October 12th, 2016

nuclear

Великая Россия: эмоция или технология?

Переводчик, наверное, ошибается. Это интервью С.А.Караганова "Шпигелю" переводилось на русский язык раньше. Во всяком случае, я его читал точно, а немецкого языка я не знаю. В любом случае, с большим интересом его перечитал.

(Сразу скажу: не буду втягиваться в спор о месте Караганова в российской современной политике)

Но чего не хватило в идеях этого текста мне:

1. Рациональности. Для меня в этом тексте слишком много эмоций. Я понимаю эти эмоции и понимаю, почему они возникли,понимаю, что надо было их донести немецкому истеблишменту, но стилистически это для моего сознания перебор. Вызывает инстинктивную настороженность.

2. Не видна рациональная схема международных союзов, которая бы делала понятным конфигурацию точек опоры России в мире в своей новой политике, как ее подает С.А.Караганов. Перевооружение армии и опора на моральные качества русского народа - этого никогда в истории России и любой иной страны не было достаточно для достижения роли великой державы. Всегда есть конфигурация союзников той или иной ценности. В тексте есть намек на то, что эти союзники должны быть на Востоке. Но Восток - пространство громадное. Не хватило понимания подробностей. Они могли быть очерчены хотя бы двумя-тремя дополнительными фразами.

3. Постсоветское пространство, то есть почти вся линия сухопутной границы России очерчены как неприятели, против которых сейчас будет нацелена наступательная активность России. Не уверен, что такая постановка вопроса рациональна. Постсоветские страны давно вовлечены в сложные региональные или более комбинации со странами, не входившими в состав СССР.

Ставить вопрос о предотвращении прихода в Россию угроз с их территории, например, радикального ислама - это одно. Но простая эзистенциальная враждебность этим странам со стороны России чревата втягиванием России в войны вдоль очень большой линии границы без особого значимых союзников в этих странах и вокруг них. Между тем, речь идет об очень крупных массивах и населения и проблем. Такая тотальная враждебность - это скорее путь к истощению России в локальных конфликтах, чем к возвышению. В общем, этот пункт также нуждается в прояснении рациональным языком.

И еще один момент. В тексте Россия подается очень эгоистично. Словно отголосок борьбы с советским коммунистическим мессианством 90-х годов. Но не бывает возвышений до уровня великих держав на базе чистого национального эгоизма. Будь то когда-то Британия с ее "бременем белого человека", современные США с доктриной защиты прав человек, Китай с идеей гармонии или Российская империя как защитница православных, христиан, Россия, противостоящая исламскому радикализму ИГИЛ и т.д.

Возвышение всегда требует от претендующей на роль великой державы страны идеи, направленной вовне, которая будет отражать ценности общества, которое поставило перед собой столь амбициозную геополитическую задачу. И эта идея всегда должна быть комплиментарна тем серьезным силам, на поддержку которых возвышающаяся держава рассчитывает в своих геополитических планах.

Совместить же движение к величию с сохранением неприязни к большим идеям тех, кто овладел капиталами в результате событий 90-х - невозможно. Путь России назад, на геополитический Олимп все равно потребует в какой-то момент очищения общества от этой части класса собственников и связанных с 90-ми частей прочих социальных классов. Или будет как в феврале 1917-го...

Мир ждет от России скорее не изливания обид. Обиды России в мире, тем более в нынешней Германии, в общем мало для кого являются тайной. Мир ждет скорее разъяснения ради какой большой идеи происходит это новое вставание России с колен, чтобы понять надо ли противиться этому вставанию всерьез или наоборот быть может надо Россию в ее новом имперском цикле поддержать...

Возможно, просто требуется второе, более спокойное и технологичное интервью...

***

Текст интервью:

Личный советник Путина дал жёсткое интервью немецкому журналу Шпигель

10 октября 2016 13:55 

 Collapse )