October 8th, 2016

nuclear

Россия. Китай. Иероглифы. Море. Горы. Звезды и космос.

Совсем недавно был Китае.
Это были долгие разговоры обо всем в кругу руководства КАСМО. Выше в политической аналитике в Китае структуры нет. Уединенная  государственная резиденция в горах у Желтого моря. Время было. Ничто не отвлекало. Не было никакой связи и это сделало возможным  долгое-долгое общение обо всем. Для того и собрались. Спал в сутки хорошо если 2 часа.

Сначала был очень древний действующий даосский монастырь на горе Лаошань. Это настроило общение на нужную глубину.

В последний вечер в резиденции пропал свет и мы непроизвольно заговорили о главном. Среди этого главного была тема новой индустриальной революции, которая сейчас развернулась в мире. Англо-саксы опять, как 200-300 лет тому назад вырываются в технологиях вперед с таким отрывом от остального мира, что впереди  все "шансы" у планеты получить новую колониальную эпоху, новые опиумные войны, и прочие прелести столкновения продвинутых и отставших.

Всплыл вопрос, как Китаю вписаться в эту новую индустриализацию. Через какую технологию? Нужна какая-то своя, связанная именно с китайской культурой технология, которая даст Китаю силу выстоять в глобальной конкуренции сейчас. Надо буквально лет за 10-15 изобрести нечто столь же важное для человечества, как когда-то стал паровой двигатель или ядерный реактор или процессор...

Это новой изобретение должно вырасти из китайской культуры и его должно быть невозможно украсть или захватить. Это должно нечто дающее реальное могущество и оно должно происходить из набранного за много тысячелетий культурного гумуса. Отсюда. Возможно, даже в прямом смысле, из Шаньдуна и даже, может быть прямо из монастыря с горы Лаошань...

Небо было чистым. Море словно светилось. Звезды были в необычных для меня созвездиях и они были яркими. Горы были видны несмотря на ночь и они были очень приятными. Не несли в себе агрессии и войны. Китай вообще в своей глубине очень миролюбив.

Я предложил подумать про создание такой глобальной технологии  на базе китайской иероглифической письменности. Обвел рукой все вокруг и сказал, а если мы все это - горы, море, небо, звезды, нас - увидим как иероглифический текст? Иероглифы позволяют записать все вокруг не через фиксацию слова и его звучания, а через смысловую, семантическую запись. Надо только понять правила чтения и значение каждого из иероглифов, которыми мы обозначим вот эти реальные вокруг нас море, горы, небо, звезды. И если мы не ошибемся с правилами, если мы правильно составим и познаем правила чтения этого текста, тогда мы получим на выходе знание о реальном мире, минуя стандартную европейскую науку, минуя эксперимент как критерий знания.

Мы потом долго обсуждали эту мысль. Я прикидывал возможно ли построить на ее основе технологию. Китайцы обращали внимание на иное, более на смысл их письменности. Один из них, специализированный много лет на изучении Европы и Европейского Союза, сказал: нам ничего не надо изобретать, наши мудрецы давно все написали, еще несколько тысяч лет тому назад. Нам надо только правильно понять, что же они написали. Правильно понять их тексты и всю семантику, связанную с этими людьми. Это были слова, сказанные не в банальном ключе, а при обсуждении новой индустриальной революции и как Китаю не только избежать новых опиумных войн, но и выстоять в создании нового знания в целом, в новом глобальном научно-технологическом пространстве.

Я ответил, что Китай сейчас переживает беспрецедентную эпоху в своей истории. Никогда в истории Китай не выходил за рамки своей географической зоны настолько широко и принципиально. Впервые в истории Китай базирует свою экономику на присутствии на разных континентах. Впервые Китай не замкнут. Это само по себе потрясение для Китая. Но впереди еще большее потрясение для этой культуры - это превращение в ведущего на планете производителя технологий и знаний. Раз Китай принял на себя миссию стать глобальной научной лабораторией, перейти к этому состоянию из нынешнего состояния глобальной мастерской. Раз Китай на это решился, значит, и привычные за много тысячелетий формулы идентичности тоже скорее всего потребуют пересмотра. Эти люди были разумеется готовы говорить на таком уровне. Они очень сильны духовно и очень умны.

Один из этих людей спросил, как я оцениваю долгосрочные риски для Китая от принятого Китаем курса на превращение в глобального научно-технологического лидера. Я ответил, что я просчитать их точно пока не могу. Но надо предлагать миру свою научно-технологическую глобальную пирамиду, отталкиваясь от своей идентичности и наработанного историей культурного слоя. Скорее всего, Китай несет в мир гармонию и мир. Это - не воинственная культура. Но это и не совсем женственность. В Китае есть источник силы, который надо оформить в технологию столь же масштабную и органичную для Китая как полеты в космос выступают для России, а процессор для нынешних США.

Может быть, иероглифическая письменность даст возможность получать знание, минуя дорогостоящую фазу эксперимента и производства. Если это получится, тогда человечество сможет выйти в космос почти мгновенно и расселиться там. Ибо сейчас не видно достаточных ресурсов для такого взрывного пространственного космического расширения. Ресурсной базы планеты и человеческих культур не достаточно для быстрого прорыва вовне. А между тем экологические риски от быстрого развития науки и технологий нарастают и вероятность глобальной Фукусимы становится все серьезнее.

Примерно на этой стадии беседы в горах починили кабель и в резиденции зажегся вновь свет. Море стало видно хуже. Звезды тоже при ярком свете фонарей стали видны еле-еле. Горы словно пропали. Но беседа продолжилась и перешла в подвал, где было настроено караоке, начались песни...