию по зачистке тыла от УПА и в целом ее разгромила.

10. Остатки УПА были добиты после войны силами советских и польских структур ПНР. Это было закреплено обменами населения между Украиной и ПНР и выселением части украинцев, которые не хотели ехать в СССР и часто поддерживали УПА, в западные и северные районы Польши. Которые Польша получила от Германии.

Коммунисты как мало иной имеют все основания ставить в Думе вопрос о признании геноцида поляков на Волыни. Для будущего польско-российских отношений и для будущего самой Польши такое решение Думы было бы хорошо и правильно.

nuclear

Мимолетное размышление о временных горизонтах мышления общества при разных полит.системах

К этому: Украина оказалась за гранью демографической катастрофы

Ракурс понятный. И эмоциональный жанр статьи того требует.

Но я подумал не совсем о теме статьи: в странах либеральной демократии политический анализ обычно востребован только на период одного, обычно пятилетнего электорального цикла. Мыслить периодами большими общество не настроено.

Либеральное мышление вообще своей основе тактическое, оперативное, стратегические тезисы инстинктивно кажутся либералам проявлением тоталитаризма и контроля над их личной свободой принимать решения здесь и сейчас.

Отсюда, к слову и неприязнь либеральной культуры к геополитике или космическим исследованиям. В этих сферах либерал перестает чувствовать себя свободным. Ему слишком многое надо учесть, принимая решение о поступке.

В устойчивых авторитарных странах наоборот мышление долгими категориями - норма. Иногда впадающая в свою крайность.

А в сегодняшней Украине, к сожалению, мне кажется, общество настроено мыслить вообще крайне короткими периодами. И еще важно, чтобы мысль о политике была очень эмоционально изложена. Это естественно для страны воюющей и очень нестабильной.

То есть целевая группа для таких публицистических статей или для моих размышлений о демографии и политике в сегодняшней Украине очень невелика. Как, впрочем, и в странах либеральной демократии, живущих электоральными циклами - Литве или Латвии.

А, вот, в России или Беларуси целевая группа для таких тестов вполне и вполне немалая. По сути, стратегическое мышление в России и Беларуси - это сейчас вообще мэйнстрим. Из него выпадают в основном экзальтированные националистически настроенные эстетствующие активисты и либералы. Но ими сейчас этих двух странах в качестве части целевой группы можно пренебречь. В силу их оттеснения в сторону от мэйнстрима.

Современная Польша после побед ПиСа тоже еще может начать мыслить стратегически, уйдя в своем мэйнстриме от мышления электоральными циклами и от преобладания экзальтации и тактических, скандальных в основном сюжетов. Сейчас в Польше концентрация очень велика власти в руках одной партии и это создает потенциал для долгосрочного политического планирования. Но, правда, все таки к новой Польше надо еще в этом плане присмотреться...