Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Category:

127. 42 год. Западное Полесье. Подляшье. Волынь. Небольшой итог.

Заканчиваю просмотр советских в основном источников, которые так или иначе касаются деятельности украинского батальона "201-й полицейской охранной дивизии" под Лепелем в 42-м году. Кое-что еще по мелочи осталось доточить. Но вообще пора больше посмотреть другую сторону. Закончу с источниками по линии ОУН-УПА и немцам и, видимо, поработаю в архивах. В принципе, все, что надо, уже понятно где лежит. Оно есть.

Небольшой итог. (Все заметки по деятельности украинского батальона немецкой 201-й полицейской охранной дивизии Побегущего-Шухевича в Беларуси в 42 году находятся на guralyuk)

Значит, 42 год. Шухевич с будущим "комсоставом" УПА и СС "Галичина" находится под Лепелем, ведет все более частые боестолкновения с партизанами, доводит местных жителей до озлобления, партизан сдержать не может, постоянно курсирует большим количеством будущего "комсостава" "на Волынь на Украину". За лето 42 года под Лепелем партизаны создают две крупные бригады, каждая из которых в состоянии уничтожить украинский батальон, нелогично распыленный по небольшим лесным гарнизонам (бригада Дубова и бригада Заслонова). Одна бригада - "под партийцами" Пономаренко (Лобанок), вторая - скорее ГРУ, но тоже по мере роста все плотнее контролируется ЦШПД, правда, вроде, с усилением внутри нее позиций непосредственно НКВД. В районе Лепеля также действует сначала беспрецедентно информированная и дерзкая группа ГРУ (Линькова), затем - оставленный этой группой спецотряд (Ермаковича), не подчинявшийся ни Лобанку ни Заслонову. Бригада Лобанка склонна к резким решениям и непосредственно давит на украинский батальон, проводя операции в непосредственной близости от его штаба в д.Боровки, бригада Заслонова ведет удачные операции по разложению соединений коллаборантов и состоит в значительной части из бывших белорусских полицаев и бойцов русских националистических пронацистских формирований. Линьков уходит на Полесье и разворачивает крупнейшую в тылу немцев за всю историю войны разведывательно-диверсионную сеть, в значительной мере ориентированную на Волынь и украинскую часть Полесья. С юга, со стороны Бегомля украинскому батальону оказывает давление созданная спецотрядом НКВД во главе с Ваупшасовым "зона влияния". Ваупшасов же специализируется прежде всего на "работе" внутри Минска, на создании агентурных сетей в Минске после двойного разгрома гестапо Минского подполья и является выдающиимся агентурщиком и организатором партизанской войны. Территория, на которой дислоцируется украинский батаьлон является проходным двором для 1-3 тысяч бойцов спецгрупп и партийных функционеров, направляемых через Суражские ворота для организации и укрепления партизанского движения в Беларуси. Действия украинского батальона, как и остальных нацистских антипартизанских формирований в Витебской области, отслеживаются агентом НКВД, имеющим оперативный доступ к информации по планированию антипартизанских действий в масштабе Витебской области, т.е. зоны контроля 201-й охранной полицейской дивизии, частью которой является батальон. (Имя агента не рассекречено до сих пор)

Украинский батальон со всех сторон окружен очень способными и динамичными партизанскими формированиями, находится на направлении стратегических интересов советского командования партизанским движением по обеспечению коридора в тыл немцам и боевым действиям и разведке в тылу немецких войск, атакуемых под Сычевкой, Ржевом, частично - Ленинградом.

Осенью 42 года советское командование начало перенос боевых действий партизан на Волынь, западную Беларусь и западное Полесье, предполагая далее перенести партизанскую войну на Карпаты и в восточную часть "этнической Польши". Партизаны в 43 году должны были обеспечить полный параллич коммуникаций вермахта, вывести большую часть оккупированных территорий из хозяйственной эксплуатации оккупантами, обеспечить сохранение мобилизационного потенциала для пополнения наступающей Красной Армии, создать крупные партизанские зоны - корридоры для действующей армии, проникающей через них в тыл немцам, а также отформирвоать в партизанских зонах органы власти, способные перенять на себя функции управления Беларусью и Украиной после их полного освобождения.

В Западной Беларуси данные задачи выполнялись восновном за счет пемещения на запад зародышей партизанских отрядов из-за линии фронта и создания крупных подпольных (агентурных) сетей под контролем ЦК КПБ.

В Западном Полесье (Брест, Пинск) и Подляшье (Белосток) подпольные сети до осени 42-го года - начала 43-го развивались в значительной степени самостоятельно и включали в себя значительный антифашистский элемент, не связанный непосредственно с ЦК КПБ. Здесь подполье прошло через стадию "Объединенных антифашистских комитетов" и опиралось прежде всего на бывших членов КПЗБ. ЦК КПБ сумел выстроить контакт с этим подпольем и вобрать его в свои структуры во многом благодаря деятельности НКВД БССР. Интеграция Объединенных антифашистских комитетов в партийные подпольные структуры произошла на уровне ЦК КПБ через усиление значения в нем бывших функционеров КПЗБ (Притыцкий). Партизанская война в этом регионе велась в основном по методу крестьянской самообороны. Были созданы самые многочисленные в Беларуси партизанские соединения, контролировавшие крупные территории, но не очень активно беспокоившие немцев нападениями на гарнизоны. Таким образом удалось в целом нейтрализовать действия украинских о белорусских коллаборнатов, а также - АК, предотвратить массовый переход в ряды УПА масс местных крестьян и не допустить слишком ожесточенного обострения межрегиональных противоречий по линии восток-запад Беларуси.

В ходе партизанского движения на Западном Полесье и Подляшье произошло закрепление этнической самодентификации местных жителей как белорусов в противовес украинской идентичности. которая стала ассоциироваться с противостоявшими советским партизанам и "Объединенным антифашистским комитетам" коллаборантами или с УПА.

На Волыни и украинской части Полесья партизанское движение разворачивалось в основном при опоре на крупные рейдовые партизанские соединения и "тыле" в контролируемой белорусскими партизанами белорусской части Полесья. Решение о приходе на Волынь и Украинское Полесье крупных партизанских соединений было принято в начале сентября 42-го года и начало реализовываться в октябре-декабре 42-го года.

Украинский батальон под Лепелем мог стать фактором стратегического значения в войне только если бы был перебазирован из-под Лепеля на Западную Украину осенью 42-го года. В случае промедления с таким перебазированием до весны 43-го года, не успевала возникнуть обширная подпольная сеть, на которую опиралась впоследствие УПА. И советские партизаны на Волыни и западном Полесье закрепились бы быстро примерно также масштабно, как это удалось им в Брестской и Пинской областях. Через симпатии в рядах поляков советские партизаны проникли бы в Галицию и уже летом 43-го года выступили защитником украинских крестян от почти неизбежного удара со стороны АК. Наступление Советской Армии в 43-м году могло бы достичь гораздо более масштабных результатов и украинская националистчиеская подпольная сеть прсото не с успела бы развернуться в полноценную опору для масштабной партизанской войны против советской власти.

Промедление с уходом из-под Лепеля превращало украинский батальон в идеальный объект для разложения либо прямого уничтожения советскими партизанами: в случае более успешного хода военных действий на фронтах в 43-м году (если бы партизанская война в Западной Украине шла без фактора УПА-АК) немцы ушли бы из региона как минимум восточной Беларуси еще в 43-м году, украинский батальон попал бы в контекст этого отхода-поражения. Либо, если бы все таки боевые действия развивались так, как было на деле, украинские полицейские погибли бы в ходе неизбежного создания самой крупной по территории партизанской зоны Беларуси (Лепельско-Ушачско-Бегомльской), созданной как раз в начале 43-го года. Так и произошло с их "сменщиками" в ходе взятия партизанами Лепеля в 43-м году.

Можно, конечно, считать случайностью столь удачный выбор времени для ухода из-под Лепеля украинских полицейских. Но вообще нужно проверить, все таки больше похоже на решение из Берлина.
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments