Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

91. "Кому присягали партизаны и коллаборационисты". Беларусь - внутренний советский "Израиль"

Присяги, как я понимаю, все - 42-го года. Советский Союз почти всем кажется сокрушенным...
Вот так вот в итоге: совесткая присяга - национальная, за свободу нации, присяга коллаборнатов - фюреру. Интересно: совесткая партизанука в Беларуси в это время судя по присяге - в первую очередь партизанка национальная, а антисоветизм и антикоммунизм коллаборнатов сводится в плане "суверенитета" к обслуживанию интересов Рейха. У белорусских коллаборантов присяга также - "с фюрером". Украинцы "Шухевича", отказавшисьпринимать присягу во имя Германии (если это правда применительно к офицерам) выглядят по-своему неплохо. Хотя, с другой стороны, украинские наемники воюющие против принявших присягу воевать во имя свободы своего народа белорусов - это еще презреннее.

С этой партизанской белорусской присягой - момент, видимо, глубокий. Если не ошибаюсь, именно в это время Сталину Пономаренко предлагал создать белорусскую армию из белорусов на фронте, чтобы использовать антинацистский национальный подъем белорусского национального чувства. Если память не изменяет, были собраны списки что-то человек на 100 тысяч такой армии. Но после Сталинградаской победы Красная Армия и так стала немцев побеждать и смысла усиливать белорусскую националистическую составляющую в общей советской идеологии уже не было. Ограничились в итоге БШПД и "Белорусскими фронтами" как важным брендом.

Собственно, месть немцам воюющей армии - это была на уровне массового сознания месть прежде всего за то, что немцы устроили во время оккупации именно в Беларуси. Советская армия, вступившая в Германию, мстила за то, что непосредственно увидала именно на территории БССР. Советская идеология мести обыгрывала в конце концов прежде всего белорусские сюжеты. Это заменило белорусский национализм и самим белорусам. Или еще точнее: месть нацистам и антинацизм стал исторической формой белорусского национализма в тот момент и эта форма была благожелательно воспринята другими антинацистскими культурами и народами. Эта форма политической идеологии и даже национальной идентичности позволила вобрать в белорусскую культуру массы небелорусов и выстроить очень эффективную систему взаимодействия между белорусской культурой и идентичностью и иными национальными культурами и идентичностями. За белорусов мстили строго говоря "все".

Косвенно за белорусов как бы мстил или по-крайней мере санкционивроал их новое идентификационное качество с правом на месть в основе еще и остальной мир: место среди стран-учредительниц ООН БССР получила именно за особый вклад в разгром нацизма и страдания от нацистов. Особый статус белорусов и существовавние белорусов как нации были впервые всерьез легитимизированы в мировом культурном пространстве именно через страдания белорусов от нацистов и особый вклад в борьбу с ними. И это было именно антинацистское глобальное культурное пространство.

В этом смысле белорусы стали советскими "евреями", а БССР после войны - советским внутренним Израилем.

***

"1. Кому присягали партизаны и коллаборационисты
   Осенью 1942 года русские добровольцы приняли присягу на верность фюреру. Вот каким был текст присяги в полку русских добровольцев «Вейзе»:
   «Я клянусь перед Богом этой святой клятвой, что я в борьбе против большевистских врагов моей родины буду беспрекословно подчиняться верховному главнокомандующему всеми вооруженными силами Адольфу Гитлеру и как храбрый солдат в любое время готов отдать свою жизнь за эту клятву».
   В казачьих частях вермахта присяга была несколько эмоциональнее и литературнее. Ведь написал ее профессиональный писатель – атаман Всевеликого войска Донского генерал Петр Николаевич Краснов, после окончания войны выданный англичанами Советам и повешенный в январе 1947 года:
   «Обещаю и клянусь Всемогущим Богом, перед Святым Евангелием в том, что буду Вождю Новой Европы и Германского народа Адольфу Гитлеру верно служить и буду бороться с большевизмом, не щадя своей жизни до последней капли крови…
   В поле и крепостях, в окопах, на воде, на воздухе, на суше, в сражениях, стычках, разъездах, полетах, осадах и штурмах буду оказывать врагу храброе сопротивление и все буду делать, верно служа вместе с Германским воинством защите Новой Европы и родного моего войска от большевистского рабства и достижению полной победы Германии над большевизмом и его союзниками».
   Партизаны тоже принимали присягу, и она была гораздо колоритнее. Возьмем, для примера клятву белорусских партизан. Я даю ее без перевода, поскольку текст и так понятен:
   «Присяга Беларускага партизана.
   Я грамадзянин Союза Совецких Социялистычных Республик верны сын гераичнага беларускага народа, присягаю, што не пашкадую ни сил, ни самога жыцця для справы вызвалення майго народа ад нямецка-фашысцких захопникаў и катаў и не складу зброи да таго часу, пакуль родная беларуская зямля не будзе ачышчана ад нямецка-фашысцкай погани.
   Я клянуся строга и няўхильна выконваць загады сваих камандзираў и начальникаў, строга захояваць воинскую дысцыплину и берягчы военную тайну
   Я клянуся, за спаленыя гарады и вески, за кроя и смерць наших жонак и дзяцей, бацькоў и мацярэй, за гвалты и здзеки над маим народам, жорстка помециць ворагу и безупынна, не спыняючыся ни перад чым, заўседы и ўсюды смела; рашуча, дзерзка и бязлитасна знишчаць нямецких акупантаў.
   Я клянуся ўсими шляхами и сродками актыўна дамагаць Чырвонай Армии, паўсямесна знишчаць фашысцких катаў и тым самым садзейничаць хутчэйшаму и канчатковаму разгрому крывавага фашизма.
   Я клянуся, что хутчэй загину ў жорстким баю з ворагам, чым аддам сябе, сямью и беларуски народ у рабства крываваму фашызму.
   Словы маёй свяшчэннай клятвы, сказанай перад маими таварышами и партизанми, я замацоўваю ўласнаручным подписам, – и ад гэтай клятвы не адступлю николи.
   Кали ж па сваеей слабасци, трусасци або па злой воли я парушу сваю прысягу и здраджу интарэсам народа, няхай памру я ганебнай смерцю ад рук сваих таварышоў».
   Белорусские партизаны присягали и на русском языке. Вот какую «Присягу красного партизана» приняли в день 23 февраля 1942 года бойцы 1-й Бобруйской партизанской бригады:
   «Я, гражданин СССР, вступая в ряды красных партизан,. принимаю эту присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным бойцом, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все приказы командиров, комиссаров и начальников, идущие на укрепление нашей Родины – Союза ССР. Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным бойцом своему народу, своей Родине и советскому правительству. Я, красный партизан, клянусь защищать мою Родину мужественно, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагом. Если же по злому умыслу я нарушу эту мою присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона – расстрел».
   Очевидно, присягу на белорусском приносили в первую очередь местные крестьяне, ранее не служившие в Красной Армии и плохо знавшие русский язык. Процитированный же текст присяги на русском предназначался, по всей вероятности, для бывших пленных и окруженцев и в основном повторял текст красноармейской присяги. Характерно, что в белорусском тексте вообще не говорилось прямо о верности советскому правительству. Ведь он предназначался для жителей не только восточных, но и западных районов республики, всего полтора года находившихся под советским господством. Для советских присяг главным был патриотический мотив, а имя Сталина в тексте вообще не упоминалось.

http://www.fictionbook.ru/author/sokolov_boris_vadimovich/okkupaciya_pravda_i_mifiy/sokolov_okkupaciya_pravda_i_mifiy.html
Tags: Антинацизм, Беларусь, Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments