May 29th, 2017

nuclear

Наталка Бабина: "Ти думаєш, що правда родить мову? Я думаю, що мова родить правду."

Близкая к гениальности,может быть, даже гениальная формула, отражающая мировосприятие "восточно-европейского национализма".

"Правда" - это субъектность местной нации. Эта субъектность всегда имеет претензию на универсальность своего понимания мира и своего места в нем. Это место всегда центральное. Это для одних ситуаций жестко - Украйина понад все. Для других мягко - Нэнька. Но в центре мира и "правды" всегда национальный взгляд, Не универсальный.

"Язык порождает правду". Создать язык - создать свой мир. Без своего языка нет своего мира. Мир существует только в меру того, насколько он сформулирован. Формула превыше всего. Манифестация - наше все. Сказать - это сделать.

Язык - это наша магия.

Каждый произносящий создает свой мир. "Сначала было Слово" - может сказать каждый.

"Будители" суть Боги.

Поэты, писатели, певцы суть ангелы.

"Ты думаешь" - это тут тоже гениально. Ты выбираешь свой путь, так и не усложняй. Выбор прост. Вступай в ряды своего "свядомага кола". Говори по-нашему, говори по-своему. Этого достаточно.
Ты, свое, мое, мы - собственники, мы - за свое. Европейцы - собственники, азиаты - нет. Европа против Орды.

Язык сакрален. Язык священен.

В чем отличие этой формулы от, например, сошествия языков как Божиего дара, от сошествия языков у христиан? От понимания сакральности языка через универсальное?

В христианстве языки даны для поиска своего пути к Богу. К пониманию изначального Слова, на котором стоят все языки. В данной же формуле Бог - это "правда". Христианин должен думать о душе, она дана Богом. А в данной формуле душа, Бог - это производное от языка, ибо "язык порождает правду". Сколько языков столько и "правд". (Кстати, выходит, возможно земным путем добиться того,что останется одна правда.) Многобожие. Неразвитое язычество.

Глянув на формулу через любую универсальную мировоззренческую систему, увидим в ней то же самое противостояние и этому универсальному взгляду.

Гениальная фраза. Отлично отражает мировосприятие восточно-европейского националистического взгляда на мир.

Переводя на политологический язык - радикальный восточно-европейский национализм. А он всегда языковой.

https://www.facebook.com/natalka.babina/posts/1399246293474432
nuclear

Российское общество друзей "Юманите"

Из всех моих встреч во Франции одна из самых интересных - долгий разговор в редакции журнала Анналы. Нас было очень мало, а времени сколько угодно. Говорили в основном о французском марксизме и обо все через его взгляд.

Начали со средневековой арианской традиции в католицизме и позднее - в восточной Европе. Оказалось один из собеседников по базовому образованию и научной специализации - специалист как раз по сакральным текстам раннего западно-европейского средневековья. А я одно время изучал примерно это же по 16-17-му векам уже в восточной Европе.

Марксизм с такими корнями, согласитесь, очень любопытен.

Мне очень понравилась его мысль о природе французского марксизма и феномене Сорбонны. Или это была моя мысль?

Не имеет значения чья, но она состояла в следующем:
Во Франции (и некоторых других развитых западноевропейских культурах) изначально есть тот феномен, которого не было у славян - институциированное сообщество свободных интеллектуалов. Во Франции они чаще всего группировались вокруг университета Сорбонны.

Свободный университет давал защиту для исследований вещества, человека,общества. Давал средства для того. И свободный университет создавал материальный базис для востребованности этого сообщества властью, реальной политикой. Университет расплачивался за свободу технологиями.

Власти всегда нужны технологии. как минимум для войны.

Не всегда и для политического влияния срабатывает альтернативная университету церковь. Часто власти удобнее решить политический вопрос через нецерковные каналы. особенно вне страны.

В этом смысле Университет создает технологии изменения вещества и социальные теории.

А Церковь - дает массовую иерархически организованную религию как институт, основанный на вере. не совсем на знании.

В разных политических ситуациях для государства эффективно то или иное.

Задача власти, то есть Двора постоянно находить баланс между Церковью и Университетом.

Помню, я рассеялся и сказал: сейчас ничего не изменилось: Церковь - это правые, геополитика, Ле Пен, Университет - это левые, социальная теория, научно-технологический прогресс и отчасти корпорации.

На что был ответ: Университету сейчас сложнее относительно Двора, чем было например в 11 веке!

Потом говорили о китайском марксизме. Мне показали целый толстенный том Анналов, посвященный этому.

Потом перешли к марксизму русскому.

Это,безусловно, другой марксизм, чем во Франции. Это коллеги очень хорошо осознавали. Настолько хорошо, что не были готовы к выпуску даже особого тома журнала по русскому марксизму.

Их отталкивала и настораживала военно-бюрократическая составляющая в марксизме России. Она естественна для исторического пути России. Они это понимали. Но они-то как раз выросли из культурного марксизма. Они-то как раз противостоят сильному государству как той воле, которая подавляет свободу человека мыслить и изменять мир.

У меня была возможность в разговоре убедиться, что они действительно убежденные люди.

Мне объяснили логику политического присутствия марксизма в современном политикуме Франции. Видимо, это относится и Италии и некоторым другим развитым европейским странам. Я впечатлился.

Расстались мы на мысли, что даже простое общение французского, шире еврокоммунизма, евромарксизма с русским марксизмом - очень сложно. Если вообще возможно.

К этому надо идти, но не спешить.

В этом смысле Российское Общество друзей "Юманите" не может быть не интересным. Тем более, когда речь идет о таком серьезном интеллектуальном русском сообществе, как то, что сложилось вокруг фонда "Историческая память".