Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

110. Корж и Линьков ("Комаров" и "Батя")

Оказывается Линьков самовольно двинулся на Полесье в момент, когда там, под Пинском доминировал точно такой же самовольщик - Корж ("Комаров"). Где-то к марту 42г. Корж вернулся 1-2 месячного рейда по южной части Минской области, где спас от смерти чуть ли ни весь Минский подпольный обком партии, включая его главу (?) секретаря Козлова. И вскоре после этого отказался требованиям Козлова подчиниться ему и вообще ушел еще дальше назад к себе на Пинщину. "Москва" в лице партийцев полагала Коржа в этот момент едва ли ни вышедшим из-под контроля местным "батькой Махно". Это где-то май-лето 42г. Примерно такая слава сохранялась у Коржа и впредь, как и плохие отношения с Козловым. Корж также мешал украинским рейдовым бригадам кормиться со своей территории и "безобразничать". Судя по тому, что генерал КГБ пишет о разговорах "у костра" в отряде Коржа, там вообще сплошная "антисоветчина" была и недоверие к московскому "Центру".

В принципе, оно логично: Корж - КПЗБэшник, партизанил на Полесье и создавал саму агентурную сеть ("КПЗБ") в 20-30-х годах. В СССР был подготволен как профессиональный партизан. Партизанил в Испании. Чудом остался жив в ходе "респрессий". Как бы левая оппозиция, потенциальный троцкист, не совсем советский вариант коммунистического сознания.

Корж создал сам первый партиазнский отряд в Беларуси уже 22.06.41 и дал бой немцам у Пинска в день. когда те вошли в минск - 28.06.41. Это в Беларуси считается первым боем совестких партизан, там, вроде, памятник стоит соответсвующий. Корж в 41г. оперся на бывших КПЗБэшников и сумел уцелеть. И впредь опирался на них. Был в общем самодостаточен в 41-42гг. и очень самостоятелен по ресурсной и политчисекой базе в 43-44гг. По сути, он создал крупную систему крестьянской самообороны под совесткими лозунгамии при опоре на несовесткие коммунистические элементы (эксКПЗБ).

Эта система придерживалась полярной по сравнению с Линьковым стратегии партизанской войны. Линьков был диверсант, работавший в интересах фронта: диверсии на ж\д в первую очередь, отвлечение войск немцев с фронта на подавление партизан, террор против крупных немецких чинов в городах. Линьков всегда нуэдался во взрывчатке с "Большой земли" и в связи с центром для координации своей диверсионной деятельности, в средствах связи вообще, а по сути - в полном снабжении с "большой земли". при снабжении он был эффективен. Без снабжения - втягивался, как Бринский в самоснабжение и в местные партиазнские разборки. котореы требовали защиты населения от нацистов, выстраивания отношений с населением, чтобы избегать карательных акций в ответ на диверсии в удобных местах у деревень и т.д.

Корж же стремился вывести из-под контроля немцев как можно большую территорию и не допустить ее экономической эксплуатации в интересах "Рейха". Корж бы заинтересован в избегании боев с немцами и выстраивании очень тесных отношений с населением. В этом плане Корж был близок партийцам из ЦШПД. Но и по сравнению с ними он был слишком инертен и может быть непростительно гуманен в условиях тотальной войны. Интересно, что по итогам компании 41-зимы 41-42гг. и Линьков и Корж выжили. Правда Линьков при этом особой войны и двиверсий, похоже, не вел, а Корж сумел создать крупное партиазнское соединение в не "совсем" советской то ли западно-украинской в тот момент по идентификации населения, то ли западнобелорусской Пинской области, прошелся успешным рейдом по соседним восточно-белорусским районам и спас подпольную структуру целой столичной Минской области. Это, кстати. было особенно важно, т.к. где-то в феврале 42г. во время рейда Коржа немцы и разрушили Минское городское подполье. А починили его себе де-факто, видимо, еще раньше. Возможно, допустимо сказать, что Корж таким образом спас центральное ядро партийного подполья всей Беларуси.

Стратегия Коржа позволяла надеяться выстроить самодостаточную партизанскую войну в условиях краха фронта и поражения СССР, ибо Корж установливал контроль над целой крупной территорией и ее экономическим потенциалом. Спасение Минского подпольного обкома партии в этом ключе - это расширение партизанской территории Коржа на новые пространства и попытка влить в свои структуры остатки советской партийной подпольной сети. В начале 42г., при всех поражениях на фронтах это значило, что Корж пытается взять на себя руководство всей партизанской войной в Беларуси. Но т.к. в Москве уже начали организованную подгтовку партиащзанских групп и открылись суражские ворота (тот же февраь 42г.) его попытка вошла в противоречие с линией на организованную партиазнку. Отсюда его последовавший конликт с Козловым и напряженные отношения с ЦШПД.

Линьков по сути делал то же самое, что и Корж, но с позиций диверсанта: Линьков тоже не доверял Москве и брал инициативу в разверытвании партизанской войны, правда, диверсионного типа, на себя и тоже претендовал на руководство всем партизанским двидженим как минимум Беларуси, Полесья и Волыни.

В конце мая - июне 42г. и иньков и Корж находились в состоянии почти неподчинения "Центру" и конфликта с Центром. Причем если у Линькова это был конфликт прежде всего со своим руководством по линии РУ и уже потом с ЦШПД, то у Коржа это был прежде всего кофликт с ЦШПД, а потом - РУ.

Встреча Линькова и Коржа была неизбежной. Стремление Линькова закрепиться в районе выгоновкого зера - это прямое вторжение в сферу контроля Коржа. Но и переход Линькова в итоге не к Выгоновскому озеру, а к Князь-озеру - это тоже переход в зону пусть инеполного, но контроля Коржа, как раз туда, где Корж прошелся в начале 42г. рейдом. В прицнипе. переход Линькова на Князь-Озеро скорее всего предотвратил конликт Коржа и Линькова. Если бы Линьков осел на Выгоновском озере, конфликт, скорее всего, был бы неизбежен.

Впрочем, с другой стороны, приход Линькова на Князь-Озеро и укрепление Коржа западнее этого озера летом 42г. создал критчиескую массу для устойчивого мощного партизанского движения на Полесье и в Беларуси даже в случае полного поражения Совесткого Союза в летней комапнии 42-г. Если бы СССР рухнул, Линьков бы лишился поддержки с большой земли, но сохранил пункт связи, переброшенный ему в августе 42г. и всю свою сеть серьезных партиазснких отрядов в Беларуси. А Корж тогда бы оказался как раз источником ресурсов для деятельности этой професисональной совесткой разведывательно-диверсионной сети (Линькова). К концу 42г., когда украинские полицаи были выведены немцами из-под Лепеля, еще было неясно, чем закончится летняя компания 42г., т.е. будет разгромлен СССР или нет. В этом смысле рейд Бринского через территорию, контролируемую Коржом к Ковелю был расширением партиазанского края Линькова-Коржа, где у Коржа оказывалось центральное положение, положение ситочника ресурсов, а Линьков со своими отрядами занимал периферийную позицию, как бы по линии фронта: Князь-Озеро, Налибокская пуща, Логойский район, Ковель и т.д. Украинские полицаи уйдя в лес осенью 42г., если они действительно ушли в лес, а не работали по заданию немцев, создали проблему именно Коржу-Линькову, способным сформировать в тени Сталинградской битвы очень крупную партизанскую зону для войны против немцев при любом ее исходе. Хотя я бы не исключал, чточасть украинских националистов круга ОУН бандеровцев в это время серьезно подумывала о союзе с партиазанами против нецмев, особенно в случае полного краха СССР. Во всяком случае, на западном Полесье в сентябре-октябре 42г. таковые были уже в открытую.

интересно, были ли контакты между Линьквым и Коржом в момент планирования рейда Линькова из-под Лепеля на Полесье? Может, они как раз координирвоали свою самовольную деятельность и Корж Линькова на Выгоновском озере как раз ждал? По ОУНовцам и Коржу - тоже интересно. Явно, те ездили из-под Лепеля "на Украину на Волынь" создавая агентурную сеть и готовясь к войне именно в тех местах, где Корж имел свои виды.

***
"МЫ, ПАРТИЗАНЫ КОРЖА…"

Автор: Записал Андрей ЮДЧИЦ
Рассказывает ветеран войны, генерал государственной безопасности Эдуард Болеславович Нордман
Это уже вписано в историю...
Первый партизанский отряд на территории Беларуси в минувшую войну организовал Василий Корж.
Первый партизанский выстрел в Великую Отечественную войну на территории Беларуси сделал Василий Корж 28 июня 1941 года.
Можно сказать: он был партизаном ХХ века.
В двадцатые годы партизанил в Западной Белоруссии, не давал покоя польским оккупантам.
В тридцатые партизанил в Испании, помогал республиканцам.
В сороковые огневые снова партизанил на Полесье, защищал свой край родной от немцев.
Среди тех, кто не один год был рядом с Василием Захаровичем в трудную военную пору, -- генерал государственной безопасности Эдуард Болеславович Нордман, бывший партизанский разведчик, помощник комиссара партизанской бригады, секретарь Пинского подпольного обкома комсомола.
Генерал-чекист рассказывает о партизанском генерале...
На рассвете 22 июня 1941 года Василия Захаровича вызвали в Пинский обком партии. Первый секретарь обкома Авксентий Малахович Минченко и второй секретарь Петр Гапеевич Шаповалов были уже там.
-- Василь, немцы бомбили аэродром в Жабчицах (9 км от Пинска), связи с Брестом нет. Наверное, это провокация немцев.
-- Нет, товарищи. Это война. Разрешите мне подбирать людей в партизанский отряд...
Поздно вечером 22 июня работники военкомата привезли винтовки, патроны, гранаты. Я получил винтовку выпуска 1896 года, 90 патронов и гранату.
В первую неделю войны в Пинске несколько раз поднималась паника. 26 июня взорвали склады бомб и артснарядов. Это усилило панику. Стали уходить на Лунинец. В Городищах погрузились на пустые платформы. На станции Ловча эшелон остановили...
Корж стал подбирать добровольцев для возвращения в Пинск. Уходило нас из Пинска много, а добровольцев набралось человек 30--40.
Платформы обложили шпалами -- и получился "бронепоезд".
К вечеру прибыли в Пинск.
Корж организовал охрану железнодорожной станции, типографии, почты, обкома.
Дни и ночи первой недели войны слились в одно целое...
28 июня 1941 года отряд подняли по тревоге и на двух автомашинах выдвинули к Рябому мосту на тракте Логишин--Пинск.
Укрылись в засаде.
И вот на дороге появились три легких танка, как позже выяснилось, -- разведвзвод 293 немецкой дивизии.
Выстрел!
Инструктор горкома партии Салохин связкой гранат подбил первый танк. Партизаны открыли огонь из винтовок. Два танка повернули обратно.
Взяли первых пленных, планшет с картой, другие трофеи. В числе трофеев был добротный блокнот, в котором Корж вел записи с 4 июля 1941-го по ноябрь 1942 года, и автомат калибра 9 мм, с которым Василий Захарович не расставался до лета 1944 года.
То был первый партизанский бой в истории Второй мировой.
А второй бой -- 4 июля у д.Галево. Немецкий эскадрон потерял тогда 20 человек.
Малые сражения, конечно, не битвы фронтовые. Но увидеть спины удиравших немцев в первую неделю войны -- это много значило для морального духа партизан. Потом были десятки боев, разгром крупных и мелких вражеских гарнизонов, спущенные под откос эшелоны. Все это было потом...
А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ
В одном из первых боев взяли мы в плен немецкого обер-лейтенанта. Интеллигентный такой с виду, породистый. А как открыл рот, как покрыл нас немецким матом! И возмущается:
-- Кто такие? Почему цивильные люди задерживают меня? Приказываю: немедленно доставить меня к немецким военным властям!
Замолчал, когда ему ствол в рот вставили.
Отвели пленного в не оккупированный еще Пинск, сдали в советскую военную комендатуру.
1941 год был самым тяжелым для партизан.
В июле-августе было создано более 200 отрядов, а к ноябрю их осталось не так уж и много. Опыта не было, многие погибли в боях, часть ушла за линию фронта или к друзьям, родственникам, в подполье с тем, чтобы, перезимовав, весной снова уйти в леса.
Из нашего отряда в 60 человек, вышедшего из Пинска, к осени осталась половина...
Как трудно было -- рассказать почти невозможно.
Больным считался тот, кто не мог самостоятельно встать.
Однако отряд Комарова (такой партизанский псевдоним взял себе Корж) продолжал сражаться.
Тактика партизан в первые месяцы войны состояла в том, чтобы внезапно нападать на одиночные автомашины, мотоциклистов, небольшие гарнизоны. Уничтожали линии связи, разрушали мосты.
Василий Захарович действовал внезапно, дерзко, стремительно. Он был непревзойденным мастером скоротечного партизанского боя. Умел выбрать позицию, удобное время. Затяжной бой для партизан -- гибельное дело. В партизанской войне нет четкой линии фронта, нет флангов и тыла в привычном понимании. Это постоянная маневренная война. Там одинаково ценятся и способность быстро наступать, и умение так же быстро -- в случае необходимости -- давать деру.
Оккупанты почувствовали: земля горит у них под ногами.
ИЗ ЗАПИСОК СОЛДАТА ВЕРМАХТА ЭРИХА МИРЕКА
22 июня 1941 года 293-я пехотная дивизия вермахта, в составе которой я находился, переправилась через Буг в районе Бреста и двинулась на Пинск.
Я был автослесарем в небольшой ремонтно-восстановительной команде, расквартированной в Пинске.
С первого же месяца войны белорусские партизаны дали о себе знать. По шоссе спокойно не проедешь -- эту истину офицер штаба дивизии Кальбфель, наш шеф, уяснил быстро. И если в первые дни вторжения его "мерседес" возглавлял колонну, то теперь он твердо держался в ее хвосте.
Пинский отряд сохранил свою боеспособность только благодаря большому партизанскому опыту Василия Захаровича.
В двадцатые годы он партизанил под началом К.П.Орловского, легендарного Мухи-Михальского. Иногда Корж рассказывал отдельные эпизоды. О том, например, как они остановили поезд около Лунинца, обезоружили жандармов, а воеводу Давнаровича публично высекли розгами за издевательства над крестьянами.
Очень скупо рассказывал о том, как создавал вдоль старой границы базы, закладывал там оружие, боеприпасы, НЗ консервов. В августе с небольшой группой ходил на поиски тех баз. Но, увы, они были ликвидированы перед войной в соответствии с доктриной "воевать на земле противника".
Корж обучал личным примером нас, молодых, неопытных ребят, премудростям партизанской жизни. Предупреждал: мы воюем за народ. Никогда не обижайте мужика. Попроси кусок хлеба, но никогда не бери силой. Обидишь мужика -- и конец твоей партизанской войне...
Народ был со своей партизанской армией.
Ведь в принципе партизанская война, не поддержанная народом, --безнадежная затея. Без социальной опоры такая борьба не имеет перспективы. Скажем, в минувшую войну был лишь один более-менее боеспособный литовский отряд, но и тот базировался в белорусском нарочанском крае.
Наши крестьяне делились с партизанами последним куском хлеба.
Летом 41-го мы платили деньги за продукты, по наивности даже расписки писали. Например: "У гражданина Добролета для нужд Красной Армии изъят поросенок весом примерно 60 кг. Стоимость подлежит возмещению после войны. Комаров". Верилось в скорую победу через несколько месяцев...
Правда, в 1945-1946 гг. многим крестьянам отдавали трофейный скот, который гнали из Германии.
Никаких поблажек себе Корж не позволял. Когда отряд был небольшой, командир в порядке очереди стоял на посту, таскал деревья для костра, ел из общего котла. Никаких привилегий!
А в бою -- первым поднимался в атаку. И при этом у него было сверхразвитое чутье на опасность.
Корж был беспощаден в случаях самоуправства и мародерства. Помню, как он в 1942 г. расстрелял перед строем старшего лейтенанта за то, что тот разорил ульи на пасеке крестьянина в д.Гричиновичи.
В партизанских зонах Корж ввел партизанские комендатуры, которые следили за порядком в деревнях. Без их разрешения партизаны не имели права заготавливать продукты, брать лошадей и т.д. С командирами отрядов, которые приходили на Пинщину с Украины или забрасывались в тыл десантом и порой нарушали взаимоотношения с населением, разговоры велись жесткие -- иногда с рукой на кобуре...
К Коржу-Комарову, как представителю Советской власти в тылу врага, шли ходоки с жалобами. На формально оккупированной земле мы, партизаны, были властью...
МЕЖДУ ПРОЧИМ...
Кое-кто называет теперь партизан бандитами.
Вы не оригинальны, господа.
В августе 1942 г. Гитлер издал директиву: запретить употребление терминов "партизаны", "партизанский отряд", впредь именовать их "бандиты", "бандитская шайка".
Странное родство душ и совпадение помыслов проявляется у некоторых наших шибко развязных мыслителей...
Зимой 1941-1942 гг. после боев отряд Коржа вынужден был покинуть хорошо оборудованные землянки у д.Сковшин и отходить на Любанщину. Оторвались от преследовавших гитлеровцев и остановились вначале в бараках на реке Оресса, а затем в Нежине и Загалье. Узнали, что на острове Заслов находится группа Минского подпольного обкома партии: В.Козлов, Р.Мачульский, А.Бондарь, И.Бельский. Они очень бедствовали...
Корж снарядил несколько санных повозок и в сопровождении Герасима Гальчени вывез обком в расположение нашего отряда в Загалье. У Бондаря после ранения не заживала нога, и Козлов приболел. Ни врача, ни фельдшера в отряде не было. Пришлось лечить их мне. Только в марте появился в отряде фельдшер.
Корж спас Минский подпольный обком КПБ. Что было бы с ними, если бы Василий Захарович не вывез их в расположение партизан? Выжили бы они до весны в своем логове?
Той же зимой несколько отрядов под общим командованием Коржа совершили рейд по Любанскому, Старобинскому, Стародорожскому, Краснослободскому и Ленинскому районам. Его значение для развертывания партизанского движения было очень большим. Немцы под Москвой, а несколько сотен партизан на конях прошлись по глубокому тылу врага. Немцы были в панике, а население радовалось появлению наших.
После возвращения на Любанщину из рейда между Коржом и Козловым произошла размолвка. Василий Иванович хотел подчинить себе Василия Захаровича. Не тут-то было!
Корж: "Я тебя спас, а ты теперь командовать мною будешь?"
Забрал отряд и ушел на родную Пинщину.
Позже все это было подано в Центр как неподчинение Минскому обкому партии, как проявление анархии. И не прощали Коржу долго. Звание Героя Советского Союза присвоили ему только в 1944 году уже после освобождения Белоруссии от оккупантов.
Корж говорил немного, но всегда -- правду. Это прибавляло ему друзей. Прибавляло и недругов.
Личная неприязнь между Коржом и Козловым продолжалась, к сожалению, и после войны...
Обычный вечер в глубоком тылу врага.
У партизанского костра -- неспешные разговоры о жизни.
Рассуждают молодые партизаны: "Когда война кончится -- наемся вдоволь хлеба, сала, борща". А у тех, кто постарше, -- другие запросы: "Пойду в ресторан. Поеду в санаторий"...
Говорили и о том, как будем строить жизнь после войны. Единодушны были в том, что бюрократов, подхалимов и прочую нечисть почистим крепко. А Корж слушал, слушал и сказал: "После войны -- это как половодье весной. Талая вода поднимает весь мусор. Пожалуй, мусор будет плавать наверху, а ценное окажется на дне".
Далеко смотрел Василий Захарович. После войны на поверхность, к власти, рванули кое-где откровенные карьеристы, а такие, как Корж, остались на обочине. Они -- пахари жизни...
Мне эти разговоры запомнились на всю жизнь.
Наука Коржа помогала и в чекистской работе.
Зимой 1943 года немцы решили уничтожить Пинское партизанское соединение. На нас была брошена сорокатысячная группировка войск, были задействованы авиация, артиллерия и танки.
Партизанский генерал Корж умело вывел из-под удара основные силы. Отряды прошли многие десятки километров по болотам и лесам. Выстояли сами и защитили местное население.
Весна 1944 года.
идут тяжелые бои партизанских бригад имени Буденного, Ленина и Кирова с регулярными немецкими фронтовыми войсками. Начальник штаба Пинского соединения Н.Федотов обращается к Коржу:
-- Василий Захарович, подпишите шифрограммы в Москву, в БШПД.
-- Отстань, некогда, бои идут. Что у тебя в телеграммах?
-- Сообщаем об успехах.
-- Николай, об успехах напишут после войны другие. Наше дело не писать, а воевать. Хорошо воюем, Николай?
-- Да, Василий Захарович.
-- Ну вот это главное. А писать? Пусть пишут другие.
Может быть, поэтому в архивах так мало материалов о пинских партизанах.
В Пинском соединении к 1944 году было семь бригад: имени Буденного, Молотова, Ленина, Кирова, Куйбышева, Советской Белоруссии, Пинская и отдельные партизанские отряды.
За три года (1.119 дней и ночей в тылу врага) пинские партизаны уничтожили 26.616 фашистов, разгромили более 60 немецко-полицейских гарнизонов, уничтожили 5 железнодорожных станций и 10 находившихся там эшелонов с боевой техникой и боеприпасами. Кроме того, пустили под откос 468 эшелонов с живой силой и техникой врага, обстреляли 219 воинских эшелонов и взорвали 23.116 железнодорожных рельсов.
Сколько понадобилось бы фронтовых сил -- пехотных дивизий, танков, орудий, самолетов, чтобы получить такие результаты?
Позволю себе привести здесь высказывание одного западного историка: "История войн не знает ни одного примера, когда партизанское движение играло бы такую же большую роль, какую оно сыграло в последней мировой войне. По своим размерам оно представляло собой нечто совершенно новое в военном искусстве. По тому колоссальному воздействию, которое оно оказывало на фронтовые войска и проблемы снабжения, работу тыла и управления в оккупированных районах... оно повлияло на характер всей мировой войны".
Важно и то, как влияли партизаны на моральный дух солдат вермахта.
Несколько лет назад я мирно беседовал за кружкой пива с бывшим гитлеровским воякой, который сражался против нас в Беларуси. "Это был какой-то ужас", -- признавался он. За кустик "до ветру" боялись сходить, потому что в штаны могла влететь партизанская пуля. "Когда мне снятся белорусские партизаны, -- говорил старый немецкий солдат, -- я просыпаюсь в холодном поту"...
Прав был Лев Толстой, назвав партизанскую войну дубиной народного гнева.
Незадолго до кончины П.Пономаренко я посетил его в больнице. Выбрал момент и спросил:
-- Скажите, Пантелеймон Кондратьевич, почему в Центре к Коржу относились несправедливо?
-- Если бы ты прочитал, что писали в шифровках о Корже известные тебе товарищи... Не подчиняется партийным органам. Выставляли чуть ли не анархистом, этаким белорусским батькой Махно. Моя вина -- поверил тогда. Понадобилось время, чтобы разобраться, кто же такой Корж на самом деле. Он был законопослушным, но на шею садиться никому не позволял. Очень сожалею, что поздно разобрался...
Наконец-то я понял причины несправедливости к любимому командиру. Не исключено, что могли учитывать и другое: Корж после возвращения из Испании был арестован и несколько месяцев провел в тюрьме. Тогда разобрались, вернули ордена Красного Знамени и Красной Звезды, отправили в санаторий, а затем назначили директором крупного зерносовхоза в Кропоткинском районе на Кубани. В войну, наверное, некогда было искать справки в архивах и уточнять, что да как. Как в старом анекдоте: или ты шубу украл, или у тебя шубу украли...
Последний свой подвиг, трудовой, Василий Захарович совершил в 1953 году. Будучи заместителем министра лесного хозяйства, он написал заявление в ЦК КПБ с просьбой направить его работать на село. И возглавил в родных местах колхоз с прекрасным названием "Партизанский край".
Теперь полное название хозяйства звучит так: колхоз "Партизанский край" имени Василия Захаровича Коржа. Именем Коржа названы улицы в Давид-Городке, Столине, Лунинце, Солигорске, Пинске, Минске, школа в Пинске. На родине Коржа -- в д.Хоростово -- ему поставлен памятник.
Василий Захарович Корж, стойкий борец за правое дело, -- поистине национальный герой Беларуси.
Год 1945-й. Победа! Снимок на память: партизанский генерал В.З.Корж и будущий генерал-чекист Э.Б.Нордман.

http://7days.belta.by/7days.nsf/last/C59E188D38D4194E42256BE20035A969?OpenDocument
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments