Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

179.Сентябрь-декабрь-провал основной агентуры ГРУ в Берлине и Франции.Гадлевский.Боровки.28 офицеров

Прикидываю - даже не версия, так интуитивные построения.

Странно быстрый разгром агентурных сетей ГРУ, имеющих доступ к самому "верху" Германии. Совпадает по времени с расстрелом Гадлевского-Неманцевича и, возможно, каких-то "28 немецких офицеров в Мн." (вроде, по обвинению в участии в Берлинском заговоре).

Если Штебе действительно в это время не имела связи с Москвой, то чем она ухитрилась заниматься, чтобы поддерживать целую сеть и попасться так сильно... ?

Может, и нет между этими событиями связи. А, может, и есть. Что-нибудь, вроде: заговор в вермахте, канал на кого-то в Москве и на Западе. В ходе сражения за Сталинград и особенно по итогам поражения в Сталинграде - быстрая зачистка Гитлером всех возможных ответвлений этого заговора и всех возможных каналов выхода возможных заговорщиков на Москву и на Запад. Если заговор в вермахте действительно был и осенью 42г. был разгромлен, тогда должны быть еще какие-то подвижки с ним связанные: репрессии во многих местах, кадровые перемещания, изменения полномочий существующих военных и гос. структур.

Странный разгром партизанами возле Боровок примерно 3.09.42 какой-то штабной колонны и убийство "ген.Якоби" - тоже по времени совпадает. Может, действительно грохнули абверовскую колону и офицера абвера в порядке зачистки каналов связи заговорщиков и каких-то кругов по линииГРУ? Реально громила колонну исключительно многочисленная и хорошо вооруженная для спецотрядов спецгруппа НКВД во главе с очень опытным человеком (Флегонтовым).

Что-нибудь, вроде: Лепель или Боровки как точка прямого контакта в конце 41-го - 42гг. каких-то кругов в Генштабе Красной армии и аналогичных кругов в вермахте, ГРУ-абвер. Если так то и другие непонятные пока ниточки сойдутся (Линьков, Ермакович, может быть, Бринский и т.д.).

Например, разгром колонны - это зачистка кем-то уже с советской стороны канала контакта с целью достижения сепаратного мира между Германией И СССР, актуального после неудачных переговоров Сталина с Черчиллем в августе 42г. об открытии Второго фронта. Ответ Сталина Черчилль тогда правильно понял как угрозу пойти на сепаратный мир с Германией. Или немного наоборот: разгром колонны - устранение НКВД канала контакта между ГРУ и, например, абвером (заговорщиками в вермахте), чтобы не вмешивались в переговорный процесс между Сталиным и Гитлером. Если так, должны быть подобные действия еще где-то. Это был бы обширный процесс.

Хм.

"Одна из главных задач отдела [в ГРУ - guralyuk] состояла в восстановлении связи с резидентурой в Берлине, которой руководила разведчица Ильзе Штебе. В Центре ее называли Альтой. Но сделать этого сотрудники отдела Большакова не успели.
В субботу, 12 сентября 1942 года Ильзе Штебе была арестована гестаповцами и обвинена в сотрудничестве с советской разведкой. Позднее был арестован и ее главный источник дипломат, сотрудник министерства иностранных дел Германии барон Рудольф фон Шелия. 14 декабря Ильзе Штебе была приговорена имперским военным судом к смертной казни.
Гитлер внимательно следил за ходом этого суда. 21 декабря 1942 года в разгар Сталинградской битвы фюрер лично утвердил распоряжение по приговору военно-полевого суда в отношении членов групп А. Харнака – Х. Шульце – Бойзена и И. Штебе – Р. фон Шелия. В распоряжении Гитлера говорилось: «Я утверждаю приговор имперского военного суда от 14 декабря 1942 года в отношении бывшего советника посольства Рудольфа фон Шелия и редактора Ильзе Штебе, а также приговор имперского военного суда в отношении старшего лейтенанта Харро Шульце-Бойзена и других. Ходатайство о помиловании я отклоняю...»
В ночь с 23 на 24 декабря 1942 года Ильзе Штебе была казнена на гильотине в тюрьме Плетцензее.
В декабре 1942 года гестаповцы разгромили резидентуру «Отто» во Франции. Были арестованы Л. Треппер и Г. Робинсон. В Брюсселе гестаповцы захватили советских военных разведчиков А. Гуревича (Кент), М. Макарова (Хемниц) и других. По-разному сложились их судьбы. Большинство из них, как Ильзе Штебе, были казнены. Л. Трепперу и А. Гуревичу удалось бежать из гестапо."


***

2 Ноября 2002 года
СЕКРЕТНЫЙ ФРОНТ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА
Владимир ЛОТА.

В мемуарах маршалов Г.К. Жукова, А.М. Василевского, А.И. Еременко, а также в многочисленных исторических исследованиях, посвященных Сталинградской битве, редко и скупо говорится о том, какую роль сыграла военная разведка Красной Армии в период подготовки операции «Уран» - операции по окружению, расчленению и уничтожению крупной группировки немецких войск между Волгой и Доном в ноябре 1942 - феврале 1943 гг. О некоторых тайных операциях военной разведки и их влиянии на ход и исход Сталинградского сражения впервые рассказывает кандидат исторических наук Владимир ЛОТА.


ШЕСТЬДЕСЯТ лет тому назад на фронтах Великой Отечественной происходили события, которые кардинальным образом изменили обстановку на советско-германском фронте и создали реальные предпосылки для победы над фашистской Германией. Речь о Сталинградской битве. О подвигах пехотинцев, артиллеристов, танкистов, военных летчиков в ходе сражения за Сталинград написано много. Об участии военных разведчиков в этом сражении не сказано практически ничего. А между тем 1942 год - год Сталинградского сражения - был самым трагичным и самым успешным в деятельности военной разведки Красной Армии. Хотя по неизвестным причинам операции военной разведки не нашли отражения даже в воспоминаниях Маршала Советского Союза А.М. Василевского, который в период Сталинградской битвы был начальником Генерального штаба.
Сталинградское сражение, как известно, началось в середине июля 1942 года. Гитлер требовал от своих генералов разгрома Красной Армии. На московском и ленинградском направлениях сохранялись крупные группировки немецких войск, которые реально угрожали безопасности двух столиц российского государства. Какой из них предстояло пасть первой, сказать тогда никто бы не смог. Гитлер готов был уничтожить и Москву, и Ленинград одновременно.
После разгрома немецких войск под Москвой наступательные возможности советских войск к весне 1942 года иссякли. Для советского Верховного Главнокомандования настало время решать, как действовать во время летнего периода – обороняться или продолжать наступление? Начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников (с мая 1942 г. - заместитель наркома обороны) понимал, что для накопления резервов необходимо выиграть время. Он считал, что по всему фронту необходимо перейти к стратегической обороне.
Сталин и Жуков соглашались с необходимостью перехода к стратегической обороне, но предложили провести несколько наступательных операций. В конечном счете стратегическая оборона была принята в качестве главного вида действий Красной Армии на лето 1942 года. Вместе с тем Ставка, учитывая мнение Сталина, приказала также провести частные наступательные операции.
В Генштабе хорошо знали, что в стране чрезвычайно остро ощущался недостаток в подготовленных резервах и материально-технических средствах. Планировать наступательные операции в таких условиях было бесперспективно. Однако со Сталиным никто спорить не стал.
В первом квартале 1942 года в Генеральном штабе пытались определить, где же германское командование нанесет главный удар. Мнения были различными, но все считали, что захват Москвы остается главной целью германских войск.
У Гитлера были более обширные планы. Наша военная разведка впервые узнала о них в марте сорок второго года...
В конце января 1942 года военком Разведуправления бригадный комиссар И. Ильичев проанализировал действия военной разведки в ходе начального периода войны. В работе Разведуправления Красной Армии выявились серьезные недостатки. Ильичев подготовил докладную записку членам Государственного Комитета Обороны. В то время это было похоже на приговор самому себе. Воспоминания о пятерых начальниках военной разведки, репрессированных в канун нападения фашистской Германии на Советский Союз, еще были слишком свежи в памяти.
В записке Ильичева говорилось о том, что «организационная структура военной разведки не приведена в соответствие с условиями войны и является тормозом в разведывательной работе». Серьезной критике был подвергнут Генеральный штаб, который практически не руководил Разведуправлением.
Докладная Ильичева была без задержки рассмотрена на заседании ГКО. 16 февраля 1942 года И.В. Сталин подписал приказ, в соответствии с которым Разведуправление ГШ Красной Армии было реорганизовано в Главное разведывательное управление ГШ КА.
Ильичев был доволен тем, что ему удалось сделать в столь короткий срок. От направления докладной в ГКО до реорганизации Разведуправления приказом Сталина прошло всего шестнадцать дней! На сохранившейся копии докладной записки рукой Ильичева написано: «В дело. Все решено!»
Начальником ГРУ был назначен генерал-майор А.П. Панфилов. Военным комиссаром разведуправления вновь был утвержден бригадный комиссар И.И. Ильичев. В Главном разведуправлении было сосредоточено руководство всеми видами разведки - зарубежной и войсковой. В соответствии с решением И.В. Сталина генерал-майор Панфилов стал заместителем начальника Генерального штаба. Это означало, что Генеральный штаб непременно улучшит работу по руководству ГРУ, что и произошло.
Так начинался для военной разведки 1942 год…
Для бесперебойной и эффективной работы Генерального штаба его офицерам постоянно требовались сведения по широкому кругу вопросов. «Механизм» добывания, изучения, оценки и использования разведсведений был довольно сложен. Как он действовал в 1942 году? Справлялась ли разведка с решением возложенных на нее задач? Что конкретно было сделано военными разведчиками для обеспечения разгрома немецких войск под Сталинградом?
Эти и многие другие вопросы до сих пор вызывают обостренный интерес. На них легче было бы найти ответы, если бы кто-либо из начальников ГРУ военного периода оставил мемуары. Однако генералы Ф. Голиков, А. Панфилов, И. Ильичев и Ф. Кузнецов своими «воспоминаниями и размышленями» с потомками не поделились. Не написал мемуары и участник Великой Отечественной войны патриарх военной разведки генерал армии П.И. Ивашутин, около четверти века руководивший работой ГРУ. Однажды, беседуя с Петром Ивановичем, я поинтересовался, собирается ли он написать воспоминания о работе в разведке? Генерал ответил коротко и твердо: «Начальники военной разведки мемуаров не пишут».
В годы войны разведка стремилась к достоверности сведений. И во многих случаях добивалась успеха. Но результаты ее работы не всегда приносили пользу. Известно, что военные разведчики Рихард Зорге, Ильзе Штебе, Шандор Радо, Лев Сергеев, Герхард Кегель и другие своевременно предупреждали советское руководство о готовящемся нападении Германии на Советский Союз.
В феврале 1942 года Сталин и члены ГКО после разгрома немцев под Москвой наконец-то прислушались к мнению руководства РУ ГШ Красной Армии и приняли конкретные меры по реорганизации этой секретной службы. Война требовала новых организационных форм разведки, новых методов и направлений в ее работе. В 1942 году, несмотря ни на что, военная разведка с ее зарубежными резидентурами, разведотделами штабов фронтов, приграничными разведпунктами и техническими службами имела достаточно прочные позиции. Образно говоря, в 1942 году военная разведка Красной Армии представляла собой особый секретный фронт Генерального штаба. На этом фронте, линия которого проходила через столицы многих иностранных государств, через советские города и села, временно оккупированные фашистами, бои не прекращались ни на минуту. В тех жестоких боях погибли многие разведчики. Они ведь всегда шли впереди действующей армии, помогали ей, постоянно рискуя жизнью.
Какие же виды разведки оказались особо эффективными в период подготовки Сталинградской операции и во время разгрома немецких войск в ноябре 1942 г. - декабре 1943 г.? Это, во-первых, войсковая разведка. Самоотверженно трудились офицеры разведотделов Сталинградского, Донского, Юго-Западного и других фронтов. Они добывали разведывательные сведения по крупицам на передовой, в тылу врага, в ходе допросов захваченных в плен германских солдат и офицеров. По утвержденному Генеральным штабом и начальником ГРУ положению разведотдел каждого фронта обязан был к 20.00 текущих суток направить в Центр разведдонесение обо всем новом, что замечено за линией фронта на стороне противника. К 3.00 следующих суток начальник РО штаба фронта готовил и направлял в ГРУ разведсводку о частях и соединениях противника в пределах линии фронта.
Кроме того, все разведотделы фронтов были обязаны направлять в Москву так называемые «декадные разведсводки» к 9.00 9, 19 и 29-го числа каждого месяца. Более того, начальник ГРУ требовал от всех подчиненных ему разведорганов штабов фронтов представлять месячные отчеты о работе разведотделов к 10-му числу следующего месяца.
При самом приблизительном подсчете получается, что разведотдел штаба каждого фронта в течение 1942 года направил в Центр около 780 донесений и разведсводок. Если учесть, что в 1942 году Ставкой было образовано 17 фронтов, то получается, что силами ГРУ с 1 января по 31 декабря 1942 года было отработано более 13 тысяч различных разведдокументов! Значительная часть из этих материалов была подготовлена разведотделами южных фронтов Красной Армии.
Конечно, донесений, исходивших из структур войсковой разведки, было значительно больше.
Второе важное направление в деятельности ГРУ в период подготовки окружения немецкой группировки и уничтожения ее в ходе Сталинградской битвы занимала радио- и радиотехническая разведка. В конце ноября, когда кольцо окружения немецко-фашистских войск в районе Сталинграда сомкнулось, радиоразведкой было установлено, что в окружении находились штабы 6-й полевой армии, 4, 8 и 51-го армейских корпусов, 11-го механизированного корпуса, 14-го танкового корпуса, а также шести танковых и механизированных дивизий и тринадцати пехотных дивизий противника, то есть группировка окруженных немецких войск была вскрыта полностью.
В 1942 году в состав Разведуправления Красной Армии входила и дешифровальная служба. Сотрудники этого вида разведки в 1942 г. также добились значительных результатов. Дешифровальной службой ГРУ было раскрыто 75 шифров немецкой разведки, прочитано свыше 25 тысяч немецких шифротелеграмм.
Полученные таким путем сведения о противнике позволили установить дислокацию свыше ста штабов соединений, раскрыть нумерацию двухсот отдельных батальонов и других частей германской армии.
Многие годы зарубежные исследователи восхваляли британскую разведку, которая сумела раскрыть содержание перехваченных немецких радиограмм, зашифрованных специальной машинкой для шифрования текстов, которая называлась «Энигма» («Загадка»). Созданная немецким изобретателем доктором наук Артуром Шербиусом, эта машинка была в то время подлинным чудом шифровальной техники. Британцы смогли покорить «Энигму».
Так было. Но никогда и нигде еще не говорилось о том, что примерно таких же успехов в 1942 году добились сотрудники специальной дешифровальной группы ГРУ. Они выявили возможности расшифровки немецких телеграмм, зашифрованных все той же «Энигмой», и приступили к конструированию специальных механизмов, ускоряющих эту расшифровку.
В ноябре 1942 года, в самый разгар Сталинградской битвы, радиоразведывательная и дешифровальная службы ГРУ были переданы в Генеральный штаб Красной Армии и в органы НКВД.
Третьим важным направлением добывания сведений о противнике была авиационная разведка. Об эффективности ее работы можно судить хотя бы по такому факту. В боях под Сталинградом заместитель командира эскадрильи 8-го отдельного разведывательного авиационного полка 8-й воздушной армии Южного фронта капитан Василий Балашов произвел 45 боевых вылетов, сфотографировал территорию, на которой находились войска противника, общей площадью 14,5 тысячи квадратных километров. Всего же за годы войны этот офицер произвел 210 боевых вылетов на разведку войск и коммуникаций противника. В августе 1943 года капитану В. Балашову было присвоено звание Героя Советского Союза.
Все сведения о противнике поступали в Центр. На их основе офицеры центрального аппарата ГРУ готовили информацию для представления в вышестоящие инстанции. Существовал строгий порядок подготовки этих документов, нарушить который никто не имел права.
Ежедневно в ГРУ во второй половине дня готовились разведывательные сводки о положении на фронтах за истекшие сутки. Ежедневно эти разведсводки представлялись председателю ГКО И.В. Сталину, другим членам ГКО, начальнику Генерального штаба и начальнику его Оперативного управления.
Не реже одного раза в неделю к разведсводке прилагались специальные карты, изготовленные в военной разведке, на которых отражалась группировка сил противника.
К 7, 15, 22 и 30 числу каждого месяца ГРУ должно было представить Сталину, всем членам ГКО, начальнику Генерального штаба и начальнику Оперативного управления ГШ особый документ, который назывался «Боевое расписание сил противника». В этом «расписании» указывалась группировка противника по всем фронтам и направлениям до дивизии, отдельной бригады, полка и батальона.
Во многих случаях, по мере поступления сведений особой важности, в ГРУ разрабатывались специальные сообщения, которые незамедлительно направлялись И.В. Сталину, Г.К. Жукову, Б.М. Шапошникову, А.М. Василевскому. Часто такие спецсообщения адресовались Л.П. Берия, В.М. Молотову, Г.М. Маленкову и другим государственным деятелям.
Естественно, ценность разведдонесений ГРУ определялась не их количеством, а содержанием. Информационные документы, подготовленные сотрудниками ГРУ в 1942 году, исчислялись десятками тысяч. Но не этот «ворох разведсведений» важен для понимания значимости вклада военной разведки в разгром группировки германских войск под Сталинградом. Важно содержание разведсведений и своевременность их получения.
Если фронтовая разведка, радиотехническая и дешифровальные службы ГРУ и авиационная разведка добывали сведения в основном о состоянии войск противника вдоль линии советско-германского фронта, о передвижениях войск и сосредоточении резервов живой силы и боевой техники немцев в оперативной глубине фронта, то сведения о стратегических замыслах вермахта добывала главным образом советская стратегическая агентурная разведка, которая была четвертым по счету, но скорее всего первым по значимости направлением в деятельности военной разведки накануне и в период Сталинградской битвы. Зарубежные резидентуры военной разведки в 1942 году действовали в Лондоне, Женеве, Париже, Вашингтоне, Токио, Стокгольме, Анкаре и столицах некоторых других государств.
Готовя вермахт к решительным боям против Красной Армии, Гитлер 5 апреля 1942 года подписал секретную директиву № 41, которая имела кодовое наименование «Блау». Эта директива содержала стратегический замысел германского командования по ведению войны на Восточном фронте в 1942 году. Кроме общих задач, которые ставились перед командованием немецких войск, - «уничтожить, разрушить, лишить, захватить…», она обязывала «сосредоточить все имеющиеся силы для проведения главной операции на южном участке фронта с целью уничтожить противника западнее Дона и в последующем захватить нефтяные районы Кавказа и перевалы через Кавказский хребет».
Для достижения этой цели немецкое командование планировало нанести удар и на Сталинградском направлении. В директиве Гитлера об этом сказано так: «Попытаться достигнуть Сталинграда или, по крайней мере, подвергнуть его воздействию тяжелого оружия с тем, чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций».
Директива Гитлера № 41 от 5 апреля 1942 г. носила, как всегда, секретный характер. Узнала ли о ней советская военная разведка?
Трудно сказать, когда именно в германском генштабе приступили к разработке этой директивы, но первое донесение о планах Гитлера по весеннему наступлению на Восточном фронте поступило в Москву от лондонских источников военной разведки Красной Армии 3 марта. Агент «Гано» в тот день сообщал, что Германия «планирует весной 1942 года начать наступление в направлении Кавказа. Для этих целей Берлин добился договоренностей о направлении на Восточный фронт 16 новых румынских, 12 итальянских, 10 болгарских, 2 словацких и нескольких венгерских дивизий полного состава».
В тот же день, 3 марта 1942 года, другой агент военной разведки - «Долли», действовавший тоже в Лондоне, доложил в Москву, что:
а) Германия начнет свое новое наступление против СССР между 15 апреля и 1 мая;
б) наступление немецких войск не будет иметь характера блицкрига. Немцы намерены действовать медленно, но успешно...».
15 марта агент «Долли» сообщил о содержании бесед японского посла в Берлине с министром иностранных дел Германии Риббентропом, которые состоялись 18, 22 и 23 февраля. В этих беседах Риббентроп заявил, что Восточный фронт стабилизирован. На вопрос японского посла, когда следует ожидать весеннего наступления на Восточном фронте, немецкий министр ответил, что «план летней кампании разрабатывается генштабом. Пока точную дату начала наступления он сообщить не может, но в общих чертах план тот же, о котором японскому послу говорил Гитлер в личной беседе. В операциях Германии против СССР в 1942 году первостепенное значение будет играть южный сектор Восточного фронта. Именно там начнется наступление, а сражение развернется к северу».
Далее агент сообщал, что, по данным японского посла, в Берлине немцы планируют отрезать СССР от внешней помощи, расширить наступление на юге, включая захват всего Донбасса и Кавказа. Если же не удастся, как заявил Риббентроп, совершенно сломить советский режим, то после летнего наступления СССР потеряет всякое значение и силу.
В 1942 году активно работала резидентура военной разведки в Швейцарии «Дора», которой руководил Шандор Радо. Она добывала сведения о стратегических замыслах германского командования по ведению войны на Восточном фронте. Ценные сведения поступали в этот период от помощников Шандора Радо «Пакбо», «Сиси», «Люци», «Лонга», «Зальтера» и других.
12 марта 1942 года Радо направил в Москву шифрованную радиограмму такого содержания: «Основные силы немцев будут направлены против южного крыла Восточного фронта с задачей достигнуть рубежа реки Волги и Кавказа, чтобы отрезать армию и население Центральной части России от нефтяных и хлебных районов».
Оценивая этот период в своей жизни, Шандор Радо уже после войны писал: «Можно сказать, что и в сорок первом, и в сорок втором годах наша организация оправдала свое назначение, несмотря на отдельные промахи. Что же касается такой крупной акции, как подготовка германской армии к летнему наступлению сорок второго года, то переданная нами информация в основе своей оказалась верной... Так или иначе, планы противника своевременно были разгаданы».
Н а основе сведений, поступивших от источников из Лондона, Женевы и столиц других государств, в марте 1942 года в Главразведуправлении было подготовлено спецсообщение начальнику Генерального штаба. В том спецсообщении говорилось: «Подготовка весеннего наступления подтверждается переброской немецких войск и материалов. За период с 1 января по 10 марта 1942 года переброшено до 35 дивизий, непрерывно идет людское пополнение действующей армии. Ведутся интенсивные работы по восстановлению железнодорожной сети на оккупированной территории СССР, идет усиленный завоз боевых и транспортных машин. Центр тяжести весеннего наступления будет перенесен на южный сектор фронта со вспомогательным ударом на севере при одновременной демонстрации на центральном фронте против Москвы.
Для весеннего наступления Германия вместе с союзниками выставит 65 новых дивизий. Наиболее вероятный срок весеннего наступления - середина апреля или начало мая 1942 года».
Все силы стратегической агентурной военной разведки были нацелены на выявление замыслов гитлеровского командования и характера намечаемых им операций. Аналитики ГРУ пришли к твердому и обоснованному убеждению о главных стратегических целях Германии в войне против СССР в 1942 году. На основании полученных из Швейцарии, Великобритании, Турции, США, Швеции и Японии сведений было подготовлено спецсообщение ГРУ высшему политическому и военному руководству СССР. В нем говорилось: «Наиболее вероятным направлением главного удара немцев на Восточном фронте будет Ростовское направление. Цель весеннего наступления - овладеть нефтеносной базой СССР и в последующем, ударом на Сталинград, выйти к р. Волга».
В конце марта, в апреле и мае Разведуправление продолжало получать уточняющую информацию от руководителей своих зарубежных резидентур о планах немцев.
Tags: Украинские коллаборанты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments