Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Category:

Глянулся.

Мне еще было 18. Я хотел видеть Туву - буддийско-шаманскую страну, последней вошедшую в состав СССР.

Попутными машинами доехал из Абакана в Кызыл. По пути 12 копеек выросли в 3 рубля. В Кызыле сначала зашел в местный Совмин Автономной Области. Нужно было где-то пристать. Это было 3-4-этажное здание. На вахте сидел милиционер-тувинец. Оставил ему рюкзак. Там было килограм 25. Спросил: «Где у вас регистрируют археологические экспедиции?» (они обязаны регистрироваться). Милиционер назвал номер кабинета. Нашел кабинет. Видимо, это был кабинет главы Совмина. Секретарши не было. А в самом кабинете сидели несколько тувинцев и, кажется, один европеец (европеоид, там это сразу бросается в глаза) и пили водку. Уверен, оформлялось это как заседание Совмина. Представился («Студент-историк из Минска, ищу какую-небудь экспедицию»). Пуговиц на рубашке у меня уже не было - завязывал узлом. На спортивных штанах ломпасы болтались. Волосы были длинными и грязными. Мужики посмотрели на меня внимательно и сказали: «Вам надо на ул. К.Либкнехта».

Милиционер внизу не то чтобы испуганно, но с опаской отдал мне рюкзак. Я вышел из здания Совмина и из головы вылетело слово «карллибкнехт». Кызыл - небольшой азиатский город с пыльными улицами, где, разумеется, в фонтане купаются дети, хотя через город течет Енисей. В городе есть парк с фаллоподобным монументом- символическим географическим центром Евразии. Там за пару лет до меня толпа тувинцев кастрировала нескольких руских. Неприбалтика.

И я у всех спрашивал: «Где тут улица Розы Люксембург?» (в Кызыле, по-моему, нет улицы Розы Люксембург). Все без сомнений указывали, как туда пройти. Пришел, разумеется, на ул. К.Либкнехта.

Это был большой сарай, двор местного автотехникума. Посреди двора стоял сгоревший автобус. У входа крутилось несколько тувинских деток лет пяти с соплями свисавшими до рта, и в грязных рубашках. В сарае тихо мельтешили несколько бродячих собак. Сквозь дыры в крыше лучи света высвечивали стоявшую в воздухе плотную пыль. Левый дальний угол был загружен палатками и спальниками. Справа от входа был набит из трех досок длинный стол, вдоль него две лавки в одну доску. На столе стояла сковородка с еще нетронутой яишницей из 4-х яиц, неколько огурцов, четыре бутылки водки, одна немного початая и сидели два мужика, друг напротив друга. Потом оказалось - шофер экспедиции и завхоз.

Представился. Они были изумлены. Оттуда Минск и Париж выглядят примерно, как от нас Пекин с Пхеньяном. Студент-историк, добравшийся до них автостопом... К тому времени я трое суток почти не ел. Они почувствовали, и просто были обязаны поделиться по всем по местным правилам, и, вообще, им стало интересно и хорошо... В общем, кто-то из них вставал, отходил, подходил. Я пил за вторую половину. И литр водки от волнения и голода встал в желудке комом. Я физически помню этот ком и сейчас. Алкоголь по крови почти не пошел, и я не был откровенно пьян.

Впрочем, под утро я все таки набил морду в порядке соревнования, что круче бокс или карате, шоферу, едва не сломал ему руку, а потом помог ему же в порядке компенсации поменять бензобак. Затем проспался зам. начальника по хоз. части. Осмотрел сарай, нас всех и машину, вспомнил все, и, убедившись, что я не пьян (?) "до сих пор", сказал, действительно похлопав по плечу: «Студент! Ты мне глянулся. Нам люди не нужны, но тебя мы возьмем. А если начальник (экспедиции) скажет, что нельзя, я тебя отправлю самолетом в Саяногорск с нашими вещами».

Я не собирался в Саяногорск. Мы доехали с некоторыми приключениями через наполненные саранчой и окруженные скалами с петроглифами горные луга в лагерь одной из партий и уже вечером у костра начальник экспедиции сказал: «Мы тебя берем».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments