Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

115. Линьков-Ковпак и аэродром на Князь-озере в январе 43-го года

Конспект Вершигоры - 3

Значит, аэродром сделали на озере силами Ковпака. В конце концов самолеты стали летать каждую ночь. Беспрецедентное снабжение. Хотя судя по описанию "дипломатом" землянки Линькова-Банова в первый день контакта, там тоже далеко не бедствовали.

Обеспечивал снабжение Ковпака авиа-полк Гризодубовой.

Предполагаю: Ковпак знал, куда шел, направляясь к Линькову. И имел на это санкцию Центра. Связь у Ковпака с центром была. Это Вергшигора - не информирован или что-то скрывает от читателя. Ковпак решал с Линьковым и Бановым не только вопросы снабжения через аэродром. Соединение Ковпака полностью прикрывало Линькова от удара немцев в момент, когда те собрали большие силы на Полесье в ответ на удар Ковпака по Сарненским мостам. К тому же от Линькова как раз ушел под Ковель Бринский. Людей, наверняка, не хватало. Строительство аэродрома дало снабжение и Линькову. Видимо.в основном взрывчатку.

Ковпак стал соединением "на связи" Линькова на всю компанию 43-го года. Фактически Линьков (Банов) за зиму получили - под Ковелем сильное соединение Бринского, а под Сарнами - Ковпака. Узел связи Линьков и Банов от Ковпака, видимо, скрыли. Во всяком случае от Вершигоры. Возможны были также прилеты из-за линии фронта каких-то офицеров на Князь-Озеро. Летнюю компанию на Полесье и Волыни Линьков обязательно планировал с учетом Ковпака и наоборот: Ковпак с учетом Линькова.

Сабуров же сидел под Сарнами непосредственно и особенно удара немцев в ответ за взорванные вокруг Сарн мосты, как видим, не опасался. Впрочем, Сабуров и от Лельчиц, захваченных было Ковпаком, тоже стоял далекова-то. Ковпак скрылся из внимания немцев, осев у Линькова, и те его почему-то ухитрились упустить. Почему, кстати? Да и упустили ли. Судя по реакции в Давид-Городке: они были примерно в курсе. что Ковпак стоит рядом. Почему не атаковали?

Какова была роль в этих всех переговорах Коржа и других местных КПЗБовцев - Орловского, Ваупшасова и т.д.? Или Линьков и Колвпак сразу разводились с ними. Ковпак, например, сразу планировал работать на Волыни-Галиции-Карпатах, а не под Пинском-Брестом? Или наоборот, планирволось вторжение в зону контроля Коржа и др. КПЗБовцев? В общем, это и произошло, но очень ненадолго...

Что решалось по украинским националистам? Особенно по УПА?

Наверняка Линьков обсуждал с Ковпаком и вопрос о связи. Если у него действительно был пункт ретрансляции связи, то можно было договариваться о бошльшой рейде Ковпака западнее линии Сарны-Пинск-Барановичи в рассчете на пункт связи Линькова-Банова.


Бате, так же как и нам, остро нужна была посадочная площадка. У него
были свои нужды, у нас свои. Он хотел отправить на Большую землю какие-то
важные документы, людей и несколько раненых товарищей. Ковпаку же аэродром
необходим был до зарезу. Свыше ста раненых, среди них много тяжелых, сильно
затрудняли маневренность отряда. Сказывалась также нужда в боеприпасах. Ясно
было, что в таком состоянии отряд мог только пассивно держаться, а идти на
серьезное дело - в новый рейд - командование не решалось. Поэтому мы
объединили с Батей наши усилия в поисках площадки, пригодной для посадки
современных тяжелых машин. Задача оказалась гораздо труднее, чем мы могли
это себе представить. Леса, пески и топи - самые неподходящие места для
аэродрома.
А именно они и составляют господствующий ландшафт в этих краях и
простираются на сотни километров во все стороны. Батя расчистил площадку
среди леса, но когда я посмотрел на нее, мне стало ясно, что машина здесь
угробится.
Еще в декабре была у нас мысль посадить самолет на озеро, но
наступившая тогда оттепель сорвала наши строительные планы. Так
размокропогодило, что наш аэродром сразу оказался самой обыкновенной водой.
От ледяной затеи мы временно отказались. Сейчас этот вариант приема
самолетов всплыл опять, причем все яснее становилось, что он единственный.
Разведчики, рыскавшие в поисках ровного, твердого и достаточно большого
куска планеты в этом районе, не приносили ничего утешительного. Ровными
здесь были только обширные незамерзающие болота, летом непроходимые ни для
зверя, ни для человека, а зимой с трудом удерживавшие легонькие белорусские
дровни да плохонькую лошаденку, привычную к топям; твердыми могли быть
только вырубки леса, но там тысячами торчали пни. Выкорчевка их зимой была
делом невозможным ни по времени, ни по количеству рабочих рук. Словом,
самолеты можно было принимать только на озере.
Вначале мы думали принять их на небольшом, километра полтора в длину,
озере Белом. Но оно было очень глубокое - до семидесяти метров, вода плохо
промерзала, и лед был тонкий. Окончательно наши мнения сошлись на том, что
наиболее подходящим было озеро Червонное, или, по-простонародному,
Князь-озеро. Большое, самое крупное в этих местах, оно имеет яйцевидную
форму. В длину километров двенадцать, в ширину - шесть-семь, не особенно
глубокое, окруженное шестью селами.
Мы сразу же перебазировались в села, разбросанные по берегу
Князь-озера, расположив отряды по южному берегу его. Штаб и первый батальон
стали в селе Ляховичи. Третий батальон - в селе Пуховичи. Второй - в колхозе
"Комсомолец", четвертый батальон выдвинули на северный берег озера. Таким
образом обеспечивались подходы к будущему аэродрому и его дальняя оборона.
Морозы все больше крепчали, и лед на озере достигал уже тридцати
сантиметров толщины. Не откладывая дела в долгий ящик, мы сразу же
приступили к подготовительным работам. Разметили большую площадку, где лед
был потолще, и стали счищать с нее снег. Когда площадка была готова,
появилось новое препятствие, которое преодолеть мы были не в силах.
Авиационное начальство, узнав о том, что мы хотим садить сухопутные самолеты
на лед, не соглашалось на это. Время уходило. Стояли хорошие летные ночи, но
сколько они продержатся среди зимы, да еще в Полесье? Несколько радиограмм,
посланных Ковпаком о том, что лед крепкий, не возымели никакого действия. В
посадке самолетов на лед нам отказывали.
Организацию аэродрома Ковпак возложил на меня, потому что еще в
Брянских лесах, вылетая на Большую землю и два-три дня ожидая самолета, я с
летчиками и техниками прошел нечто вроде небольших курсов подготовки. Курсы
эти были продолжительностью пятнадцать - двадцать минут, но все же я знал
основные технические требования, которые предъявлялись к посадочной
площадке. Все у меня было учтено, кроме постройки аэродрома на льду.
Полной уверенности в том, что он выдержит тяжелую машину, не было.
Тогда мы по-своему занялись техническими расчетами. Народу на очистке льда
было до пятисот человек плюс сто саней с лошадьми. Я заставил людей
притаптывать, плясать. Лед потрескивал изредка, но держал. Потом стали
подсчитывать. Ковпак вообще любил всякие подсчеты и расчеты. И подсчитали,
что вся эта группа людей с повозками и лошадьми весит до ста тонн. "Дуглас"
вместе с грузом весит семь тонн. Мы эти семь тонн удвоили, затем в пять раз
увеличили на силу удара во время приземления и решили, что можем принимать
самолеты без риска.
Ковпак подождал дня два и дал радиограмму такого содержания: "Рядом с
Князь-озером провели большую работу по выравнению, и нами подготовлена
посадочная площадка на грунте". Дальше шли все технические данные, почти
идеальные. Я знал их еще от летчиков, - земля твердая, грунт мерзлый, ни
топей, ни болот, подходы замечательные и т.д.
Начальство запросило данные снова. Мы дали их вторично в том же виде.
Руднев колебался, но Ковпак все более настойчиво нажимал на авиационное
начальство. Наконец пришел ответ: "Ждите самолетов". Условные сигналы даны,
и мы стали ждать.
На берегу озера была хатка, где всю ночь проводили сигнальщики. На льду
жгли костры, в селе возле штаба стояли верховые лошади и несколько упряжек в
санках.
Все было рассчитано так, чтобы по первому гулу самолета указать ему
ракетами место посадки. Пока самолет делал круг и заходил на посадку,
Ковпак, Руднев, Базыма и другие работники штаба должны были успеть вскочить
на коней или в санки и проскакать километра полтора от штаба до посадочной
площадки.
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments