Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

33. Хитрый Побегущий и профессиональные цензоры


Почти никаких названий мест дислокации операции, населенных пунктов, которые находились в его ведении, названий антипартизанских операций, в которых участвовал батальон, наименований воинских частей, с которыми взаимодействовал.

Никаких сообщений о наградах, которыми награждались солдаты и офицеры батальон.

Нет ни одного названия партизанского отряда, с которым воевал батальон или имени командира отряда.

Нет имени начальника разведки батальона и про его взаимодействие с местными коллаборатнами, кроме самых общих о том, что "крестьяне сначала сообщали о партизанах, а потом все меньше" и "с нами были белорусы" и каких-то "белорусских патриотов" (по контексту - таких же коллаборантов, как украинские полицаи) освободили в лагере партизан после захвата лагеря. Нет названия даже одного моста, который охранял 201-й батальон.


Притом заметно, что Побегущий все помнит на самом деле очень хорошо: даты и детали упомянутых им операций, систему дислокации батальона, знает места базирования противостоявших партизанских отрядов и т.д. Просто помалкивает, не оставляет концов, чтобы потянуть ниточку.

Тем не менее. кажется было так: батальон изначально мыслился как военно-учебный, специализированный на партианской и антипапртизанских действиях в лесисто-болотной местности:

- сам Побегущий - командир - всего лишь офицер-тренер, 18 лет опыта подготовки войск уровня солдат-младший командир ("Перебравши ДУН, за мною вже були вісімнадцять років військової служби, проведеної головно у вишкільному секторі. Вишколював я рядове вояцтво, потім проводив вишкіл у підстаршинських і старшинських школах. За мною теж були дві війни - українсько-польська та українсько-російська (1918-1920 рр.) і польсько-німецька (1939), вправді, в цій другій я брав участь лише 17 днів, але вже командував батальйоном. Тепер я радів, що маю змогу вишколювати наших вояків - членів ДУН, оцієї невеличкої української військової одиниці, з якою ми в 1941 році пов'язували так багато мрій і надій.")
- батальон и особенно его комсостав усиленно занимались именно воинской подготовкой, которая контролировалась самим командиром 201-й дивизии Якоби и прохоила "при дивизии".

- Шухевич, как замкомандира батальона занимался какой-то дополнительной подготовкой состава батальона к ведению партизанских действий с ведома Побегущего и, явно, с санкции вышестоящего немецкого начальства ("(Згадую тут з великим пієтизмом сотника Романа Шухевича. Він був справді небуденним старшиною. Виконував не лише те, що належало до нього як заступника командира Леґіону і як сотенного першої сотні, але він був також і політичним керівником ДУН, він відповідав за організування Леґіону та готував його до майбутньої партизанської боротьби з окупантами."). Шухевич временами отъезджал от места расположения батальона на 200 км.

- офицеры и солдаты батальона часто отъезджали "в Украину, на Волынь" с какими-то оосбыми заданиями по "украинской линии". Их отсутствие было столь заметным, что возникали проблемы при их замене на "воинских местах".

- основные силы батальона были заняты не охраной мостов (лишь 9 человек на одном из мостов поначалу, затем их усилили, а мостов в зоне дислокации батальона было немного). Реально из 650 человек вряд ли более одной-двух "сотен" были заняты этим. Описано, что в основном украинские полицаи сидели в "крепостях в лесах" - в гарнизонах в населенных пунктах. То есть занимался батальон прежде всего именно антипартизанскими действиями, получая опыт контроля за местностью, опираясь на инициативу командиров небоьших подразделений. 100% - ключевую роль в этой деятельности отыгравала разведка батальона и взаимодействие с местными белорусскими полицаями. Косвенно на это указывается.

По-моему, шла ярко выраженная подготовка батальона к миссии через год, по окончании контракта. Похоже, готовили их к антипартизанским действиям на Полесье после окончательного разгрома СССР (шел 1942 год). Видимо, против "бульбашей" Боровця и других местных украинских националистических партизан. Именно потому офицеры и солдаты этого батальона так часто отъезджали "на задания" "в Украину, на Волынь": готовили агентурную антипартизанскую сеть и проч. Отсюда и сохранение Шухевича в качестве "политического комиссара" батальона: должен был обеспечить соответствующую украинскую националистическую пронацистскую идеологическую линию.

***

В конце концов, этот батальон подготовили очень хорошо и он стал, видимо, наиболее мощной ударной силой полка в боевых действиях против партизан: батальон поступил в непосредственное подчинение командиру полка, получил усиление в виде батареи орудий (для подавления пулеметов, основной огневой силы пехоты в ту войну), Побегущий стал полноправным командиром батальона (приставленного к нему контролера-немца отправили в тень), командир полка стал держать при себе не этого немца, а именно Побегущего, усиленная таким образом боевая группа на базе 201 батальона занялась "прочесыванием местности". ("Мабуть, командир полку, до якого ми належали, мав «досить», як кажуть, Мохи і сам перебрав команду над нашою групою і німцями, а також одною батареєю, і така бойова група прочісувала терен упродовж кількох днів, а Моху звелів командир полку бути при одній сотні й не тримав його при полковій команді, а всюди їздив разом зі мною. У часі такого прочісування терену ми напали однієї ночі на партизанський табір у лісі. Заскочили ми їх так несподівано, що вони залишили в живих захоплених білоруських патріотів і не вспіли їх помордувати. Залишили також медикаменти та багато амуніції.")

Согласно имеющемуся описанию 201-й дивизии, в ее составе был 1 полк, в состав которого входили 3 батальона. Остальные ее подразделения были частями усиления. То есть 201-й батальон в конце концов стал основной боевой едицей всей 201-й дивизии. Естественно, что именно этот батальон стал охранять в конецеконцов и сам штаб 201-й дивизии. Более того, однажды этот батальон буквально спас этот штаб, отращзив нападение партиазн. Непосредственно охраной штаба дивизии временами командовал сам Побегущий ("Нашим воякам довелось не раз також охороняти місце постою дивізійного штабу, а штаб цей часто переміщувався з одного місця на друге. В таких випадках ген. Якобі завжди прохав, щоб ми, українці, повнили охорону. Він мав більше довір'я до нас, ніж до своїх земляків. Одного разу я мусів особисто їхати з чотою повнити таку охорону дивізійного штабу, бо поручник Линда захворів. У часі переїзду на штаб таки напали партизани й ми й відігнали кулеметним і ґранатометним вогнем. Ось такий випадок показує, що запілля загрожене партизанами куди грізніше, як самий фронт. На фронті командир дивізії сидить собі в бункерів далеко від фронтових позицій, а в запіллю, такому, як ми діяли, командир дивізії загрожений на кожному кроці від партизанського нападу та несподіваного обстрілу.")

Представляю, сколько Побегущий умолчал :)

Почти ни слова про карательные операции 201-й дивизии в этот период. А ведь его батальон при таком раскладе должен был обязательно участвовать почти во всех из них. А сам Побегущий и, наверняка, Шухевич, имевший уж слишком привеллегированный статус в батальоне, должны были обязательно участввоать и в планировании этих антипартизанских карательных операций.

Особенно позабавило: Бойцы и командиры 201-го батальона случайно нашли неподалеку лагерь советских военнопленных. Ага. Дивизия обладала собственным крупным лагерем с филиалами и направляла туда пленных и, наверянка, заложников. Особенно после того, как лагерь освободили от военнопленных, отправив их выжившие после зимы 41-42 несколько тысяч в Германию.

В общем, Побегущий тщательно скрывает командира разведки дивизии и батальона, карательные операции, в которых участвовал, и политические контакты вне дивизии. Лишь кое-где по-стариковски и их хвастовства проговаривается. Пару дат антипартизанских операций есть. Примерный их масштаб понятен. Есть упоминание про известное в Беларуси оз.Палик, где были совсем непростые партизаны. И упоминание про каких-то немецких пограничников. Скорее всего, пограничников на латвийско-белорусской границе. То есть, похоже, Побегущий проговаривается, что его батальон выполнял боевые задачи вне зоны своей дислокации в южной части зоны отвественности 201-й бригады, а работал и по северной части, прилегающей к латвийской границе, в Освейском районе. Освейский район был базой дислокации советских партизан, совершавших рейды в Латвию. Позднее или в этой время нацисты, если память не изменяет, даже проводили оерацию по созданию, кажется, 40-км полосы, прилегающей к латвийской границе, свободной от населения (уничтодали то есть или угоняли в Германию, чтобы у партизан не было точек опоры.). Это было бы логично для батальона, ставшего основной ударной силой 201-й дивизии.

Хорошо бы еще проверить, создавал ли этот батальон на своей основе ягд-команды? Уж больно действия его бывших военнослужащих на Полесье в 43-м году напоминают действия масштабной ягд-команды.

***

В общем, 201-й батальон в течение года был целенаправленно и отлично подготовлен для выполнения антипартизанских действий на территории украинского Полесья. Скорее всего, его военнослужащие действительно получили высокие боевые награды от нацистов за боевые действия против партизан.

5.07.2007
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments