Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

Предисловие Г.О. Павловского к книге Юрия Шевцова "Объединенная нация. Феномен Белоруссии"

Глеб Павловский "БЕЛОРУССИЯ, КОТОРАЯ УДАЛАСЬ"
Тоже пусть будет под рукой. Один из наиболее вдумчивых отзывов, как бы кто ни раздражался.

***
Мы в Москве привычны к двум типам книг о Белоруссии — за­казанным властями в Минске или заказанным врагами ее властей. Антилукашенковский памфлет с мутными навета­ми, косноязычными оскорблениями и тайнами двора, интересными только для бывших придворных (из которых оппозиция состоит). Или пудовый альбом с цветным трубопроводом, уходящим в даль фотошопа, где славянки в дурном макияже подносят проплаченный хлеб. Книга Юрия Шевцова, белорусского интеллектуала и европейца, во­преки принятому — про Беларусь.

Белорусский феномен неведом в России, здесь обсуждают не по­литику, а фигуры. Не белорусское чудо, а его нереспектабельного отца — Александра Лукашенко. В последнем видят чудака, полезно­го либо отвратительного, а чаще — «два в одном». Мышление ново­московской элиты определяет ее бесполезный цинизм. Исходно ка­питулянтское, оно подыскивает такой набор факторов, что позволит выгодно сдаться. Во внешней политике общество склоняется к изо­ляционизму, но это изоляционизм невежд, для которых мир за Садо­вым кольцом слишком сложен, чтобы разобраться в его деталях.

Многим покажется, будто Юрий Шевцов описывает неведомую страну. Успешную среднеевропейскую страну с сильным государст­вом, динамичную экономику с невероятными темпами роста. Незави­симая внешняя политика, модернизированная, хорошо управляемая компактная армия. Дисциплинированное общество, сознающее бело­русскую идентичность без помощи сброда нацификаторов. Европей­ский многоконфессиональный народ с неразрушенной коренной основой и культурой не гадить в своей стране. Ни под каким видом – ни порознь, ни корпоративно, ни идейно. Что, впрочем, страну не спасло.



Интересным, давно нуждающимся в обсуждении является тезис автора о принципиальности антифашизма для Белоруссии, этакого славянского Израиля – нации, вскормленной партизанским антинацизмом. Тем, кто хочет поднять страну, прошлое которой — цель катастроф извне, ничем не заслуженных и не спровоцированных, стоит обдумать сам тип «наций Катастрофы». Их, кстати, в мире не так уж мало. (И Эллада ахейцев обязана своим мировым чудом сейсмической катастрофе, похоронившей элегантных крито-минойских колонизаторов.) Кстати, не относится ли сама российская нация к этому типу?

Главный, наиболее интересный тезис книги Ю. Шевцова — белорусы это народ Катастрофы. У них, подобно евреям, Шоа состоялась. Причем не на собственной территории, и носит имя Чернобыль.



История складывается из событий, то есть случаев, приобретших стратегический статус. Это зависит не только от того, удалось ли выжить участникам Катастрофы, а еще более от того, как именно они выжили. От мировой ценности их «ноу-хау». Ноу-хау выживания в посткатастрофной Беларуси еще ждут своего описания. Чернобыль, ставший могильником для авторитета советской власти, розой ветров 1986 года страшно ударил по Белоруссии. И создал для ее будущего новые рынки. Европа в ужасе отказывалась от АЭС — и создала необъятный спрос для российского газа, выгодно привязав Белоруссию к транзитному буму. Следующий за этим обвал экономики в России дал импульс минскому чуду, приучив нашу промышленность к белорусской переработке.

Фразу автора – «Чернобылъская катастрофа дала белорусской культуре моральное обоснование самостоятельного существования и право оценивать моральности иных культур, особенно культур развитых стран» — надо понимать как относимую и к Западу, и к России.

С культурной Россией ясно — тут Белоруссия попала в образ «доброго туземца» после первых ­же интеграционных инициатив А. Лукашенко. Славянский дядюшка Том в Минске подпишет еще один-два со­юзных договора (ни к чему не ведущих), по которым рассчитается чем-нибудь «пророссийским» (кто-нибудь знает смысл этого слова?).



Крипторасистский самообман москвичей, давно расшифрованный минчанами, настораживает, ничуть не облегчая интеграционных переговоров. Еще сложнее с Евросоюзом. Тот на отрез отказывается признать ценность для своей, европейской идентичности. Евровосток с его проблемами все еще якобы не европейское достояние, а некая криминального вида толпа ино­родцев у порога Европы. Вот идеология, которая овладела брюссель­ской массой — чиновной кастой держателей и контролеров. Идея, будто евростандарты есть нечто завершенное, готовое и укорененное в одной только части Европы, несостоятельна ни исторически, ни культурно. Чернобыль, взятый в контексте белорусского опыта воз­рождения, — это фундаментальнейший европейский опыт. Без соли­дарных усилий Европы и Евровостока чернобыльская — глобальная проблема не может быть решена местными силами, а разговоры о лю­бой интеграции останутся лицемерием.

Юрий Шевцов демонстрирует верность реальности, как он ее ви­дит. Другой поставит в центр другие реальности и, может быть, выиг­рает — мировая политика отнюдь не справедлива. Именно так ста­вится вопрос злыми парнями «Запада», для которых нынешняя Бела­русь — самодвижущаяся фигурка на поле боя: «Это не та машина, ко­торую можно реформировать. Ее нужно сломать» ( Peter Savodnik, Slate, 15.02.05). То есть непонятное общество будут лечить еще одной катастрофой! В наркологи при операции рвется крохотная, загнанная в гетто и оттого агрессивная минская гетто-оппозиция (автор трезво отмечает ее «суицидальность»). Но, если вдуматься, оскорбительней не высокомерие тех, кто берется проектировать регионы мира, стро­ить нации и разламывать государства, а их невежество.

Глеб Павловский

http://www.lukashenko2008.ru/articles/stat_i/46/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments