Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

Ю.Шевцов: Евразийская и европейская интеграции: возможен ли синтез?

Еще одна моя статья по итогам конференции в Ялте, но уже конференции в октябре 2014г. "Кризис европейской интеграции: уроки для постсоветского пространства".
Майдан и все остальное уже состоялись.

Журнал "Международная жизнь"
N1. Январь, 2015
Евразийская и европейская интеграции: возможен ли синтез?

Элементы синтеза двух интеграционных процессов, как ни странно на первый взгляд, стали особенно четко проявляться после начала украинского кризиса. Украинский кризис во многом стал следствием подготовки Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, который носил ярко выраженный проблематичный характер относительно России. На сегодня этот договор подписан, но его имплементация настолько растянута, что его скорее нет, чем он есть. Однако вызванный в том числе подготовкой этого договора кризис все-таки вспыхнул и привел к ряду новых последствий для интеграционных процессов и на западе, и на востоке Европы. Два новых процесса особо бросаются в глаза своей неожиданностью и своеобразным позитивом.

Белорусская ситуация

Кризис в Украине наложился на позитивные последствия создания Таможенного союза, которые испытала на себе Беларусь. Среди этих последствий особенно значимы:

- переход Беларуси к фактически внутренним российским ценам на газ;

- снятие таможенных пошлин на российские нефть и нефтепродукты. Это позволило Беларуси сохранить конкурентоспособность своей нефтехимической промышленности в то время, когда лишенные этих бонусов Украина или Литва стоят на грани коллапса этой части своей индустрии;

- привлекательность Беларуси как точки выхода на рынок всего Таможенного союза сделало возможным появление самого крупного в Европе китайского инвестиционного проекта - Китайско-белорусского индустриального парка возле Минска;

- строительство в Беларуси АЭС силами «Росатома» и с использованием российского кредита.

У Беларуси есть претензии к России по поводу отдельных изъятий из Таможенного союза, но это не перечеркивает очевидных выгод для Беларуси от евразийской интеграции.

Украинский кризис дал Беларуси дополнительный толчок к росту:

- США и ЕС резко уменьшили политическое давление на Беларусь. Хотя сохраняется режим санкций против Беларуси, но уже стали возможными взаимные визиты на всех уровнях, кроме уровня глав государств. В процессе обсуждения оказались очень масштабные экономические проекты;

- в Беларусь началось перетекание части украинской высокотехнологичной промышленности, прежде всего ВПК. Наиболее яркий пример: начало выпуска на Оршанском авиаремонтном заводе военных вертолетов корпорацией «МоторСич». Идет своего рода эвакуация в Беларусь части украинского ВПК, который не может быть сохранен иным путем;

- Беларусь заняла часть той ниши, которую занимал в России украинский ВПК: Беларусь получила от России дополнительный заказ примерно на 1,5 тыс. наименований изделий по этой линии. Провозглашена цель начать и развить в Беларуси выпуск своей бронетанковой техники, боевых вертолетов, самолетов, даже ракет к системам ПВО. Посещая Беларусь весной 2014 года для утверждения новой, расширенной программы военно-технического сотрудничества, вице-премьер России Д.Рогозин образно назвал это новое качество превращением Беларуси для российского ВПК в то, чем была для него ранее Украина. В абсолютных цифрах это означает, что сегодня Беларусь экспортирует продукцию этого сектора в 20 стран мира. С учетом экспорта в Россию Беларусь сопоставима примерно со Швецией. А через три-четыре года по мере заполнения украинской ниши Беларусь может достигнуть по военно-технологическому экспорту уровня Израиля;

- Беларусь выиграла плоды от переориентации грузовых потоков между ЕС и Россией с украинского направления. Это оказалось настолько важным фактором, что А.Лукашенко объявил о начале широкомасштабного строительства в Беларуси бетонных дорог на наиболее важных направлениях международного транзита;

- Беларусь получила толчок для развития сельского хозяйства в связи с введенными Россией санкциями против сельскохозяйственного экспорта стран - членов ЕС. Ожидается, что рост с/х экспорта Беларуси в Россию по итогам 2014 года составит около 40% по основным товарным позициям. Соседние страны - члены ЕС стремительно подстраиваются к этому новому для них лидерскому месту Беларуси в этой отрасли, стремясь увеличить поставки в Беларусь для переработки свое с/х сырье.

В итоге Беларусь обрела потенциал к региональному лидерству. Этот потенциал уже выражается в инициативах уровня отправки белорусских миротворцев в Украину и предоставления своей территории для переговоров между сторонами конфликта. Продолжение этой тенденции может привести к превращению Беларуси в важный источник энергии для Польши и Прибалтики (в случае обсуждаемого уже на уровне А.Лукашенко и главы «Росатома» С.Кириенко строительства на Белорусской АЭС не двух, а трех-четырех реакторов). Беларусь надолго может закрепить за собой региональное лидерство в транспортной и индустриальной сферах. Возможно, также и в сфере высоких технологий.

Процесс усиления регионального значения Беларуси является в конечном счете следствием евразийской интеграции. Это не формирование антироссийского сообщества стран и не выламывание Беларуси из Единого экономического пространства с Россией. Беларусь становится более амбициозным союзником России, чем было до начала украинского кризиса. Но это глубокий, системный союзник России. Успехи Беларуси в регионе являются формой вхождения евразийской интеграции внутрь пространства европейской интеграции. Внутрь ЕС, а не наоборот.

Карпатский регион и Балканы

Украинский кризис создал предпосылки для усиления взаимодействия между странами Центральной Европы и Россией, между Балканскими государствами и Россией. Этот процесс начался до внутриполитического обострения в Украине. Наиболее ярким событием в этом плане является решение о строительстве АЭС в Венгрии. Но украинские события стимулировали данный процесс по двум основным направлениям:

- обострили проблему строительства обходящего воюющую Украину газопровода «Южный поток»;

- поставили в повестку дня вновь острую проблему Приднестровья, а вместе с ней весь комплекс проблем, связанных с внешней и отчасти внутренней политикой Румынии. Появление у России прочных позиций среди карпатских государств, которые опасаются паралича транзита газа через Украину, становится новым существенным фактором в приднестровском вопросе. А вместе с этим Россия приобрела в этом сложном регионе точки опоры, которые позволяют рассчитывать на успех как проекта «Южный поток», так и в целом процесса возврата России к активной роли в гораздо более масштабном регионе, чем регион Беларуси. Процесс этот противоречивый, встречающий сильное противодействие. Но еще недавно такого процесса фактически не было вообще.

Происходящее сложное усиление позиций России в Центральной Европе и на Балканах - это не формирование российской зоны влияния в противовес Европейскому союзу. Страны региона не помышляют о выходе из ЕС. Это вхождение России и всего сообщества стран, которые формируют Евразийский союз, в еще один, дополнительный к «белорусскому», регион европейской интеграции. Это появление новых рычагов и точек соприкосновения, точек для большой игры между формирующимся вокруг России сообществом евразийских стран и Европейским союзом.

Таким образом, несмотря на обострение политических отношений между Россией и Европейским союзом, мы вынуждены констатировать парадоксальное: происходит быстрое проникновение евразийских интеграционных процессов внутрь ткани европейской интеграции. Это четко видно в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе. И похоже, в скором времени этот процесс создаст в ходе своего конфликтного развития базис не только для совместных инициатив относительно урегулирования кризиса в Украине.

Скорее всего, это начавшееся глубокое соприкосновение двух интеграционных процессов создаст предпосылки как минимум для попытки фронтального урегулирования отношений Европейского союза и сообщества стран вокруг России, с тем чтобы новый виток сближения ЕС и России сопровождался устойчивой нейтрализацией тех сил, которые из-за своей застывшей русофобии препятствуют нахождению общего языка между реальными европейскими игроками.

Хотелось бы думать, что выход из украинского кризиса станет той темой, вокруг которой возникнет новый диалог по европейским ценностям с учетом реального места России в структуре европейской цивилизации. И оба интеграционных процесса на востоке и западе Европы сделают следующий шаг взаимного переплетения и синтеза. Во всяком случае, те точки соприкосновения, которые формируются на наших глазах в тени украинского кризиса сейчас, позволяют размышлять в этом направлении.

https://interaffairs.ru/jauthor/num/2015/1
Сам текст:
https://interaffairs.ru/jauthor/material/1199
Tags: Беларусь, Европа, Россия, симпозиумы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments