Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

130. Боровец-Бульба - 2. Предположение по контактам группы Шухевича и Линькова под Лепелем.

Заметки на полях. Не более чем предположения в рабочем порядке.
Переговоры УПА Боровца-Бульбы с ГРУ (Лукин-Медведев) осенью 42г.

***
Интересно. Значит, мое преположение, на уровне догадки о контактах Линькова с кем высокопоставленным в украинском батальоне, стоявшем под Лепелем, получает еще одно - тоже, правда, косвенное - подтверждение. Действительно именно ГРУ летом-зимой 42г. инициировало и провело переговоры с руководством УПА (тогда во главе с Бульбой - Боровцом) о щирокомасштабном сотрудничестве, завершившиеся перемирием между УПА и "СССР".

Мое старое предположение, которое надо проверить:

1. Линьков находился в контакте с кем-то в руководстве батальона (ДУН, ОУН?) уже в марте 42г., когда батальон был переброшен под Лепель. Скорее всего, этот контакт явился следствием контакта Линькова по линии немецких спецслужб или какой-то группировки вна уровне Берлина, способной влиять на политические решения. Возможно, сама переьброска украинцев именно под Лепель была следствием этого контакта Линькова с немцами. Если было именно так, тогда объяснимо, почему партизаны не особо активно атаковали украинцев и усилили свое давление только в сентябре 42г. Более того, тогда легко объяснимо, почему украинцы элементарно остались живы и почему им дали собраться в Лепеле в конце 42г., чтобы покинуть Беларусь.

2. Именно украинец из числа высших офицеров батальона и был тем агентом НКВД, который информировал партизан о всех антипартизанских операциях немцев в Витебской области как минимум весной-осенью 42г. Тогда легко объяснить, почему Бельченко (глава НКВД БССР) пишет про агента, но не называет его имени. Даже сейчас сотрудничество с НКВД кого-то из высших офицеров этого батальона - политически важная информация. Этот украинец мог работать и с Линьковым, ведомственная борьба НКВД-ГРУ в этот момент могла отходить на второй план.

Именно для повышения работы этого агента была заброшена в Витебск группа Веры Хоружей. Выбор персонально Веры Хоружей, а также участие в группе других опытных членов бывшей КПЗБ вызвано необходимостью контакта с агентом и политиисеких переговоов с через него людьми, хорошо знакомыми с особенностями межнациональных отношений на Западном Полесье, Волыни, Подляшье, которые украинскими националистами тогда относились к этнической Украине.

3. Линьков решился на самовольный переход на Полесье из-под Лепеля, рассчитывая на поддержку его на месте со стороны части украинских националистов. Его первоначальная цель в качестве места дислокации - Выгоновское озеро - предполагал его активность прежде всего на территоиях, рассматриваемых украинскими националистами как украинские.

4. Карты для переход - масштаба то ли двух то ли 5 км были доставлены Линькову "откудато" его замом Бринским. Бринский в конце 42 года был отправлен Линьковым под Луцк, создал там крупнуюю бригаду, но занимался в основном какой-то непонятной Старинову деятельностью. Особо не светился, хотя бригаду имел крупную. Держал прямую связь с Линьковым. Т.е. занимался в первую очередь разведкой.

Именно Бринский вел в 43-м, кажется, году (уточнить) переговоры с УПА о сотрудничестве с СА уже после захвата руководства в УПА "бандеровцами".

Логично предположить, что карты для перехода через всю Беларусь на Полесье он мог получить от агента-украинца в руководстве полицейского батальона.

5. Уходя в самовольный переход на Полесье Линьков оставил под Лепелем не подчинявшуюся местным партизанам группу - специальный отдельный отряд Ермаковича. Этот отряд не мог специализироваться в основном на диверсиях, ибо местные коммуникации эффективно перекрывались с лета выросшей до почти двух тысяч бригадой Дубова. Логично предположить, что Ермакович обеспечивал работу агента в Лепеле (Боровках. Боровки - деревня, где стоял штаб украинского батальона возле Лепеля).

6. Есть и другие такие же, правда, косвенные указания о контактах Линькова (ГРУ) и части украинских националистов из руководства украинским батальоном в Лепеле. Причем, вряд ли, судя по последующей биографии офицеров этогобатальона, такие контакты могли идти через Евгения Побегущего. Он особой политикой не занимался и ориентировался на простую воинскую службу немцам. почти наверняка это была группирвока Шухевича. Тем более, что именно Шухевич постоянно разъезджал со своими людьми в это время между Лепелем и Волынью и даже Львовом.
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments