September 11th, 2019

nuclear

79. Три Рима внутри Европы

Стамбул, как бы он ни назывался,- это одна из редких точек контроля над большими пространствами. Над Европой - точно. Своего рода хартленд. Место, контроль над которым и требует и дает возможность контроля над большим регионом. Или в категориях Броделя - сердце круга, своего мира.
Применительно к Европе: сила, владеющая Стамбулом должна владеть Балканами и восточным Средиземноморьем. И наоборот, овладение этими регионами невозможно без овладения Стамбулом.Тут есть внутренняя логика региона. Она сложилась к моменту раздела Римской империи на две и в целом действует и сейчас.
В этом смысле, попытка взятия Царьграда русскими язычниками,проект Екатерины ii, движение Российской империи во время 1 МВ, Советская Россия с поддержкой Ататюрка, Сталин в 1941м и СССР в регионе после 2МВ - примеры одного порядка. Все позиции на Балканах неустойчивы без Стамбула. А Стамбул взять северной евразийской общности оказалось невозможно. Слишком большое пространство для северного большого государства.
Впрочем, и наоборот: государство с центром в Стамбуле не могло устойчиво контролировать западную Европу и захватить территорию севернее причерноморских степей.
Также и западная Европа не могла никогда устойчиво контролировать восточное Средиземноморье, даже взяв Стамбул. Происходил откат.
Перед нами глубокая внутренняя геополитическая и культурная конструкция Европы. Запад, Восток и "Стамбул".
Три Рима.
Для нарушения этого равновесия пока факторов не находилось.
nuclear

80.Шведский профессор. Климат. Каннибализм. New York Times.Внутренний вирус европейской цивилизации.

Я бы это заявление рассматривал через окна Овертона. С вмешательством в генетику людей подобное уже произошло.
В практическом плане такие информационные вбросы (New York Times и далее по мировым СМИ) - это расширение моральных рамок в дискуссиях о применении силы в политике.
В данном случае направление сброса моральных рамок очевидно - Третий мир, расчеловечевание мигрантов, актуализация расистских европейских комплексов относительно Третьего мира, колониального мышления и т.д.
Это своего рода перепев "хватит кормить". Так сказать: "пора их есть" или "пора дать им есть друг друга".
Расизм - это внутренний вирус европейской цивилизации. Он выходит на поверхность обычно на периферии Европы или превращается в болезнь европейской культуры в моменты ее системных ослаблений. Во время технологических революций прежде всего.
Его формы всегда специфичны. Он адаптируется к очередному состоянию европейской культуры. Мимикрирует.
В первой половине 20го века этой формой стала "мечта" о всевластии науки и евгенике. Сейчас неизбежна новая мутация под либеральные образы.
Пока европейская культура все вспышки этой болезни преодолевала. Но очень большой ценой.