Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

На "РБК daily" по Лиссабонскому договору и отношениям ЕС-РФ

Заголовок, конечно, поставили алармистский, чтоб никто не прошел мимо :)
Европа угрожает России

РФ потеряет самостоятельность

Заключенный вчера Лиссабонский договор открывает новую эпоху для всей Европы. Скорее всего, он будет ратифицирован, как и запланировано, до июня 2009 года, до выборов в Европарламент. На основе этого договора новый Европарламент сможет сформировать органы управления Евросоюза. Сразу после этого - в 2010 году будут уравнены в правах внутри ЕС восточноевропейские страны с западноевропейскими. И реально с 2010 года или даже с конца 2009-го весь мир столкнется с совершенно новой Европой, которой никогда в истории еще не было - с Европой, у которой есть еще слабый, но уже союзный центр. С конца 2009 - с 2010 года Евросоюз должен стать федерацией. Самая большая на планете экономическая масса, превосходящая по ВВП США, которая сейчас сконцентрирована в ЕС, получает институты для того, чтобы вести единую - прежде всего внешнюю - политику. Это событие глобального уровня, оно коснется всех. Но прежде всего - России.

Именно Европа - основной потребитель российских углеводородов. Уйти с этого рынка Россия не может: рынок исключительно выгодный, и система трубопроводов привязывает именно к нему. Превращение ЕС в федерацию ставит Россию в очень уязвимое внешнеполитическое и внешнеэкономическое положение. В чем же состоит эта уязвимость?

Прежде всего, уменьшается возможность играть на противоречиях внутри Евросоюза. Сегодня, даже сегодня, до ратификации Лиссабонского договора, еще можно играть на противоречиях между Германией и Польшей или Францией и Прибалтикой. На этой игре выстроен, например, весь проект Северо-Европейского газопровода. Государства Восточной Европы изо всех сил противятся его строительству, но подготовка к нему ведется, ибо Германия - за газопровод. Сопротивляясь постройке СЕГ, Польша и Литва заблокировали заключение нового стратегического договора между ЕС и РФ. Но и без этого договора Россия и ЕС вполне могут выстраивать свои отношения. Ибо центр тяжести в принятии решений по внешнеполитическим вопросам находится сейчас не в органах ЕС, а у национальных правительств. После ратификации Лиссабонского договора такого беспорядка в Европе станет меньше. Президент ЕС и органы управления ЕС получат возможность принимать обязательные для всех стран союза решения, и переговоры России придется вести прежде всего с этими общеевропейскими институтами. Влиять на них будет сложно.

Согласно договору, восточноевропейские страны имеют возможность продавливать свои интересы на общеевропейском уровне. Скорее всего, со второй половины 2009 года они добьются очень жесткой линии ЕС относительно СЕГ и всей балтийской торговли России. Лиссабонское соглашение - это угроза в первую очередь прибыльности портов, расположенных в районе Санкт-Петербурга. Балтийское море сегодня - это почти внутреннее море ЕС. Евросоюз может своим внутренним техническим решением ввести, например, очень высокие штрафы за экологический урон в случае каких-то катастроф или высокие страховые платежи за перевозки по морю экологически опасных грузов. Или - по примеру Турции - ограничения на транзит судов через проливы из Балтийского моря в Северное.

Само строительство СЕГ уже сейчас столкнулось с проблемой экономической зоны прибрежных государств, когда маленькая Эстония смогла влиять на проект такого уровня, запрещая проводить его через свою экономическую зону. Но после середины 2009 года эта проблема будет только нарастать. ЕС обязательно будет регулировать в своих интересах и из единого центра все вопросы функционирования перевозок в Балтийском море и состояния его акватории. И, разумеется, это регулирование должно приносить прибыль в первую очередь членам ЕС; таким образом, Россия на Балтике обязательно будет поставлена в худшее положение по сравнению с остальными странами, имеющими выход к этому морю.

Для защиты своих прав России необходимо лоббировать свои интересы в органах управления Европейского союза. Все вопросы через международные договоры не решить. А доступа к этим уровням у России сейчас немного, и по мере углубления европейской интеграции и увеличения европейской бюрократии их будет становиться все меньше. Фактически со второй половины 2009 года самое важное направление российского транзита, в которое за последние 10 лет были вложены огромные средства, станет зависимым от решений европейских клерков невысокого уровня.

В то же время у восточных европейцев возможностей защиты своих интересов и просто доступа к текущей управленческой информации о решениях органов управления ЕС очень много. Скорее всего, они и ударят через органы управления ЕС по балтийским портам России. Вообще, надо сказать, переориентация внешней торговли России на балтийское направление в преддверии превращения Евросоюза в федерацию напоминает громадную авантюру. Видимо, это произошло вследствие неверной оценки перспектив европейской интеграции. Кому-то почему-то казалось, что ЕС не сможет создать сильный союзный центр, что можно всерьез играть на противоречиях внутри Европы, делать ставку на Германию против «стран-транзитеров» и т. д. Все инвестиции в петербургские порты сегодня грозят обесцениться.

Другая уязвимая точка России - весь комплекс взаимоотношений с восточноевропейцами. Восточная Европа и сейчас может давить на Россию в случае конфликтов по ценам на газ, например. Все «газовые войны» России с Украиной и Белоруссией заканчивались тем, что в общем Москве приходилось отступать от изначальной задачи, «Газпром» «терял репутацию», и т. д. После ратификации Лиссабонского договора, скорее всего, станет невозможно в принципе никакое серьезное давление ни на одну страну-транзитера. Сложно сказать, как конкретно сможет ответить новый ЕС, например, на новую газовую войну России с Украиной. Слишком много у него возникает рычагов давления. Но самое простое, что приходит на ум, - в ответ на такую «войну» ЕС может ввести высокую цену для России за транзит через Зунд.

Новый Евросоюз обязательно потребует от Кремля чего-то напоминающего ратификацию Энергетической хартии, которая регулирует в интересах ЕС политику России по углеводородам и энергетике вообще. Скорее всего, это произойдет быстро. Очень скоро надо ожидать отложенных пока требований ЕС к России повысить внутренние цены на газ. Видимо, это может стать одним из основных вопросов европейско-российских отношений уже после президентских выборов в России.

Европа обязательно активизирует свою политику в регионе Каспийского моря. Эта политика и сегодня активна, но следует ожидать большего. Прикаспийские страны уже нарастили добычу сырья, но Россия пока может в целом этом добычу как бы контролировать посредством транзитных проектов. Новый ЕС обязательно создаст условия для большей выгодности «собственных» трубопроводов из этого региона, которые минуют РФ. А в спорах между Украиной, например, и Россией по поводу цен на «туркменский» газ встанет на сторону Украины. Это - стратегия ЕС. Со второго полугодия 2009 года эта стратегия станет политикой ЕС всерьез.

Идеологические споры между Россией и восточноевропейскими странами уже стали почти конфликтом. Нельзя примириться с неонацизмом в Эстонии, Латвии или культом УПА на Украине. Эти государства по своим внутренним соображениям пересматривают оценку и итоги Второй мировой войны. Это - отдельная тема. Но очень важно, что со второго полугодия 2009 года именно они получат возможность заставлять органы управления ЕС защищать их всей массой ЕС в этих спорах от России. Идеологический конфликт РФ с восточными европейцами, где у России безусловно справедливая позиция, будет перенесен на весь комплекс отношений ЕС - РФ. И отстоять свою позицию России в этом споре будет очень сложно. Грубо говоря, за поддержку антинацистского движения в Эстонии придется платить банкротством калининградских портов или части петербургских.

Осложнится положение России во всех региональных конфликтах в Европе и регионе Каспия. Нынешняя ситуация вокруг Косова - это мелочь по сравнению с тем, что предстоит. Например, в 2011 году состоятся президентские выборы в Белоруссии. ЕС обязательно вмешается в этот процесс и всей своей новой политической массой навалится на Лукашенко. Может ли Россия устоять в этой ситуации? Ведь удар будет наноситься не по Лукашенко, а по интересам России.

Так или иначе, России надо заключать новое соглашение о стратегическом партнерстве с ЕС. Восточноевропейские государства его заключение пока заблокировали. Но возвратиться к такому соглашению придется, ибо без него у РФ почти нет рычагов легитимной защиты своих интересов относительно ЕС. Это соглашение теперь придется заключать по сути с единым Европейским союзом. Требования ЕС будут касаться демократии в России, цен на углеводороды внутри страны, регулирования цен на углеводороды, поставляемые в ЕС, формирования рынка газа в Европе, то есть допуска на рынок сырья из региона Каспия и демонополизации газового сектора РФ, то есть так или иначе - разрушения «Газпрома». Требования знакомые. Но сейчас они отложены, пока ЕС не ратифицирует Лиссабонский договор и пока в России не пройдут все выборные кампании. Сложно представить себе, как Россия сможет отстоять свои интересы по всему этому стандартному европейскому пакету через год - полтора.

А ведь речь идет не просто о новом стратегическом соглашении между Россией и Евросоюзом. Речь идет о диктовке основным потребителем российского сырья новых правил игры своему поставщику. По сути - о более жестком контроле ЕС над всеми привязанными к нему сырьевыми регионами по его периметру. Такая модель политики будет применена и к странам региона Каспия и Северной Африки. Но самое опасное для России последствие лиссабонских соглашений даже не в появлении единого центра в ЕС. Пока эта новая европейская институция отстоится, можно будет еще как-то «трепыхаться». Все-таки Европа нуждается в российских углеводородах, и договариваться всем все равно придется, просто России это будет делать сложнее, чем сейчас. Но самое опасное - это энергетическая стратегия ЕС, принятая в прошлом году. Пока будут идти споры по ценам на газ, транзит и т. д., ЕС просто изменит структуру энергопотребления, и значение российских углеводородов к 2020 году в Европе может просто упасть. И вот это уже будет чем-то вроде катастрофы для России, исчезнет ключевой аргумент в спорах с ЕС. А может, и ключевой элемент всей экономики России, если к тому времени не удастся выстроить нечто качественно новое, наподобие новой сети АЭС и ГРЭС, энергией которых можно будет активно торговать в той же Европе.

Лиссабонский договор гарантирует повышение глобальной конкурентоспособности и так весьма конкурентоспособного Европейского союза. Реакция на такого конкурента определит в России на ближайшие десятилетия все. Собственно, это и есть главная задача нового политического цикла в России, хотя изнутри кажется, что главное событие - избрание нового президента…

ЮРИЙ ШЕВЦОВ, МНЕНИЕ

14.12.2007

http://www.rbcdaily.ru/2007/12/14/focus/309031
Tags: Выступления в СМИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments