Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Category:

А.Суздальцев о той же моей белорусской книге на АФН

Темпераментно и экспрессивненько. В шести частях :)

***
Апология белорусского режима

За редкими исключениями, белорусская оппозиционная политическая аналитика и публицистика по причине своей антироссийской однобокости и политической беззубости в отношении собственных политических противников, вряд ли будет для нас интересна. В целом такой формат оппозиционной аналитики разочаровывает, так как политический анализ «живыми свидетелями» реликтового авторитарного режима в Европе начала XXI века представляет для современной политической науки уникальный в ее истории шанс.
Персонифицированный политический режим упорно сталкивает белорусскую политическую науку в плен бихевиоризма. Описание политических мотивов, интересов и даже инстинктов А.Лукашенко захватывает политолога, как наркотик. Автор этих строк знает эту проблему на собственном опыте. Истины ради, стоит отметить, что в «выздоровлении» помог сам белорусский президент. С годами личность А.Лукашенко как-то посерела и наскучила, он стал предсказуем, и большинство белорусских, да и российских политологов, занимающихся Белоруссией, отвернулись от темы толкования капризов главы белорусского государства. Возникло понимание, что А.Лукашенко не некий феномен, представитель «революции» или «контрреволюции» белорусской Вандеи, а порождение только нарождающегося белорусского политического класса, его политическая «опухоль» или «недоношенный» лидер.
Нет сомнений – политический строй, как, впрочем, и влиятельные круги эпохи А.Лукашенко – уходящие натуры. То, что в середине 90-х гг. казалось вершиной самоистязания за судьбу каждой «деревенской бабки», сейчас выглядит запущенной патологией. Белоруссия стоит на пороге сложных политических передряг.
Вероятно, в дальнейшем белорусский политический процесс пойдет по традиционной центрально-европейской колее. Неминуемый переходный период «от Лукашенко» закончится традиционным политическим кульбитом – белорусский политический класс, сам породивший первого белорусского президента, в итоге избрав внешнего виновника собственных многолетних политических передряг – Россию, постепенно будет сближаться и в итоге сомкнется против очередного, естественно, внешнего врага. Произойдет «самоочищение» - собственную политическую «грязь» вытолкнут на Восток, чтобы на псевдообновленной политической почве приступить к созданию национальной элиты, как и было в Чехии, Польше, Болгарии, Украине, Грузии, Казахстане и т.д. Так проще…
Так что недалек тот миг, когда вместо ежедневного просмотра белорусских телевизионных новостей и государственных белорусских газет, политологи и историки белорусского авторитаризма переместятся в читальные залы и архивы. Попутно наступит эпоха расцвета белорусской телевизионной документалистики. Нет сомнений, что уже сейчас пишутся обширные «героические» мемуары, где особо будут выделяться воспоминания видных деятелей ушедшего режима, десятилетиями яростно «боровшихся» с «перегибами» А.Лукашенко между банкетами в Дроздах (резиденция А.Лукашенко в Минске) и европейскими финансовыми турами.
I.
Однако пока во многом о сути современного белорусского государственного строя мы можем судить о политической аналитике, используемой белорусскими властями. Более того, аналитика режима А.Лукашенко, являясь ресурсом власти, одновременно выступает в роли лучшего источника по его изучению. Благодаря своей уникальной, иногда анекдотичной, сервильности, она позволяет заглянуть в «мозг» режима.
При проведении углубленного анализа ситуации в стране представляет ценность любой материал из государственных аналитических структур, претендующий на выявление неких политических тенденций, предлагающий политические диагнозы и прогнозы, каким бы наивными на первый взгляд они не были, так как предоставляют возможность определить уровень политического зрелости правящих кругов; уяснить их образ мыслей и при определенной удаче реконструировать не только базовые взгляды, как сказали бы пару десятков лет назад – «линию партии», но с высокой степенью вероятности прогнозировать политические мероприятия, проводимые белорусскими властями, как на внутренней, так и внешней арене. Фактически, эти материалы - «явка с повинной» А.Лукашенко.
Естественно, в рамках данного скромного труда невозможно описать весь комплекс источников, где хотя бы в каком-либо существенном объеме имелась политическая аналитика или, что еще более ценнее, прогнозы. Так, в частности, по понятным объективным причинам, вне нашего внимания пока остаются многочисленные докладные и памятные записки, выходящие из под пера «инициативщиков» - видных белорусских чиновников, сенаторов и депутатов, редакторов государственных газет и сотрудников аналитических отделов и управлений спецслужб, годами оседающих в архивах Администрации президента РБ. Пока только периодически внимательному наблюдателю удается перехватить отголоски данных «рапортов» и частично их реконструировать.
Однако и белорусские власти не дремлют, старательно секретничая над каждым «файлом». Они уверены, что с них в буквальном смысле не спускают глаз и днем и ночью, фиксируют каждое слово и едва не каждый вздох. Не случайно в определении политических внутренних и внешних противников в стане А.Лукашенко используется термин времен сталинских репрессий – «враг». В окружении белорусского президента преобладают «осаднические» настроения – «устоять», «удержаться», «прорваться». Политическая аналитика режима А.Лукашенко несет на себе ярко выраженные черты яростной борьбы за выживание.
Судя по всему, неадекватные ответы белорусского руководства на вызовы глобализации и мировых региональных политических тенденций, неуклонное сползание к полномасштабному кризису в российско–белорусских отношениях, заставили белорусское руководство обратить внимание на развитие политической аналитики, повышении ее качества. Белорусские власти находятся в постоянном поиске наиболее приемлемой формы организации политического анализа. Однако, Белоруссия не располагает серьезной аналитической школой. Кадров высокой квалификации в Минске не найти.
А поскольку А.Лукашенко способен исключительно на простые решения, то все ограничилось очередной реорганизацией. В середине сентября 2006 г. решением А.Лукашенко завершилась многолетняя деятельность Института социальных и политических исследований при Администрации президента РБ (ИСПИ) – официального поставщика «к столу» белорусского президента аналитической информации. На его базе будет развернут Информационно–аналитический центр, где судя по функциям, политическая аналитика будет совмещена с разведывательным сканированием, что в принципе верно, так как политическая аналитика частично является легальной разведкой.
Основной объект анализа, естественно, неизменен – Россия, являющаяся не только единственным экономическим и политическим «донором» Минска, но и одновременно самым опасным политическим противником и реальным «могильщиком» А.Лукашенко. Задача у белорусской власти состоит в том, чтобы «торжественные похороны» оттянуть, лишить Москву даже намека на реальную альтернативу нынешней главе белорусского государства и хотя бы ограничить возможности появления политического сценария периода «после Лукашенко». ИСПИ с такой задачей не справлялся, так что с точки зрения борьбы за выживание, решение белорусских властей, направленное на «обновление» «генератора идей», безусловно, верное.
До этого белорусское руководство годами мирилось с поставленным на поток аналитическим плагиатом, изливающимся из ИСПИ. Перерабатывая российскую политическую аналитику, иногда даже забывая поменять исходные данные, сотрудники ИСПИ составляли для белорусского руководства свою, заведомо искаженную, картину окружающего мира. В частности, учитывая расположенность А.Лукашенко к левому флангу российского политического поля, белорусские «аналитики» «кормили» белорусского президента обзорами о росте влияния левых и лево-патриотических сил на российский электорат, о подъеме недовольства В.Путиным и его окружением, о неизменном внимании в российской элите к личности белорусского президента.
Обзоры, вроде как «подтверждались» многочисленными беседами А.Лукашенко с представителями российского правящего класса – депутатами из оппозиционных фракций ГосДумы, некоторыми губернаторами и даже представителями высшей российской бюрократии, имеющими собственные, но созвучные белорусскому президенту политические идеи и цели.
Однако уже ставшие с лета 2002 года традиционными провалы А.Лукашенко на «московском» направлении, дефицит реальности в обзорах потребовал перейти на заказы аналитики из России. О высоком качестве исполнения заказов говорить не приходится, за исключением, пожалуй, только одного российского эксперта, регулярно посылающего в Минск очень солидную политическую аналитику. Автор этих срок, проанализировав полученные из Минска обзоры данного эксперта, по отдельным нюансам взял на себя смелость сделать вывод, что коллега работает где-то в российской провинции и, что не исключено, за Уралом.
II.
Особый интерес представляют работы белорусских аналитиков, всеми силами пытающихся создать о себе мнение, как «независимых» от правящего режима и оппозиции, формально не входящих в структуры власти и ее оппонентов, но в меру способностей пытающихся восполнить у белорусских властей дефицит аргументации для непрерывных внешнеполитических конфликтов, включая с российским руководством. Парадоксально, но зачастую, рождаемые данной категорией белорусских экспертов выводы используются и пропагандистами политических противников А.Лукашенко.
Естественно, что советчиков по решению проблем с Кремлем в белорусской государственной и окологосударственной политической аналитике хоть отбавляй. А по этой причине мы решили обратить внимание на работы наиболее типичного представителя сервильной аналитики. В итоге долгого анализа было принято решение остановиться на трудах белорусского эксперта Ю.Шевцова, который за сентябрь – октябрь текущего года порадовал нас целым рядом весьма примечательных статей, позволивших уяснить некоторые тактические цели и задачи, а также основные аргументы белорусских властей на российском «направлении».
Стоит сразу отметить, что Ю.Шевцов не представляет из себя некого гуру белорусского экспертно–аналитического сообщества. Более того, большей части белорусского политического класса он вообще не знаком. Его работы обычно воспринимаются весьма равнодушно и вызывают отклик только в левой части политического спектра. На памяти автора этих строк в отношении выводов Ю.Шевцова в белорусском обществе не возникало даже дискуссий. Читали, пожимали плечами и хоронили в папки. Слушатель и читатель вправе спросить – стоит ли в таком случае подвергать внимательному анализу труды столь незначительной и сервильной фигуры? После длительных размышлений, мы решили, что стоит и попытаемся наше решение обосновать.
Во–первых, Ю.Шевцов представляет из себя некий реликт переходной эпохи из политизированного описательства к первому этапу попыток политического анализа. Ю.Шевцов долгие годы в белорусском экспертном сообществе выполнял роль Даля в русской литературе – собирал мнения и иллюзии только нарождающегося белорусского политического класса, придавал им политический формат и на основании мнений (!) составлял нечто похожее на прогноз. К сожалению, большая часть белорусского экспертного сообщества страдают этой «детской болезнью» до сих пор.
Во-вторых, Ю. Шевцов и его взгляды являются типичнейшими для той части белорусского политического класса, из которой и вышла основная часть ныне правящей верхушки Белоруссии и немалая часть лидеров ныне здравствующей оппозиции. Естественно, взгляды этой части «элиты» Белоруссии представляют из себя широкий спектр национализма с вкраплениями белорусского шовинизма и русофобии, что является вполне естественным этапам долгого и сложного процесса формированием национальной элиты.
Исходя из вышеназванных причин и в виду ограниченности объема нашего труда, мы решили пойти по нетрадиционному пути и не рассматривать труды нескольких авторов, а сосредоточиться на анализе типичных для творчества Ю. Шевцова выводах и прогнозах. С целью облегчения восприятия мы постараемся наше повествование максимально облегчить, в чем, в принципе нам поможет и объект исследования, чьи взгляды иногда оказываются весьма забавными.
Не пытаясь охватить весь объем тематики, затрагиваемой Ю. Шевцовым, остановимся на двух, самых интересных для нас «блоках»:
1) проблемы союзной интеграции и участие Минска в предвыборной кампании в ГосДуму (эти вопросы только на первый взгляд не взаимосвязаны);
2) газовые переговоры (проблема поставки газа в РБ в 2007 г.).
Чем нам поможет Ю. Шевцов в поиске вероятных решений белорусских властей, выяснении направлений формирования взглядов белорусского руководства на отношения с Россией? Обратим внимание на статью «Белоруссия спасет Россию?» (Росбалт, 12/09/2006). Здесь мы поищем ответы на вопросы первого блока.
Прежде всего, Ю.Шевцов делает ссылку на традиционный миф, глубоко вошедший в сознание, как белорусских властей, так и белорусской оппозиции: «В российской глубинке он весьма популярен (речь идет о Лукашенко – А.С.) . Это уже готовый лидер для протестного электората и особенно для его левой, отчасти националистической части. Однако не стоит думать, что речь идет только о самой личности белорусского президента. Речь идет о структуре власти, с которой ассоциируется Лукашенко: лидер, который выходит на народ непосредственно и, опираясь на народ, формирует бюрократию и эффективно ей управляет»1.
В данном случае автор этих строк вынужден признать правоту видной представительницы белорусской политической журналистики, не раз повторявшей и писавшей ему: «Звезды Кремля в сердце А.Лукашенко». Между тем, попытки распространить свое политические влияние на российское политическое поле являются признаком незрелости белорусского политического класса, его провинциальности и неготовности взять на себя ответственность реальной национальной элиты. Его представители все еще ищут «ярлык на княжение» в Кремле.
Не втягиваясь в данном случае в дискуссию с Ю. Шевцовым о перспективах лукашенковской социальной риторики в России, все-таки стоит напомнить, что В.Путин, когда шел на второй срок, не позиционировал себя в роли популиста. Последний российский популист, реально претендующий на власть, был ныне покойный генерал А.Лебедь. Ныне, слава Богу, никто к народу, включая белорусскому, без электоральной надобности не «выходит», в том числе и белорусский президент (Никто уже и не помнит его на уличных митингах). Однако также никто не говорит, что российский электорат не падок на популизм, хотя в этом он не оригинален. Но в целом политическая история России последних 15 лет говорит, что инстинкт самосохранения у российского электората срабатывал на выборах президента страны, оставляя место для эксперимента на уровне губернаторов. После появления на «воеводстве» группы региональных «батек» и клоунов губернаторские выборы «подкрутили»…
Но нас не это интересует. Если серьезно относиться к выводам Ю. Шевцова, что мы и делаем со всем почтением, то придется признать, что на политическом поле России для А.Лукашенко зарезервировано «местечко», ожидающее его уже второе десятилетие (!). Не умоляя несомненные достоинства неплохо разработанной теории личности в истории, в данном случае придется признать, что Ю. Шевцов ошибается и ошибается стратегически. Как говорится, «природа не терпит пустоты» и было бы наивно думать, что, несомненно более развитый, как бы сказали в Белоруссии, «имперский», российский политический класс за эти годы не выставил бы из своих рядов политического лидера, занявшее «зарезервированное место». Но ведь реально такого троцкиста - популиста, как А.Лукашенко, на российском политическом поле нет. Следовательно, природа «чрева», «рождающего» политиков – популистов в России и Белоруссии отличается, если не кардинально, но принципиально. В данном случае не поможет и социология - количество политических маргиналов не переходит в качество (появление общероссийского лидера «а-ля Лукашенко). При ином совпадении ряда внутренних, а также внешних политических факторов, он бы обязательно появился. Однако «мозаика» не сложилась и уже вряд ли сложится. Так что надежды А.Лукашенко, что благодаря его вмешательству в выборы нового состава ГосДумы РФ, намечаемым поездкам главы белорусского государства по тщательно отобранным по уровню социально – экономического упадка российским регионам, политический баланс в РФ изменится, не имеют оснований.
Ю. Шевцов правильно подмечает маргинальность А.Лукашенко: «Если бы в Белоруссии произошли «Беслан» или недавняя «Кондопога», то глава государства в тот же день был бы на месте и решал кризисные проблемы сам, опираясь на народ, обращаясь непосредственно к нему, набирая кадры из него... Такая прямая власть необычна для России, и тому есть объяснения. Российский лидер вынужден править через элиты. Уже устоявшиеся российские элиты, сформированные в 90-х годах, закономерно страшатся за свое будущее при белорусском варианте политического лидера. Эти группировки опасаются даже самого мифа о «справедливом царе» и не рады простому появлению Лукашенко на российских телеэкранах»2.
Немного отвлекаясь от общей канвы наших рассуждений, стоит отметить, что появление на российских экранах белорусской «элиты», набранной А.Лукашенко из народа, навсегда бы отвратило от Минска самых стойких сторонников А.Лукашенко. Российскому экспертному сообществу, как и политикам – депутатам, активу политических партий, представителям партийных СМИ, стоило бы внимательно посмотреть на Л.Козика, В.Семашко, П.Прокоповича, С.Сухаренко, Л.Ермошину, А.Кобякова, О.Пролесковского, а также послушать, что они говорят и как. Для закрепления урока стоит показать белорусских министров связи и здравоохранения. Без валидола не посмотришь… Но не будем «обострять», так как нам могут прислать из «Газпрома» словесный портрет главы «Белтрансгаза». Там он имеет такой «успех», что Петросян отдыхает… В принципе, А.Лукашенко имеет вполне подготовленную группу провинциальных актеров для постановки гоголевского «Ревизора». Представьте в роли Добчинского господина Кобякова, а в роли почтмейстера генерала Сухаренко. Аншлаг был бы обеспечен… Это где же такой «народ» белорусский президент нашел?..
Но обратите внимание, как верно Ю.Шевцов подметил ненависть А.Лукашенко к элитным кругам. Он там чужой. Из народа вышел, народ презирает, но в элиту войти не смог – как говорили комиссары, «деклассированный элемент». Отсюда у А.Лукашенко парадная, но откровенно чопорная «народность», привычка к «простым решениям», наезды на элиту в роли «справедливого царя». Его этому не учили… Талант.
Все бы ничего, но современную политологию А.Лукашенко не обманет, а согласно ей бытующие в массовом сознании представления о том, что в современных условиях широкие слои населения могут напрямую осуществлять властные функции, в полной мере участвовать в политическом процессе, в действительности оказываются иллюзией и пропагандисткой ложью. На практике участие населения в политике ограничивается выборами, а реальную власть осуществляют политические элиты. Так что В.Путин поступает согласно политическим реальностям нашего века, «правя через элиты». Видимо Ю. Шевцов видит в А.Лукашенко выкопанного из праха веков вождя племени варваров, вершащего скорый суд под «дубом правосудия».
Итак, с помощью Ю. Шевцова мы смогли в общем плане уяснить мнение белорусской прогосударственной аналитики о потенциале А.Лукашенко на российском политическом поле, его мнении о российской элите и даже частично реконструировать фантазии и мечты первого белорусского президента. Но есть ли польза от такого исследования творчества Ю.Шевцова? Ведь А.Лукашенко – политик, как и десяток лет назад, только косвенно и почти на ощупь присутствующий на российском политическом поле. Причины известны. По белорусской традиции виновник в торможении политической интеграции один – В.Путин. Правда при этом как-то старательно затушевывается тот факт, что до В.Путина (2000 г.) российско–белорусской интеграции уже исполнилось пять лет. Следовательно, исходя из логики Ю.Шевцова, надо к В.Путину «присоединять» Б.Ельцина. Но при первом российском президенте были заключены все основные договоры о Союзе, Содружестве и о самом Союзном Государстве. Что-то слабовато…
На помощь приходит сам Ю.Шевцов:«Некоторые российские сторонники союза с Белоруссией справедливо опасаются, что в случае резкого появления Лукашенко на российском политическом пространстве ситуация в России разбалансируется, и те, кто поднялся в 90-х годах, начнут в страхе превентивно раскачивать политическую лодку»3. Следовательно, мало того, что, по мнению Минска, российская элита просто не доросла до уровня А.Лукашенко и при его «появлении» придет в панику, но оказывается, что белорусское лобби в Москве, влияние которого в российской столице не стоит недооценивать, как, впрочем, и переоценивать, всеми силами сдерживает объединение двух государств, всячески оберегая своего минского спонсора от неустойчивой российской политической «лодки». Однако в данном случае Ю.Шевцов или лукавит или просто неграмотен.
Между тем в истории можно почерпнуть массу примеров, когда при появлении в каком-либо государстве Евразии харизматического лидера, чьи идеи находили отклик в сердцах и душах не только его соотечественников, но и у соседей, на «соседских» политических полях мигом появлялись партии и движения сторонников нового регионального, а то и мирового «вождя». В 30-40 годы прошлого века в помещении любой компартии в любой стране мира можно было лицезреть образ Сталина, в 60–70 годы повсюду висел Ильич, маоисты Непала и Камбоджи, отложив автоматы и мотыги, собирались под образом Мао, левые Латинской Америки поголовно носились с образом Че.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments