Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

146. Клим Савур и создание агентурной сети ОУН для своей партизанки в 42г. Поездки Шухевича

Прикидываю по поездкам Шухевича из-под Лепеля, где искать информацию. Строю схемы.
***
С конца марта 42г. украинский батальон находится в под Лепелем. Перед этим он небольшое время находиолся в Минске, пока немцы определяли. в какое место его направить

(Странновато, что в Минске, т.к. Мн был центром гебитсккоммисариата Вайсрутения, который занимал небольшую площадь - примерно Минская область с орестностями. А направили в конце концов украинский батаьлон в состав 201-й охранной полицейской дивизии в зону контроля вермахта, прифронтовую как бы зону, охранять тылы 3-й танковой армии, воевавшей против Калиниского фронта. Наверняка, решение принималось не на местном уровне в Минске, а в Берлине. Теоретически, по словам Побегущего, украинцы были уверены, что едут на фронт, а не воевать с партизанами. Но, может, задержка была связана с размышлениями руководства 3-й армии, куда их направить? "Спецназовская подготовка" в рамках диверсионного полка Бранденбург в условиях стратегического отступления 3-й армии, видимо, на фронте была не нужна, а кадры в другой ситуации - ценные. Отправили воевать с совесткими партизанами-диверсантами? Просто придержали вдали от фронтовых потерь, имея ввиду потенциально важную политическую роль? Или был вариант отправить их все таки на Украину в связи с какими-то процессами внутри ОУН?)

Как раз "в апреле 1942 года под Львовом происходит ІІ Конференция ОУН(Б), высказавшаяся в пользу создания собственных «военных сил». По указанию провода ОУН(Б) формируются «группы самообороны» (боевки) по схеме: «кущ» (3 села, 15—45 участников) — уездная сотня — курень (3—4 сотни). К середине лета на Волыни боевки насчитывали до 600 вооруженных участников."

600 чел. для огромной Волыни - немного. Тем более, что речь идет и о резерве и о бойцах в лесу. В одной лишь Лепельской зоне, где дислоцировался украинский батальон осенью, правда, в одной лишь бригалде Лобанка было 1700 чел. и еще 1500 числилось, если память не изменяет, в резерве. "Группы самообороны" - явно, то, что советские партизаны называли "резервом" (находятся дома, но готовы уйти в лес по приказу, часто имеют оружие, выполняют функции самообороны своего села и связи-разведки в случае необходимости.

У Бульбы в это время несколько сотен чел. сконцентрирвоано в одном месте (в лему), а агентурная сеть и резерв - ориентировочно несколько тысяч чел. Видимо, до 10 тысяч, если ориентироваться на численность его УПА(ПС) в конце 41г. на момент ее роспуска по приказу немцев. В августе 42г. Бульба штурмует Шепетовку, имея, похоже, свыше 500 чел бойцов. С учетом союзников из УПА (м) войско Бульбы в 42г. на Волыни однозначно сильнее ОУНовцев.

В течение 42г. ОУНовские структуры на Полесье (Волыни) в заметные бои с немцами не вступали. Предложенная структура ОУНовской партизанки накладывается на немецкую систему охраны и полиции (1 полицейский на 100 жителей). ОУН не устанавливала в это время региона своего открытого контроля, т.е. ОУН на Волыни в 42г. устанавливала фактический контроль над местными полицейскими и органами власти немцев, формировала свою систему связи, делала заклыдки в лесу продуктов и воинских припасов, создавала агентурную сеть. Весною 43г. эта работа дала возможность разово забрать в ОУНовскую УПА 5 тысяч немецких полицейских и объявить всеобщую мобилизацию мужчин в ряды этой армии. Это войско было плохо обеспечено оружием (обычно говорится, что не менее половины бойцов оружия не имело), но , похоже, не менее тысячи 10 чел. были вооружены сразу. Несколько тысяч единиц, или даже значительно больше, огнестрельного оружия было учтено, собрано, заготовлено именно в течение подготовительной работы в 42-нач.43гг.

В лесу полностью находились, видимо, совсем небольшие группы ОУНовцев. Скорее всего, те, которые обеспечивали охрану Самого Клячкивского (Клима Савура) и занимались подготовкой лесных лагерей, закладками, связью. Вероятно, именно этим была зангята первые боевые отряды ОУН - Качинского - возникшие, выходит, только в октябре 42г.

Если только речь не идет о выходе антинемецкого движения на местах из-под контроля органов управления ОУН и стихийном основании небольших антинемецких партизанских отрядов, задним числом объявленному решением ОУН. Бульба пишет, что еще в январе 42г. ОУН противилась началу активной антинемецкой партизанской войны и лишь в феврале-марте изменила эту позицию.

В любом случае, даты важны. Значит, Шухевич не мог не знать об апрелськом решении ОУН готовиться к войне с немцами. Не мог не знать о еще более решительном настроении группы ОУНовцев во главе с Митрингой, которые делали ставку вообще на Бульбу. Шухевич обязательно знал о подготовке к антинемецкой партизанке, которую часть ОУН развернула на Волыни-Полесье в 42г. Сложно представить себе, чтобы Шухевич во время своих поездок из-под Лепеля на Украину и Волынь не миел контактов с местным руководством ОУН(б), т.е. с Климом Савуром, к-й непосредственно руководил работой по подготовке к развертыванию массовой антинемецкой партизанки ОУН.

Где они могли контактировать, если такой контакт был?

Прикидываю возможные маршруты поездок Шухевича и его окружения из-под Лепеля в Украину и Волынь в 42г. Ездили наверняка в основном по ж\д. Это реально или через Минск-Барановичи-Сарны-Ровно-Львов или Лепель-Орша-Могилев-Гомель-Шепетовка-Ровно-Львов или если необходим контакт в Кракове, Варшаве или даже Берлине: Лепель-Орша-Минск-Брест. Учитывая, что укрианцы числились фронтовым тылом, а не "гебитскомиссариатом Вайсрутения", видимо, проще было аргументировать разрешение на маршрут через фронтовую зону, на Могилев. В общем, контакт мог быть скорее всего или в крупном городе с немецким гарнизоном или в районе Сарн. Объяснить поездку по ж\д Гомель-Лунинец-Брест, чтобы воспользоваться каким-то небольшим местным населенным пунктом в этой лесной зоне - думаю, было сложно. Да ОУН и Бульба в это\их местах реально действовали немного. В основном ближе к Сарнам. Хотя, конечно, это размышление чисто умозрительное, зпа недостатком прямой информации.

Причем, прямой контакт с Климом Савуром Шухевичу, видимо, был "положен" просто в силу их статуса внутри ОУН. А если Шухевич предполагал действительно уйти в лес после "бунта" украинского батальона под Лепелем (если бунт был, конечно, или, например, даже готовил такой уход), то такой контакт был просто неизбежен. Шухевичу обязательно нужна была уверенность, что созданная Савуром агентурная сеть и "закладки" действительно есть, слпанирвоать эту акцию политически, сориентироваться о возможном снабжении и численности снабжаемых бойцов, о местах дислокации, первых боевых операциях и т.д. Тогда надо было отправить своих людей еще и по самим местам будущих боев пройтись., убедиться в своими глазами. как подготволенный офицер-диверсант и опытный политик в украинских делах шухевич не мог готовиться иначе. Если готовился, конечно.

Контакт Шухевича с Савуром мог состояться, вероятно, летом 42г. Скорее всего после объявления Бульбой о переходе к новой фазе партиазскной войны в июле 42г. Это объявление создавало совершенно политчисекуюситуацию на Волыни и Полесье. Теоретически Бульба мог перевербовать значительную часть сети, созданной Савуром. Тем более, что с бульбой солидаризовался во многом Митринга. ОУН(б) должна была срочно определяться. Штурм Бульбой в августе 42г. Шепетовки должен был их вообще насторожить. Инициатива в украинских делах на Волыни уходила к бульбе. По всей Беларуси и в районе Лепеля в т.ч. шло формирование таких же крупных партиазснких соединений. Над украиснким батальоном вообще врозникла угроза уничтожения. После штурма Бульбой Шепетовки Шухевич должен был выводить людей из-под Лепеля еще и потому, что в случае дальнейшего сближения Бульбы с советскими партизанами, а Шухевич не мог не видеть общего трненда в этом направлении, просто мог не знать деталей и наверняка не знал, ценность Шухевича с его людьми в глазах советского командованияи немцев могла упасть. Советское командование вполне могло отдать приказ местным партизанам атаковать украинцев, чтобы те перестали быть фактором в политической игре на Западной Украине.

То есть контакта могло быть два - один между серединой июля - 19.08 (штурмом Шепетовки, если не путаю дату. Второй - после 19.08, вероятно в сентябре. К этим же событиям должны были быть привязаны и другие контакты Шухевича с лидерами ОУН. Т.е. одна поездка у него должна была быть в конце июля-начале августа. Еще одна - в конце августа-начале сентября. Во "вторую" поездку Шухевич должен был определяться по уходу из-под Лепеля. Обе поездки требовали контакта не толкьо с Савуром, но и с лидерами ОУН во Львове.

Плюс, к этому и именно в связи с теми же событиями и датами отношения с немцами...

№ 42 (621) 4 — 10 ноября 2006

Ловушка для «Щура». 4 ноября одному из основателей УПА Дмитрию Клячкивскому исполнилось 95 лет
Авторы: Юрий ШАПОВАЛ, Дмитрий ВЕДЕНЕЕВ (доктора исторических наук)

«Вечный революционер» Эрнесто Че Гевара однажды признался, что искусству повстанческих действий учился на опыте Украинской повстанческой армии. У ее истоков стоял Дмитрий Клячкивский (Клим Савур), хотя со временем оказался в тени главнокомандующего УПА Романа Шухевича. Так что попытаемся внимательнее присмотреться к этой фигуре и, опираясь на недоступные ранее документы, рассказать о ее трагическом финале.

От вожака «соколят»
до оуновского лидера
Дмитрий Клячкивский родился 4 ноября 1911 года в Збараже на Тернопольщине, в семье банковского служащего. Закончил юридический факультет Львовского университета. В 1932—1934 гг. служил в польской армии. До 1939-го работал в кооперативных учреждениях Галичины. Увлекался украинским молодежным спортивно-патриотическим движением, а также был членом правления збаражской организации спортивного общества «Сокол» (находилось под влиянием ОУН). В 1937-м лидеру «соколят» пришлось провести несколько месяцев в тюрьме, однако поляки не смогли доказать его участие в антиправительственной деятельности.



Листовка с фотографией убитого Клима Савура
Процесс репрессивной советизации Западной Украины после сентября 1939 года стимулировал расширение базы националистического подполья, противостоявшего чекистам. У последних контингент оперативной заинтересованности определился задолго до появления Красной армии в регионе. Еще в 1925—1931 гг. ГПУ УССР на случай переноса боевых действий на территорию соседних европейских государств подготовило органам военной контрразведки списки «украинской контрреволюционной эмиграции различных политических окрасок в Польше, Румынии и других государствах». Репрессии изначально были направлены прежде всего против «социально враждебных элементов» из числа зажиточных слоев населения и участников национально-политических объединений (в сентябре—декабре 1939-го в суды были переданы 10,2 тысячи дел). Постепенно карательные акции приобретают массовый характер. К январю 1941-го население региона уменьшилось на 400 тысяч человек. Только по обвинению в причастности к ОУН в течение 1940 года арестовали более 35 тысяч человек. Примерно каждый десятый осужденный получил высшую меру наказания. Апофеозом террора стало уничтожение около 15 тысяч заключенных во время «чистки» тюрем в первые дни после нападения Германии. Это шокировало население и стимулировало оуновцев.

Еще до конца 1939 г. создается Краевая экзекутива (КЭ) ОУН во Львове — центр подполья региона, которую возглавил Д.Мирон (Орлик). С присоединением Северной Буковины и Южной Бессарабии КЭ становится руководящим органом подполья на западноукраинских землях. Краевой подчинялись окружные экзекутивы (позже территориальные органы подполья именовались проводами) во Львове, Станиславе, Дрогобыче, Тернополе, Луцке (есть упоминания об окружных органах ОУН в Стрые и Коломые). Окружные проводы объединяли по 3—5 надрайонных, надрайонные — по 3—5 районных экзекутив (проводов). Последние разделялись на подрайонные. В состав окружного — районного проводов входили руководитель («провідник»), начальник повстанческого штаба, инструктор военного обучения, референты — по разведке, безопасности, связи, пропаганде, роботе с молодежью.

Как свидетельствовали захваченные НКВД УССР документы заместителя шефа референтуры связи КЭ Марты Грицай, к сентябрю 1940-го движение сопротивления в регионе насчитывало около 5,5 тысячи активных членов, до 14 тысяч сочувствующих. С 1939-го по июнь 1941-го во время антиповстанческих операций захвачено 7 орудий, 200 пулеметов, 18 тысяч винтовок, 7 тысяч гранат.

Непримиримым врагом новой власти стал и «Блондин» (псевдоним Клячкивского в те времена). В 1940-м он возглавляет референтуру «Юнацтва» — молодежного резерва ОУН. В городе Долина 10 сентября того же года «Блондина» арестовали сотрудники НКВД, но им не удалось заставить его признаться в причастности к подполью или дать информацию о других участниках движения сопротивления. Не имели успеха ни внутрикамерная «работа», ни очные ставки.

В январе 1941-го в Львове проходит известный «Процесс 59-ти» над участниками оуновского подполья. «Большинство осужденных, — констатировали чекисты, — как на предварительном, так и на судебном следствии, признавали себя виновными и не раскаивались, наоборот, заявляли в суде, что они были и остаются непримиримыми врагами советской власти. И в дальнейшем, если будет такая возможность, при любых условиях будут вести борьбу против советской власти». 19 человек приговорили к высшей мере наказания, 34 человека — к 10 годам заключения, 14 человек — к различным срокам лишения свободы. Клячкивского Львовский областной суд приговорил к расстрелу, со временем замененному Верховным судом СССР на 10 лет лишения свободы.

Пользуясь хаосом первых недель войны, он сбежал из Бердичевской тюрьмы и в скором времени стал областным руководителем ОУН(Б) во Львове, а с 1942 года под псевдонимом «Охрим» возглавил провод ОУН на Северо-Западных украинских землях (СЗУЗ, то есть Волынь и Полесье).

Основатель «лесной армии»
Руководство ОУН Степана Бандеры изначально отвергало возможность создания собственных военных структур, осуждало «партизанку» как способ деятельности и считало, что необходимо ждать взаимного истощения Германии и СССР.

В конце сентября — в начале октября 1941-го под Львовом состоялась I Конференция руководящего состава ОУН(Б), в которой приняли участие 10—15 «провідників» организации, включая шефа СБ М.Арсенича (Арсений, Михаил, Григор, Березовский). По свидетельству членов Центрального провода (ЦП) М.Лебедя (Максим Рубан) и М.Степаняка (Дмитрий Дмытрив, Сергей), конференция решила перевести большую часть кадров в подполье, не вступать в открытый конфликт с немцами для сохранения сил и дальнейшей политической борьбы за независимое Украинское государство, создавать легальную сеть в административных, общественных и культурно-образовательных учреждениях, разворачивать антинемецкую и антисоветскую пропаганду, готовить военные кадры и собирать оружие.

Но в апреле 1942 года под Львовом происходит ІІ Конференция ОУН(Б), высказавшаяся в пользу создания собственных «военных сил». По указанию провода ОУН(Б) формируются «группы самообороны» (боевки) по схеме: «кущ» (3 села, 15—45 участников) — уездная сотня — курень (3—4 сотни). К середине лета на Волыни боевки насчитывали до 600 вооруженных участников.

В октябре 1942-го на Волыни начинается формирование первых боевых отрядов под командой Сергея Качинского (Остапа). Учитывая это, постановлением Украинской главной освободительной рады от 30 мая и праздничным приказом главного командира УПА Романа Шухевича от 14 октября 1947 года днем основания УПА было объявлено 14 октября 1942 года. Нападение сотни Перегийняка 7 февраля 1943 года на немецкие казармы в городе Владимирец знаменовало начало антинемецкой борьбы повстанцев, подконтрольных ОУН(Б). Курс на борьбу с немцами подтвердила ІІІ Конференция ОУН(Б) 17—21 февраля 1943 года.

Итак, упомянутая дата создания УПА является условной. Украинской повстанческой армией (УПА) до июля 1943-го называли вооруженные формирования Тараса Бульбы—Боровца, которые со временем взяли название «Украинская народно-революционная армия» (УНРА). Личный состав этих формирований частично влился в ряды УПА под политическим руководством ОУН(Б). Собственно «бандеровская» УПА как организованная военная сила оформляется весной—летом 1943 года, а Клячкивский возглавлял этот процесс. К середине 1943-го под его знаменами оказалось несколько тысяч бойцов. Как сообщал информатор советских органов госбезопасности, на Праздник оружия 31 июля 1943-го в Свинарском лесу Ровенщины Савур устроил военный смотр, в котором приняли участие 85 пехотных сотен (по 150—170 штыков каждая) и почти 1500 кавалеристов.

С апреля—мая 1943-го эти формирования официально именуются Украинской повстанческой армией. В них буквально за одну ночь вливается до пяти тысяч украинцев, служивших в полиции. Где добровольно, а где и принудительно к УПА присоединили подразделения Фронта украинской революции (ФУР), УНРА Бульбы—Боровца, мельниковской ОУН и «вольных казаков». Конкурентов подчиненные Савура усмиряли путем вооруженных действий или угрожая силой. В июле—августе 1943-го нанесен удар по мельниковцам. 18 августа 1943-го Клячкивский отдал приказ разоружить УНРА. 19 августа в селе Черница Корецкого района Ровенской области отряды УПА и боевки СБ окружили главные силы Боровца. Кроме нескольких командиров, в плен попала и была после пыток ликвидирована жена Боровца Ганна Опочинская.

Часть личного состава разгромленных бандеровцами повстанческих формирований под оперативным сопровождением СБ влилась в УПА. Как писал один из участников освободительного движения, разоруженные отделы переходят в УПА «под полицейским надзором СБ как ненадежные. Старшины получают каждый своего «ангела» СБ с удавкой в кармане, а организационные «провідники» ОУН (мельниковской. — Авт.) как «враждебный элемент» преимущественно ликвидируются. На всех территориях начинается охота за членами ОУН, их вливают в УПА под надзор СБ, а самых видных тайно ликвидируют».

Если учесть, что в Галичине Украинская народная самооборона начала формироваться летом 1943 г. (с декабря — группа УПА-«Запад»), то к этому времени командир УПА Волыни был одновременно и командующим повстанческого движения в целом. 27 января 1944-го, ввиду необходимости объединить руководство повстанческим движением и ОУН, Клячкивский передает свою должность Роману Шухевичу, оставаясь командиром УПА-«Север» (ее численность весной 1944-го, по данным НКВД УССР, равнялась 10 тыс. бойцов). В этом смысле фигура Шухевича затмила вклад Клячкивского в создание УПА. Хотя современники, например, командир УПА-«Запад» Александр Луцкий, отмечали, что многие идеи военного строительства Шухевич позаимствовал у Савура и своего начальника штаба Олексы Гасына.

Командующий
с характером
Заботясь о том, чтобы УПА превратилась в настоящую силу, которая бы опиралась на поддержку населения, Клячкивский ввел строгую дисциплинарную и военно-правовую практику. Его распоряжением от 15 мая 1943 года была установлена «высшая мера наказания военного времени — смерть» за сотрудничество с врагом, саботаж и диверсии против УПА, шпионаж, убийства, дезертирство, кражи военного и личного имущества, вооруженные грабежи и т.п.

На территории СЗУЗ Клячкивский и его помощники создали систему военной организации и военно-административного управления. Край разделялся на четыре оперативно-территориальных формирования — военные округа (ВО), где базировались соответствующие соединения УПА с прикрепленными к ним тыловыми службами («Заграва», «Богун», «Турив», «Тютюнник»). Округа разделялись на военные надрайоны, районы, подрайоны, кущи и станицы (отдельные населенные пункты).

Высшим органом военно-административной власти служила Главная команда УПА под руководством Савура. В нее входили шеф военного штаба (заместитель по военным делам), комендант подполья (по административно-хозяйственной работе), шеф политического штаба. Коменданту подполья подчинялись референтуры: организационно-мобилизационная, общественно-политическая, служба безопасности, хозяйственная, связи, Украинского Красного Креста, местное самоуправление. Политический штаб руководил политико-воспитательными отделами групп УПА.

Савур много внимания уделял разведке и деятельности Службы безопасности, шефом которой некоторое время был сам. Формирование и задачи спецорганов определяла «Инструкция разведывательной и контрразведывательной службы». Работа разведывательных подразделений штабов и формирований различных уровней опиралась на разветвленную агентурно-информационную сеть среди населения, которая собирала сведения о советских партизанах, немцах, польских националистах.

О вооружении повстанцев свидетельствует хотя бы тот факт, что трофеи советской стороны в противоборстве с ОУН и УПА за 1944—1955 гг. составляли 2 БТР, 61 орудие, 595 минометов, 77 огнеметов, 358 противотанковых ружей, 844 станковых и 8327 ручных пулеметов, 26 тысяч автоматов, 72 тысячи винтовок, 100 тысяч гранат и
12 миллионов патронов. Фактически подконтрольные УПА районы (их площадь доходила до 150 тысяч кв. км с населением до 15 млн. чел.) превращались в республики с национал-патриотическим режимом. Одними из первых мер повстанческой администрации были проведение справедливой аграрной реформы и развитие школьного дела.

Не будем идеализировать Клячкивского. Беспощадные условия бескомпромиссного противостояния сделали из Савура жестокого и твердого руководителя. Он ответственен за эскалацию украино-польской «волынской резни» 1943—1944 гг., за приказы об уничтожении советских военнопленных, бежавших из немецкого плена, за инициирование физических «чисток» рядов самой УПА — с целью искоренения агентуры противника и «ненадежных элементов».

Атмосфера шпиономании и внутреннего террора удачно использовалась чекистами. Как отмечалось в спецдонесении НКГБ УССР (март 1945 г.), вследствие усилившегося разложения в подразделениях УПА и дезертирства значительно активизировалась террористическая деятельность СБ против носителей капитулянтских настроений. Это обстоятельство наряду со специальными агентурными мероприятиями по разложению ОУН-УПА использовались чекистами для внесения раздрая среди повстанцев. В рядах УПА, говорилось в отчете Ровенского обкома КП(б)У от 26 февраля 1945 г., сложилась ситуация, когда в каждом повстанце усматривают сексота, продолжается поголовная «чистка». Чекистам достаточно было провести «примитивные комбинации» (подбросить анонимную бумажку: «Такой-то человек — сексот»), чтобы повстанца уничтожили свои.

Не будем забывать и об участии Савура в налаживании хоть и конъюнктурного, но сотрудничества с немцами и их союзниками. 2 апреля 1944-го Клячкивский через абверкоманду группы армий «Северная Украина» передал предложение по координации борьбы с советскими войсками, предоставлению повстанцами разведывательной информации, просил передать 20 полевых и 10 зенитных орудий, 500 автоматов, 250 тысяч патронов, 10 тысяч гранат.

Вместе с тем нельзя забывать о противостоянии между повстанцами и немецкими оккупантами (в донесениях советской партизанской разведки серьезно оценивались антинацистские акции УПА). Вооруженные выступления УПА и отрядов местной самообороны ощутимо досаждали немцам. Только в ходе осеннего наступления УПА 1943 года на гитлеровцев состоялось 47 боев и 125 стычек с оккупантами. Потери немцев за эту кампанию составляли полторы тысячи солдат.

В начале мая 1943-го отряд повстанцев «Пімста Полісся» на шоссе Ковель—Брест устроил засаду и разгромил немецкую колонну. Среди погибших — начальник штаба СА обергруппенфюрер В.Лютце. Во время немецкого наступления на Черный лес в Прикарпатье через агента СБ был получен план операций, благодаря чему отражено наступление частей 7-й танковой дивизии и заблаговременно эвакуировано гражданское население из зоны боевых действий. Прилагались усилия и для создания собственных агентурных позиций в органах военного управления противника. Когда для противодействия УПА во Владимире-Волынском был создан специальный штаб «Банденбекемпфунг» во главе со штурмбанфюрером СС Плятте, СБ смогла внедрить туда свою агентуру — планы и приказы штаба передавались повстанцам.

С приходом Советов разворачивается масштабное вооруженное противостояние. Возможностей УПА еще хватало на захват отдельных районных центров, но соотношение сил постепенно менялось не в ее пользу, тем более что у повстанцев доля мобилизованных необстрелянных рекрутов доходила до 60%.

Финал
Органы госбезопасности завели на Клячкивского оперативно-розыскное дело «Щур». Продолжительное время (NB!) НКГБ не знал, кто же скрывается под псевдонимом Савур. Только в феврале 1944-го зарубежные источники органов госбезопасности установили его личные данные.

Поиску во многом помог случай. 26 января 1945 года оперативно-военная группа Камень-Каширского райотдела НКГБ и 169 стрелкового полка ВВ под командованием старшего лейтенанта Савинова в селе Рудка-Червинская Волынской области разгромила боевку УПА. Погибли 17 повстанцев. Были захвачены больные тифом командир соединения УПА-«Север» Юрий Стельмащук (Рудый) и медсестра — Ева.

На допросах «Рудый», с которым много общался нарком внутренних дел УССР генерал Тимофей Строкач, откровенно рассказал об ухудшении положения УПА. По его словам, УПА-«Север» потеряла до 60% личного состава и около 50% вооружения.

Как показал Стельмащук, с 30 января у них с Савуром была намечена встреча в районе Оржевских хуторов Клеванского района на Роненщине. По словам Стельмащука, Клячкивский днем скрывается в лесах, ночью — в домах помощников повстанцев. В 1—1,5 км, как правило, располагается для прикрытия «отдел особого назначения» под командованием Василия Павлонюка («Узбека»). Описал он и внешний вид дома, где скрывался Савур. Вскоре информаторы Клеванского райотдела НКГБ сообщили, что в лесном массиве у деревни Суск скрывается какой-то повстанческий предводитель с боевиками. 10—11 февраля была проведена операция, во время которой разгромили боевку «Узбека» и захватили типографию главного штаба УПА. Было уничтожено до 70 повстанцев, но Савура не захватили.

Поиск продолжила оперативно-войсковая группа Клеванского райотдела и 233-й бригады ВВ НКВД. 12 февраля в лесном массиве на северо-восток от хутора Оржев на снегу были обнаружены свежие следы, а потом дотлевающие остатки костра. Через пять километров разведывательно-поисковая группа встретила трех вооруженных незнакомцев. Началась перестрелка. Двое повстанцев залегли, прикрывая отход третьего, и в перестрелке были убиты. Старший группы сержант
Д-ко пытался захватить беглеца живым, однако тот на предложение сложить оружие отвечал огнем. Выстрелом из карабина сержант его застрелил.

Погибших отвезли в Ровно. Медэкспертиза констатировала смерть от пулевого поражения правой части спины, а также то, что погибший около трех дней находился вдали от жилья, скрываясь от погони. В полевой сумке обнаружили, кроме документов, переписку с женой. Сведений о месте погребения Клячкивского и повстанцев не осталось. Наркому госбезопасности СССР генерал-полковнику Всеволоду Меркулову и Никите Хрущеву передали спецдонесение: «...В числе убитых был опознан один из руководителей ОУН-УПА, известный в оуновском подполье под псевдонимами «Клим Савур» и «Охрим».

…В июле 1945 года Стельмащук получил «гонорар» за ценные сведения: он был расстрелян. В 1952-м Дмитрий Клячкивский постановлением Украинской главной освободительной рады был награжден Золотым Крестом Заслуги ОУН. В наши дни неподалеку от места его гибели установлен мемориальный знак.

http://www.zn.ua/3000/3150/54958/
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments