Юрий Гуралюк (guralyuk) wrote,
Юрий Гуралюк
guralyuk

Categories:

1.Белорусская экономика: от мобилизации к пространственному расширению и модернизации

На сайте "Перспективы" Фонда исторического развития
Белорусская экономика: от мобилизации к пространственному расширению и модернизации</p>

Белорусская экономика, после распада СССР прошедшая сложный путь, демонстрирует впечатляюще высокие темпы роста. Ее устойчивому развитию не помешали ни централизованный контроль со стороны государства и затягивание реформ, ни повышение цен на поступающее из России углеводородное сырье. Сегодняшняя Беларусь уже не ориентирована почти исключительно на экономическое пространство России - ее экономические связи простираются во все части света. В этом феномене разбирается Юрий Шевцов.


Белорусская экономика после распада СССР прошла через три основных периода и сейчас находится в четвертом.
1. В начале 1990-х годов происходил ее коллапс. В низшей точке падения (1995 год) промышленное производство составляло около половины от уровня 1990 года – максимального уровня развития, достигнутого в рамках СССР.
2. Со второй половины 1996 года в Беларуси начался экономический рост. К концу 1996 году ВВП увеличился примерно на 1%, и с этого времени рост уже не прекращался. В 1997 году, когда в соседних странах возникла угроза массового голода, в Беларуси рост промышленного производства составил около 17%, а рост ВВП – 11%. Это были максимальные показатели во всей Европе и на территории бывшего СССР. Позднее темпы замедлились из-за августовского кризиса 1998 года, но, как правило, промышленное производство продолжало увеличиваться более чем на 10%, а ВВП – более чем на 8% в год.
Экономика страны стабилизировалась благодаря возврату к административной системе управления, отказу от шоковой терапии и созданию таможенного союза (и иным формам союзных отношений) с Россией. Экономическое пространство РФ стало основным потребителем белорусских промышленных товаров. Беларусь получала энергоносители и иное сырье по ценам внутрироссийским или ненамного их превышающим. Важнейшее значение для Беларуси в это время имели машиностроение, химическая промышленность, экспорт калия и калийных удобрений. Но в целом происходило проедание советского наследства в экономике, хотя и не такими быстрыми темпами, как в иных республиках бывшего СССР. Возникшая мобилизационная экономическая модель просто остановила действие деструктивных тенденций, связанных с крахом единой советской системы, и позволила избежать разрушительных гражданских и межнациональных конфликтов.
3. Начало быстрого роста мировых цен на углеводороды около 2000 года совпало с завершением восстановления в Беларуси народного хозяйства в целом до уровня 1990 года. Примерно с 2000 года экономика страны начала расти на базе новых факторов: белорусская промышленность, особенно нефтехимия получила конкурентные преимущества перед производителями большинства стран Европы в силу таможенного союза с Россией и близости к расширяющемуся Евросоюзу. Белорусская нефтехимическая промышленность получала сырье из России по ценам, близким к внутренним ценам РФ (часть газа), или не облагаемое экспортными пошлинами (нефть). Это сырье перерабатывалась на сохранившихся и быстро модернизированных Новополоцком и Мозырьском нефтеперерабатывающих заводах.
Продукты нефтепереработки и химической промышленности отправлялись прежде всего в страны ЕС. Доля продукции концерна Белнефтехим, включающего в себя почти всю нефтехимическую промышленность республики, составила около половины белорусского экспорта. Именно за счет продукции этого концерна Беларусь получила огромный профицит в торговле с Евросоюзом, которым стала покрывать нарастающий дефицит в торговле с Россией. Значение торговли с восточноевропейскими соседями Беларуси оставалось небольшим. Бонусы от роста мировых цен на углеводороды позволили начать в стране технологическое перевооружение ряда отраслей экономики, прежде всего самой нефтехимической промышленности.
4. После ряда конфликтов с Газпромом и российским государством Беларусь Начиная с 2006 года стала отключаться от доступа к дешевым углеводородам. Переход к цене, по которой российский газ продается в другие страны Восточной Европы, растянут для Беларуси до 2011 года. К этому же времени страна должна будет лишиться значительной части остававшихся у нее ранее экспортных пошлин российских «давальцев», поставляющих нефть на белорусские НПЗ. Нынешний период – это период адаптации белорусской экономики к существованию вне единого с Россией пространства по ценам на энергоносители. Именно сейчас белорусская экономика реально становится независимой, теряет свой «советский облик» и переходит к устойчивому развитию на иной основе, отступая от принципов консервирующей мобилизации второй половины 1990-х годов.
Тем не менее Беларусь продолжает демонстрировать очень высокие темпы экономического роста. В 2006 году рост ВВП составил 11%, рост промышленного производства – 17%. Это лучшие показатели во всей Европе, а в бывшем СССР быстрее развивается лишь наращивающий нефтедобычу Азербайджан. Лукашенко требует от правительства в 2008–2011 гг. удержать именно такой рост. Судя по началу 2008 года, шансы на это есть.
В чем причины такого быстрого экономического роста Беларуси, несмотря на значительное увеличение цен на углеводороды? Каковы особенности развития экономики страны? Каковы ее перспективы?

Причины ускорения
Отключение Беларуси от внутренних российских цен на углеводороды происходит очень медленно. Фактически Беларусь сохраняет низкие цены на российские углеводороды, оттягивая их рост за счет увеличения внешнего долга и продажи части государственной собственности.
Что касается газа, страна компенсировала значительную часть расходов, вызванных ростом цен, благодаря выгодному российскому кредиту в 1,5 млрд долларов и продаже части основного транзитера газа, компании Белтрансгаз, Газпрому, растянутой до 2011 года. Беларусь также оттягивала оплату поставок газа по новым ценам в наиболее опасный для белорусской экономики шоковый период - в 2007 году. Именно в 2007–2008 гг. могли возникнуть критические трудности для белорусских предприятий на российском рынке, свободный доступ к которому они в целом сохраняют согласно правилам Таможенного союза РБ и РФ. К 2011 году Россия во внутренних ценах должна перейти к той же формуле исчисления цены на газ, что и в поставках для Восточной Европы/ Беларуси, то есть российские производители потеряют преимущество перед белорусскими, имеющееся ныне. Даже если будет задействован какой-то компенсационный механизм для российских производителей, критический период белорусская промышленность уже прошла.
По нефти Беларусь ввела для российских «давальцев» компенсации, делающие выгодными поставки нефти на белорусские НПЗ, несмотря на раздел экспортных пошлин в пользу российского бюджета. Беларусь также нарастила закупки нефти в России за собственные средства. Кроме того, та часть нефти, которая используется народным хозяйством Беларуси для внутреннего потребления, под новый порядок раздела экспортных пошлин не подпадает. Наконец, доходность от экспорта нефтепродуктов в Европу все равно растет по мере роста мировых цен на нефть. При этом экспорт нефтепродуктов остается выгоднее экспорта сырой нефти. Надо отметить, что реэкспортом российской нефти Беларусь не занимается.
Таким образом, по Беларуси ударили не столько российские шаги (отключение от внутренних цен на углеводороды), сколько общий рост мировых цен на энергоносители. Но доставшаяся от СССР структура экономики и сохраненная в значительной мере централизованная система управления ею позволили начать быструю адаптацию к новой ситуации. Пожалуй, эту белорусскую адаптацию допустимо назвать устойчивым ростом на волне роста мировых цен на углеводороды.

В новых условиях
В ходе предвыборной компании А. Лукашенко в марте 2006 года были представлены перспективная программа развития экономики Беларуси в новых условиях и программа развития на 3-ю пятилетку (в республике сохраняется пятилетнее планирование). Эти установки в целом выполняются. В их основе лежит программа достижения энергетической безопасности Беларуси.
Во-первых, повсеместно введены программы энергосбережения. За счет этого белорусская экономика должна сокращать потребление углеводородов на единицу продукции более чем на 5% ежегодно. Обычно энергосбережение достигается модернизацией промышленных предприятий. Белорусская промышленность в целом унаследовала советские - весьма энергозатратные -технологии, . Конкурентоспособной продукции на их основе произвести нельзя. Внедрение новых технологий, как правило, позволяет быстро уменьшать энергопотребление.
Во-вторых, программа предполагает диверсификацию энергопотребления. В рамках диверсификации в Беларуси начато широкое использование местных видов сырья, а также строительство небольших гидроэлектростанций. Создаются ветроэлектростанции. Идет быстрый переход к использованию биотоплива собственного производства. Готовится разработка местных залежей бурого угля.
В-третьих, принято официальное решение о строительстве собственной атомной электростанции до 2018 года.
Эти планы вызваны не только ростом цен на российские углеводороды. Существует, например, проблема износа оборудования в белорусской энергосистеме. Еще одна проблема – вывод Литвой из эксплуатации Игналинской АЭС по требованию Евросоюза. Все эти трудности Беларуси предстоит преодолевать параллельно. За счет технологической модернизации и всех остальных программ в области энергобезопасности белорусская экономика должна сохранить в течение ближайших 10 лет примерно тот же уровень потребления российских углеводородов, какой имеется сейчас, при запланированном примерно двукратном росте ВВП.
Сегодня почти всю нефть и весь газ Беларусь получает из России. Программа диверсификации источников энергии предусматривает добычу нефти и газа белорусскими субъектами хозяйствования в разных регионах мира и реализацию этого сырья на мировом рынке либо, по зачетным схемам, компенсацию этим сырьем поставок нефти, газа и электроэнергии в Беларусь.
Эта часть программы энергобезопасности совпадает с еще одной новой установкой Беларуси: диверсифицировать рынки сбыта. До отключения Беларуси от внутренних российских цен на углеводороды торговля с РФ составляла больше половины товарооборота РБ. Однако с началом быстрого роста цен на российские углеводороды, несмотря на нейтрализацию этого роста разными путями, начался и быстрый рост дефицита в торговле РБ с РФ. Беларусь стала наращивать свой экспорт в те регионы, с которыми удается выстроить профицитную торговлю, прежде всего в страны ЕС (особенно в Голландию и Великобританию). Ныне экспорт республики в ЕС примерно равен экспорту в Россию и даже немного превышает его. Только за счет торговли с Евросоюзом Беларусь может выдержать дефицит, который образовался в торговле с РФ.
Среди новых стран, на рынки которых Беларусь пытается выйти в порядке диверсификации направлений сбыта, основными являются: КНР, Венесуэла, Иран, арабские страны Персидского залива (кроме Саудовской Аравии), страны-соседи (прежде всего Украина).
Китай, Венесуэла и Иран официально объявлены стратегическими союзниками РБ. Здесь отношения складываются очень успешно и развиваются по близким схемам. Беларусь заключила с ними соглашения о масштабном военно-техническом сотрудничестве, что открыло и гражданским предприятиям Беларуси доступ к крупным, опекаемым государством на высшем уровне проектам в этих странах. Беларусь даже вошла в так называемое ядро Движения неприсоединения, призванное реформировать это объединение стран Третьего мира. В русле концепции реформирования движения Беларусь, Иран, Венесуэла и некоторые другие страны стремятся прежде всего помочь друг другу в решении собственных стратегических проблем.
В частности, Беларусь обязалась за 6 лет создать в Венесуэле современную систему ПВО и обучить венесуэльцев работать с нею. За это Венесуэла предоставила Беларуси возможность добывать нефть в долине р. Ориноко (добыча уже началась в декабре 2007 г.)примерно через 5 лет Беларусь сможет добывать в этой стране 4–10 млн тонн нефти в год (при этом собственное потребление нефти составляет в республике около 10 млн тонн в год и еще примерно 12 млн перерабатывается на белорусских НПЗ в нефтепродукты для экспорта). Венесуэла начала закупки больших объемов белорусского калия и калийных удобрений. Кроме того, в Венесуэле запланировано строительство крупных белорусских предприятий с полным циклом производства на местах и мощностью, сопоставимой с мощностью аналогичных предприятий на территории самой Беларуси. Подобные заводы-дублеры начинают строить такие белорусские гиганты, как Минский тракторный завод, Минский автомобильный завод, Белорусский автомобильный завод; два предприятия запланировал построить завод по производству телевизоров и бытовой техники «Горизонт». Будет строиться крупный завод по производству строительных материалов.
Беларусь газифицирует венесуэльский город Баринас, в перспективе перед ней открыта возможность газифицировать около 60% территории этой страны. Республика получила подряды на строительство в Венесуэле 7 населенных пунктов: 3 агрогородков (колхоза, крупных сельскохозяйственных производств, которые, возможно, станут началом большой программы реформирования сельского хозяйства Венесуэлы), а также городов-спутников, в том числе города-спутника Каракаса (Мирафлорес). Возможно, Беларусь застроит или спроектирует центр Каракаса, а то и весь этот мегаполис. Переговоры об этом идут.
Фактически в Венесуэле запланировано построить едва ли не такой же по мощности белорусский промышленный очаг, какой имеется на территории самой РБ. Белорусские предприятия в Венесуэле должны стать основой целых новых отраслей. Они изначально ориентируются на рынок не только Венесуэлы, но и всей Латинской Америки. Для их развития уже на начальной стадии Венесуэлой создан специальный инвестиционный фонд в 500 млн долларов в год. который со временем, как объявлено, может быть увеличен.
Что касается Ирана, тот выделил Беларуси для разработки месторождение нефти Джофеир, а также предложил создать нефтеперерабатывающий завод, подземное газохранилище и еще ряд крупных объектов. Однако с Ираном у Беларуси отношения строятся по несколько иной схеме. Из Венесуэлы Беларусь инвестиции не принимает, а из Ирана стремится получить. Объявлено о подписанных соглашениях об инвестировании иранцами свыше миллиарда долларов в строительство на территории Беларуси ряда крупных гостиниц. Один из последних проектов – самый большой в Восточной Европе транспортно-логистический центр в Минской свободной экономической зоне (СЭЗ), инвестиции в который составят 1,5 млрд долларов. Официальной задачей Беларуси является заполучить во внешней торговле Ирана 10%, то есть довести товарооборот с этой страной до 4 млрд. долларов в год. Объявленные проекты, по которым идут переговоры с иранскими инвесторами, как и те, по которым уже заключены инвестиционные соглашения, вероятно, позволят в течение 5 лет привлечь в белорусскую экономику до 5 млрд долларов инвестиций.
Отношения с КНР предусматривают в первую очередь инвестиционные проекты. Беларусь представила Китаю для финансирования 35 проектов в энергетике, сфере хай-тек, строительной индустрии на общую сумму до 4 млрд долларов (в течение 2-3 лет). По некоторым из них соглашения уже заключены. Наиболее крупный из контрактов предусматривает увеличение производства Беларусью цемента в 3 раза при одновременном переходе с газовых технологий на угольные. Цемент будет поставляться прежде всего в Москву. Другой значительный проект – создание на базе завода «Горизонт» самого крупного в Европе и бывшем СССР производства бытовой техники.
Общая концепция сотрудничества с КНР – превращение Беларуси в своего рода парк высоких технологий Китая в Европе.
На технических факультетах белорусских университетов предполагается обучать до 30 тысяч китайских студентов, в основном будущих специалистов военно-промышленного комплекса Китая. КНР, в свою очередь, должна инвестировать крупные средства в белорусские университеты, а китайские корпорации - в высокотехнологичный сектор страны.
Арабские страны Персидского залива вкладывают капиталы преимущественно в недвижимость Беларуси. Объявлено об инвестпроектах в этой сфере на сумму до 5 млрд долларов.
Сотрудничество с государствами Азии и Латинской Америки требует от Беларуси наращивать связи с транзитными приморскими восточноевропейскими соседями. Эти связи за 2–3 года превратились в очень перспективную региональную экономическую кооперацию. Дальше всего зашло сближение с Украиной. В течение 3 лет товарооборот между Украиной и Беларусью вырос с 600 млн до почти 4 млрд долларов. Вероятно, в 2008 году он превысит 5 млрд долларов.
С Польшей, Латвией и Литвой объемы торговли и темпы ее роста ниже, но также достаточно высоки. Литва, например, объявила о планах инвестировать в различные проекты на территории Беларуси свыше миллиарда долларов.

Что дальше?
За несколько лет Беларусь превратилась из небольшой восточноевропейской страны, полностью ориентированной на экономическое пространство России, в страну, которая имеет шансы стать одной из опор региональной экономической группировки, а присутствие Беларуси в развивающихся странах создает перспективу удвоения ее промышленной мощи. Экономика РБ становится транснациональной, но при этом сохраняет свою структуру и управляемость из единого центра. Она базируется прежде всего на крупном промышленном производстве в традиционных для Беларуси отраслях: нефтехимии, радиоэлектронной промышленности, машиностроении.
К 2011 году, когда в Беларуси должны пройти очередные президентские выборы, страна закончит переход к восточноевропейской формуле исчисления цены на российский газ. К этому времени, скорее всего, на ту же цену перейдет во внутренних расчетах и Россия. Тем самым восстановится несколько нарушенное ныне единое экономическое пространство Союзного государства РФ и РБ. Беларусь, видимо, решит и проблему загрузки своих НПЗ российской или иной нефтью таким образом, чтобы ни российский, ни белорусский бюджеты не теряли своей части экспортных пошлин.
По мере реализации белорусской программы энергобезопасности проблемы во взаимоотношениях Газпрома и Беларуси будут терять остроту.
С другой стороны, успех Беларуси в бывшем Третьем мире – это общий с Россией успех. Расширяющееся экономическое пространство РБ не может существовать без совместной деятельности с РФ в Латинской Америке, Иране, КНР. Союзное государство РФ и РБ, таким образом, приобретает новое измерение. Неизбежный рост влияния и значения Беларуси в Восточной Европе также усиливает роль Союзного государства.
Стоит отметить еще одно значимое для белорусской экономики обстоятельство: рост мировых цен на продовольствие неожиданно превратил сельское хозяйство Беларуси, а также связанные с ним отрасли науки и промышленности, в очень важный экспортный сектор. Сельскохозяйственные машины, производимые Беларусью, калийные и иные удобрения, агротехнологии приобрели стратегическое значение для ряда развивающихся стран, стали приносить возрастающие экспортные доходы и привлекать внешние инвестиции.
Переход к более активной внешнеэкономической деятельности стимулировал в Беларуси экономические реформы. Они проходят под контролем государства. Создание своей крупной буржуазии не допускается. Но мелкий и средний бизнес, особенно в малых городах и регионах, поощряется на уровне условий, созданных в свободных экономических зонах. И судя по белорусским СЭЗ, успех реформирования должен быть значительным. В каждой белорусской области (кроме околостоличной Минской) экстерриториальные по сути СЭЗ дают от четверти до трети экспорта.
Вероятно, вскоре Беларусь начнет пополнять население по той же схеме, что и московская агломерация. Поставленная задача выйти через 3 года на средний заработок в 700 долларов в месяц запустит механизм притока мигрантов. Сегодня в Беларуси безработица составляет около 1%, а трудовая миграция в страны ЕС и РФ в совокупности - примерно 600 тыс. человек.
Расширяясь пространственно, белорусская экономика в целом не слишком меняется по своей структуре. На территории самой РБ быстро растет доля услуг, но за счет вынесенного в третьи страны и увеличившегося в массе промышленного производства экономика страны остается по-прежнему индустриальной, основанной на развитии доставшихся от СССР отраслей и крупных производств.
Разобщения с российским экономическим пространством также, по большому счету, не происходит. Меняется характер взаимосвязи. Растет обоюдная зависимость от совместной деятельности вне национальных территорий двух стран.

Читайте также на нашем сайте:

«Белорусская экономика - 2: риски авторитарной модернизации» Юрий Шевцов.

Опубликовано на сайте 2008-05-18

Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2007, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на сайт "Перспективы" обязательна.

***
Специально для сайта «Перспективы»

Белорусская экономика - 2: риски авторитарной модернизации

Директор минского Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов продолжает анализ процессов в Беларуси. В рамках политического авторитаризма здесь полным ходом идут технологическое перевооружение экономики и свои либерально-рыночные реформы, сопровождаемые социальными и культурными трансформациями. Белорусская модель модернизации пока бесспорно эффективна, но содержит в себе многочисленные риски политического и идеологического характера. Отдельная ошибка или сбой могут вызвать коллапс всей системы…

Несмотря на стабильные и очень высокие темпы роста начиная со второго полугодия 1996 г., белорусская экономика не обладает подлинной устойчивостью. В 1990-х годах Беларуси угрожали внезапная остановка крупных промышленных предприятий и деиндустриализация. С этим удалось справиться благодаря мобилизации общества в единый кулак, отказу от шоковой терапии и тесному союзу с Россией. Сейчас, в эпоху авторитарной модернизации, угрозы иные, но они ничуть не менее опасны.

Политические риски. Отношения с Россией
Наиболее опасным текущим вызовом белорусской экономике является рост мировых цен на углеводороды. Избранный Беларусью путь решения проблемы энергетической безопасности, как было показано в предыдущей статье, предполагает сохранение сильной авторитарной политической системы. Именно эта система позволяет выстоять в конфликтах с Газпромом, российскими нефтяными компания, даже российским государством и одновременно выдерживать конфронтацию с ЕС. Ведь белорусская модель абсолютно альтернативна той стратегии, которую европейское интеграционное объединение предложило восточноевропейским странам: закрыть крупные промышленные предприятия, «сбросить» свыше 20% населения в страны «старой Европы» в качестве трудовых мигрантов, отказаться от национального контроля над экономикой в принципе, провести радикальные экономические реформы.
Сохранение авторитарной политической системы, при всей ее эффективности, не может не приводить к постоянной угрозе политического конфликта с Западом. Белорусская экономика развивается, таким образом, в ситуации очень высоких политических рисков. И основным проблемным фактором становятся отношения с Россией.
Дело в том, что внутри страны авторитарная система в состоянии относительно легко преодолевать сопротивление оппозиционных прозападных структур. Прямое вмешательство Запада – финансирование оппозиции и управление ею, экономические санкции, информационное воздействие, дипломатическое давление и т.д. – также в общем легко преодолимая проблема. Но устойчивость Беларуси относительно Запада зависит от степени надежности ее союза с Россией. Пока союз надежен, Запад не перейдет к насильственным формам давления на Минск. А изолировать Беларусь экономически или взорвать изнутри оказалось невозможно.
Однако союз с Россией – процесс динамичный: его функции, структура, точки опоры и угрозы ему постоянно изменяются. В 1990-х годах Беларусь притягивала внимание российских регионов, протестного электората и левоконсервативных сил. Они и были основными сторонниками российско-белорусского союза. После стабилизации РФ при Путине Беларусь потеряла поддержку ослабевших регионов и почти исчезнувшего протестного электората, столкнулась с противодействием со стороны некоторых крупных российских компаний, втянулась во внутрироссийскую борьбу корпораций и лоббистских групп. Сильно упрощая ситуацию, можно сказать: часть российских сырьевиков, стремящихся уменьшить свои расходы на транзит сырья в Европу, в целом настроена антибелорусски; часть промышленников перерабатывающего сектора, со своей стороны, хотели бы поглотить уцелевшие крупные белорусские заводы.
Белорусское государство более централизованно управляет своей экономикой, чем российское, и потому в этой борьбе обычно оказывается устойчивее своих противников. Авторитарная система изменила функции. Ныне белорусский авторитаризм – это авторитаризм иерархически устроенного холдинга под названием РБ. В России мало структур, обладающих столь же высокой концентрацией экономической силы и политической власти, как РБ. Обычно российские корпорации не готовы к конкуренции с этим своего рода монстром и вынуждены уступать. Даже Газпрому не удалось в полной мере продиктовать свои условия Беларуси. Результат этой борьбы виден в итогах развития белорусской экономики: ВВП и промышленное производство в РБ в последние восемь лет росли гораздо быстрее, чем в России.
Но такие взаимоотношения с российским соседом очень рискованны. Беларуси одновременно приходится, с одной стороны, вырабатывать конкурентоспособность на российском экономическом пространстве, с другой – выдерживать политическую конфронтацию с ЕС и США, опираясь на союз с Россией. Для этого требуется непривычно активная для Восточной Европы внешняя политика, ставки в которой чрезвычайно высоки. Нет никакой гарантии, что из-за ошибки в решении какого-нибудь текущего вопроса не произойдет коллапса всей системы. Беларусь – всего лишь небольшое государство с 10-миллионным населением и совсем недолгим опытом независимого существования. Ошибочные решения здесь вполне возможны. Например, в ходе предвыборной президентской компании 2006 г. белорусские спецслужбы объявили, что Запад готовится для стимуляции «оранжевой революции» осуществить взрывы в школах, вызвать кровопролитие, обвинить в нем Лукашенко и сместить авторитарную систему силой - вполне логичная версия, нечто подобное не раз происходило в мире. Предположим, угроза была реальной, и в этот раз белорусской власти удалось ее предотвратить, – но насколько же рискованной и зависящей от множества политических факторов и случайностей предстает в этом свете ситуация в РБ в целом!

Внутренние реформы
Выход Беларуси с ее крупными промышленными предприятиями на новые рынки и конкуренция с реформированными, наполняющимися так или иначе нефте-газодолларами конкурентами в России заставляют страну проводить экономические реформы. Эти реформы совпали по времени с необходимостью технологической модернизации созданного еще в советские времена промышленного производства и адаптации его к совершенно незнакомым рынкам.
Пришлось, во-первых, создавать собственные товаропроводящие сети за рубежом. В советское время реализация производимых в Беларуси товаров была прерогативой Москвы. В 1990-х годах эта система трансформировалась в большое количество посредников (в основном московских), которые, по сути, распределяли белорусские товары по всей России и за ее пределами.
Сегодня создание собственных товаропроводящих сетей крупных предприятий практически завершено. Это стало своего рода социальной революцией в основном секторе белорусской экономики – промышленности. Сети пришлось создавать зачастую на новом месте, без опыта работы в дальних странах. В результате крупные промышленные предприятия РБ укрепили свою самостоятельность в качестве субъектов мирового рынка, что оказалось одним из важных факторов повышения их капитализации. По сути, в этом состоит ключевой элемент рыночных реформ в Беларуси.
Во-вторых, крупные предприятия были превращены в своего рода государственные корпорации. Все они прошли через индивидуальные программы акционирования. На большинстве из них начата технологическая модернизация. Она проводится, как правило, за счет белорусского государства и внутренних ресурсов предприятий. Происходит перекачка ресурсов из нефтехимической промышленности в иные сектора. Стабилизационный фонд, созданный совсем недавно, играет иную роль, чем в России. Технологическая модернизация предприятий требует их реструктурирования. Создаются филиалы и сборочные производства в других странах, возникают отношения партнерства с внешними субъектами хозяйствования и т.д. Инвестиции в основной капитал обычно держатся в среднем по Беларуси на уровне 25% в год. Технологическая модернизация является в данном случае лишь частью процесса экономического реформирования крупного производства. Модернизированные предприятия стремятся выйти на фондовый рынок или в иной форме заполучить внешний капитал.

Окончание - в комментах

ОднаКнопка

Tags: Беларусь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments