Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

nuclear

К.Келли:«Неизбежное.Понимание 12 технологических сил, которые определят наше будущее». О страдании.

Прогресс и страдание.

Какая интересная стилистика. Она встречается сейчас повсеместно. По прочтении человек должен стремиться высказать свое мнение или впечатление или просто непродуманные эмоции прямо сейчас, пока восторг и приподнятость от этой мечты не исчезли под наплывом всегда нелегкого быта и окружающей непростой обыденности.

Может быть, в этом умонастроении и есть основное негативное последствие приходящей, даже пришедшей, новой технологической эпохи. В поступках, которые вызваны не долгим их продумыванием. А - импульсом, быстрой реакцией на удачный образ, на который наткнулись всегда отчасти случайно. Очень выросла краткость времени между импульсом и поступком.

В большой политике, даже в геополитике, это означает "цветную революцию" как норму политического поведения. Так и взорвались арабские страны. Разве либеральные активисты, которые начинали эти твиттер-революции, думали о том, что они на деле выводят на поверхность исламский радикализм? Или Майдан...

В принципе, это было в истории всегда. Всегда технологическая революция сопровождалась мечтами о почти достигнутом благодаря ей счастье, а оборачивалась одновременно неожиданным для ее энтузиастов и до того невиданным по масштабу человеческим страданием. Примеры банальны, но вылетают из памяти при чтении таких вот книг: каравелла - геноцид индейцев, голландская революция и мануфактура - работорговля неграми, паровой двигатель - колониальная система в Индии и опиумные войны, двигатель внутреннего сгорания - ..., энергия атома - ...

Несмотря на это, технологический прогресс оправдан.

Ибо он дает возможность наращивать на Земле количество человеческих жизней и в целом - длительность жизни.

На каком-то этапе он приведет к выходу человечества за пределы планеты.

Расширяются сферы применения человеческой способности к творчеству.

Это поппуляционное оправдание прогресса вполне работает, ибо отражает земную, в широком смысле соматическую ипостась человека.

Прогресс - это в конечном счете благо.

Но хорошо бы выработать хотя бы сейчас также понятную модель развития соответствующих его виткам социальных форм и духовных практик наиболее охваченной им части человечества. Дабы по возможности минимизировать разрушительные радикальные новые идеологии, которые всегда возникают на руинах разрушенных прогрессом очередных устойчивых социальных норм. Чтобы обходится в преодолении этих очередных нацизмов, расизмов, "терроризмов"... без слишком большого насилия.

Понятно, что духовность не может быть полностью превращена в технологию. Но хотя бы отчасти и хотя бы для нашей эпохи, когда на планете так много глобальных технологических опасностей...


***

Collapse )
nuclear

Россия. Китай. Иероглифы. Море. Горы. Звезды и космос.

Совсем недавно был Китае.
Это были долгие разговоры обо всем в кругу руководства КАСМО. Выше в политической аналитике в Китае структуры нет. Уединенная  государственная резиденция в горах у Желтого моря. Время было. Ничто не отвлекало. Не было никакой связи и это сделало возможным  долгое-долгое общение обо всем. Для того и собрались. Спал в сутки хорошо если 2 часа.

Сначала был очень древний действующий даосский монастырь на горе Лаошань. Это настроило общение на нужную глубину.

В последний вечер в резиденции пропал свет и мы непроизвольно заговорили о главном. Среди этого главного была тема новой индустриальной революции, которая сейчас развернулась в мире. Англо-саксы опять, как 200-300 лет тому назад вырываются в технологиях вперед с таким отрывом от остального мира, что впереди  все "шансы" у планеты получить новую колониальную эпоху, новые опиумные войны, и прочие прелести столкновения продвинутых и отставших.

Всплыл вопрос, как Китаю вписаться в эту новую индустриализацию. Через какую технологию? Нужна какая-то своя, связанная именно с китайской культурой технология, которая даст Китаю силу выстоять в глобальной конкуренции сейчас. Надо буквально лет за 10-15 изобрести нечто столь же важное для человечества, как когда-то стал паровой двигатель или ядерный реактор или процессор...

Это новой изобретение должно вырасти из китайской культуры и его должно быть невозможно украсть или захватить. Это должно нечто дающее реальное могущество и оно должно происходить из набранного за много тысячелетий культурного гумуса. Отсюда. Возможно, даже в прямом смысле, из Шаньдуна и даже, может быть прямо из монастыря с горы Лаошань...

Небо было чистым. Море словно светилось. Звезды были в необычных для меня созвездиях и они были яркими. Горы были видны несмотря на ночь и они были очень приятными. Не несли в себе агрессии и войны. Китай вообще в своей глубине очень миролюбив.

Я предложил подумать про создание такой глобальной технологии  на базе китайской иероглифической письменности. Обвел рукой все вокруг и сказал, а если мы все это - горы, море, небо, звезды, нас - увидим как иероглифический текст? Иероглифы позволяют записать все вокруг не через фиксацию слова и его звучания, а через смысловую, семантическую запись. Надо только понять правила чтения и значение каждого из иероглифов, которыми мы обозначим вот эти реальные вокруг нас море, горы, небо, звезды. И если мы не ошибемся с правилами, если мы правильно составим и познаем правила чтения этого текста, тогда мы получим на выходе знание о реальном мире, минуя стандартную европейскую науку, минуя эксперимент как критерий знания.

Мы потом долго обсуждали эту мысль. Я прикидывал возможно ли построить на ее основе технологию. Китайцы обращали внимание на иное, более на смысл их письменности. Один из них, специализированный много лет на изучении Европы и Европейского Союза, сказал: нам ничего не надо изобретать, наши мудрецы давно все написали, еще несколько тысяч лет тому назад. Нам надо только правильно понять, что же они написали. Правильно понять их тексты и всю семантику, связанную с этими людьми. Это были слова, сказанные не в банальном ключе, а при обсуждении новой индустриальной революции и как Китаю не только избежать новых опиумных войн, но и выстоять в создании нового знания в целом, в новом глобальном научно-технологическом пространстве.

Я ответил, что Китай сейчас переживает беспрецедентную эпоху в своей истории. Никогда в истории Китай не выходил за рамки своей географической зоны настолько широко и принципиально. Впервые в истории Китай базирует свою экономику на присутствии на разных континентах. Впервые Китай не замкнут. Это само по себе потрясение для Китая. Но впереди еще большее потрясение для этой культуры - это превращение в ведущего на планете производителя технологий и знаний. Раз Китай принял на себя миссию стать глобальной научной лабораторией, перейти к этому состоянию из нынешнего состояния глобальной мастерской. Раз Китай на это решился, значит, и привычные за много тысячелетий формулы идентичности тоже скорее всего потребуют пересмотра. Эти люди были разумеется готовы говорить на таком уровне. Они очень сильны духовно и очень умны.

Один из этих людей спросил, как я оцениваю долгосрочные риски для Китая от принятого Китаем курса на превращение в глобального научно-технологического лидера. Я ответил, что я просчитать их точно пока не могу. Но надо предлагать миру свою научно-технологическую глобальную пирамиду, отталкиваясь от своей идентичности и наработанного историей культурного слоя. Скорее всего, Китай несет в мир гармонию и мир. Это - не воинственная культура. Но это и не совсем женственность. В Китае есть источник силы, который надо оформить в технологию столь же масштабную и органичную для Китая как полеты в космос выступают для России, а процессор для нынешних США.

Может быть, иероглифическая письменность даст возможность получать знание, минуя дорогостоящую фазу эксперимента и производства. Если это получится, тогда человечество сможет выйти в космос почти мгновенно и расселиться там. Ибо сейчас не видно достаточных ресурсов для такого взрывного пространственного космического расширения. Ресурсной базы планеты и человеческих культур не достаточно для быстрого прорыва вовне. А между тем экологические риски от быстрого развития науки и технологий нарастают и вероятность глобальной Фукусимы становится все серьезнее.

Примерно на этой стадии беседы в горах починили кабель и в резиденции зажегся вновь свет. Море стало видно хуже. Звезды тоже при ярком свете фонарей стали видны еле-еле. Горы словно пропали. Но беседа продолжилась и перешла в подвал, где было настроено караоке, начались песни...
nuclear

Евгений Кузнецов: Россия и мир технологического диктата. Три сценария будущего.

Размышляю.

***

Россия и мир технологического диктата
6 марта 2016
Евгений Кузнецов
Три сценария будущего
Россия в глобальной политике. №2, 2016 г.
http://www.globalaffairs.ru/number/Rossiya-i-mir-tekhnologicheskogo-diktata-18023

Евгений Кузнецов – заместитель генерального директора Российской венчурной компании.


Резюме: Быстрый рост технологий ведет к качественному перерождению общества, экономики и человека. Совокупный потенциал корпораций уже превосходит размеры и возможности многих национальных государств. Мировая политика скоро будет другой.

Фундаментальные изменения мирового устройства, происходящие на наших глазах, ставят каждую страну перед необходимостью комплексно оценивать свои будущие возможности. Сочетание геополитических, социальных, технологических сдвигов многократно усложняет задачу анализа. И хотя всякие прогнозы в таких условиях весьма рискованны, попытаемся совместить различные обстоятельства в картину вероятных сценариев развития мира и России.

Основные факторы перемен

В XXI веке быстро происходит накопление критической массы технологий и методов деятельности, подразумевающих изменение природы экономики, характера общества и даже самого человеческого бытия.

Все большее распространение получает индивидуализированное, распределенное, роботизированное производство, формирующее рынки труда, а не зависящее от них, зато крайне чувствительное к рынкам сбыта.

В коммуникациях, политике, торговле, управлении, логистике, финансах происходит переход от иерархических к распределенно-сетевым принципам организации.

В сфере транспорта, жилья, дорогого имущества доминирующей становится экономика аренды (sharing economy), а не владения.

В развитых странах фиксируется существенное продление продолжительности жизни и повышение ее качества.

За счет нейротехнологий качественно увеличивается глубина коммуникаций и взаимодействия.

Стираются языковые и культурные барьеры.

Формируется новая ключевая субъектность: от товаров и вещей – к впечатлениям и переживаниям, исчезает грань между обладанием и переживанием обладания.

Структура потребляемых и востребованных ресурсов в промышленности и энергетике резко меняется в пользу возобновляемых.

Меняются направления, приоритетные для развития. Ключевыми рынками и инструментами становятся следующие:

Образование и социальная структура.

Снимаются статусные преграды перед доступом к современному технологическому и социальному укладу – происходит переход к сетевому и кластерному образованию вместо иерархической модели образования, кризис переживает вся система социальных лифтов.
Транспорт. Преодолеваются географические и имущественные барьеры, затруднявшие доступность товаров и услуг. Исчезают различия качества и доступности товаров между мегаполисами и распределенными центрами, происходит сдвиг от урбанизации к субурбанизации, а от нее – к деурбанизации.
Здоровье. Качественно смещаются пределы продолжительности жизни, снижаются или полностью снимаются имущественные и статусные барьеры в достижении качества жизни, а также чувствительности к типам поселений (деурбанизация).
Безопасность. Рост препятствий для неконвенциональной деятельности при принципиальном ее удешевлении и массовом распространении – контроль становится все более тотальным, принимаются превентивные меры в сфере правопорядка.
Информация. Резкий рост объема требуемой, передаваемой и перерабатываемой информации – человеческая и машинная среда сливаются в состояние гибрида.
Нейрономика. Впечатления и переживания превращаются в материализуемые объекты (структуры памяти, картриджи, блоки памяти), развивается индустрия поставки (торговли и открытого доступа) впечатлений/переживаний и связанных с ними знаний.
Торговля. Смещение фокуса на предоставление прав пользования, а не продажу; как следствие, увеличение роли обслуживания и сервиса продукта – возврат от финансово-промышленных групп к финансово-торговым.
Энергетика. Формируется распределенно-сетевая, основанная на микроэнергетике и возобновляемых источниках система. Фиксируется существенный рост автономности техно- и социосферы, деурбанизация.
Финансы. Все большее смещение от денег как эквивалента стоимости товара к деньгам как эквиваленту стоимости владения и энергии.
Система распределения населения и производственных сил

Население (пространство). Переход от мегаполисов к специализированным техно-кластерам и агломерациям с распределенной системой проживания (от системы поселений «город-пригород-деревня» к реальным агломерациям на базе университетских, промышленных и торгово-развлекательных центров).
Население (возраст). Резкий рост процента и веса представителей старшего поколения, образование и сервис сосредотачиваются на продлении активного периода жизни, включение старшего поколения в производящие цепочки и рост сферы услуг для них.
Производство. Переход от промышленных комплексов к зонам концентрации технологических компаний с родственной инфраструктурой, распределенное автономизированное производство рядом с местами потребления.
Энергетика. Ставка на распределенную и индивидуальную генерацию и умные сети, резкий рост энерговооруженности техники и человека, персонализированная торговля энергией (продажа и потребление).
Транспорт и логистика. Глобальные товарные потоки сводятся преимущественно к компонентам и материалам, локальные – к товарам и услугам; увеличение веса микротранспорта (товарного и пассажирского) по сравнению с крупным.
Технологические и социальные изменения неизбежно повлекут за собой новые идеологические и политические тенденции:

в потребительском поведении происходит отказ от обладания в пользу впечатления (ценность переживания выше ценности обладания);
отход от национально-культурных идентичностей в пользу глобально-сетевых (глобальная сословная структура);
рост борьбы между вертикальными (национальными) и глобально-сетевыми принципами интеграции и их инфраструктурами;
нео-религии как формы идентификации и самоопределения в глобально-сетевом пространстве;
формирование синтетических постнациональных глобализированных культур, их конкуренция между собой (от доминирования американо-европейской к рынку глобальных культур);
отказ от стремления к однозначному социальному отождествлению с крупными сообществами в пользу множественности отождествлений с микрогруппами («уникальность»).
Устройство мира: «долины» и «светофор»

Экспоненциальный рост новых технологических направлений приводит к качественному перерождению общества, экономики и даже человека. Глобальный характер экономики и общества требует скорейшей трансформации институтов управления. Действующий консенсус подразумевает в идеале невмешательство правительств развитых стран в ведение компаниями бизнеса в обмен на невмешательство компаний в политику. Однако уже понятно, что это препятствует развитию глобальных компаний-лидеров. Совокупный потенциал таких компаний превосходит размеры многих национальных экономик и толкает их к обретению новой субъектности и формированию мировой политики нового типа.

Лидерами изменений становятся авангардные суб-общества (кластеры) ведущих экономик (условно – «кремниевые долины»), где складываются общество будущего (нестареющее, креативное, техно-интегрированное), экономика нового типа (роботизированные производства, сервисы, транспорт, стартап-экономика) и иной тип политики (прямые демократия и налоги).

Экономическая сила кластеров ведет к их фактическому обособлению от окружающих территорий своих и других стран – запретительные для «посторонних» цены на жизнь, доступ к сервисам другого уровня (Интернет, медицина, образование), собственная система безопасности (общество «киберпанка»).

«Долины» становятся безусловными лидерами агрегации талантов, выталкивая «неудачников» (людей и бизнесы) в непосредственно прилегающую «зону обеспечения» («зеленый пояс» – «пояс комфорта»), в котором приемлемые условия жизни создаются за счет обслуживания лидирующих экономик. «Зеленый пояс» агрегирует другие регионы стран-носительниц «долин» и избранные регионы внешних стран (пример симбиоза: Кремниевая долина – Израиль). В «зеленой зоне» культура и политика формируются из «долин», собственная культура вторична, национальные особенности стираются и унифицируются. Внутри «кремниевых долин» с большой вероятностью тоже произойдет движение от индивидуальных культурных особенностей к некоторой «общекремниевой».

Вокруг «зеленого» формируется «желтый пояс» – развивающиеся регионы и государства, ориентированные на обеспечение «кремниевых» и «зеленых» регионов (ресурсы, прежде всего человеческие, материалы и компоненты производства). Зона «желтого пояса» поддерживается в комфорте товарами «зеленого пояса», отток талантов компенсируется производством и импортом новых из худших зон. Стабильность в «желтом поясе» поддерживается национальными культурами и правительствами.

Вокруг «желтой» зоны – «красная», территория управляемой нестабильности, активного освоения, разрушения национальных («традиционалистских») правительств, превращения человеческого капитала и ресурсов в «сверхтекучие». Таланты перемещаются в виде рабочих в «желтую» и «зеленую» зоны, в виде талантов – в «зеленую» и «кремниевую» зоны, ресурсы – в максимально непереработанном виде в «желтую» и «зеленую» зоны (в «кремниевой» работают только с высокоуровневыми компонентами и сложными, упакованными в картриджи материалами).

Особенность данной трансформации в том, что вместо формирования структурно подобных друг другу национальных экономик (развитый сектор на вершине пирамиды, ресурсный – внизу) происходит глобальное переустройство в субрегионы и сообщества, в которых национальные правительства и экономики теряют контроль над потоками товаров, талантов и ресурсов. Попытка национальных правительств «удерживать» вертикаль передела ведет к маргинализации соответствующего государства, утечке бизнесов и талантов, формированию жесткой конкуренции за ресурсы и попытке обвала их цен. Национальные правительства развитых стран, понимая это, выделяют субрегионы для включения в глобальную сеть и ведут конкуренцию за место в десятке-двадцатке мировых центров (Лондон–Кембридж–Оксфорд, Сеул, Шанхай, Гонконг, Сингапур, Амстердам–Эйндховен, Израиль). Роль национальных регуляторов снижается, роль глобальных растет. Центры-лидеры (существующие и потенциальные «долины») интегрируются в глобальную сеть, выстраивают под собой контуры «зеленых» зон для поставки компонентов, упакованных материалов и талантов.

Политика «кремниевых» зон – исключительно стратегия управления потоками денег, знаний и талантов – тем, что приносит максимальную маржу. Вся «промышленная политика» – размещение производств, снижение издержек, рост глубины передела и т.п. – это прерогатива «зеленых» и «желтых» зон, которые обслуживают «кремниевые». «Красные» воплощают в жизнь либо линию на «ко-трансформацию» (лояльный верхним уровням режим), либо «альтернативную стратегию» («террористы»). Приз лояльных – попадание в «желтый» сектор.

Функция принятия стратегических решений уходит от финансовых столиц к технологическим и инновационным центрам. Туда же перемещаются креативные индустрии. Формируется новая финансовая система (через кризис ныне существующей биржевой), направленная на изменение правил игры в расчетах и банкинге. «Новые» банки, аффилированные с технологическими гигантами, формируют глобальную финансовую сеть, правила игры которой определены из зоны «кремниевых долин».

Численность населения в «кремниевых» зонах в 2020-е – 2030-е гг. можно оценить примерно в 100–200 млн человек, существенного роста не предполагается (равновесие достигается за счет стоимости жизни и требуемого качества человеческого капитала). Население «зеленой» зоны — 1 млрд человек. Население «желтой» зоны – 4–5 млрд человек. Население «красной» зоны – 1–2 млрд человек.

Формирование описанной конструкции ведет к появлению противоречий – и соответственно источников глобальной нестабильности – по следующим осям.

Нежелание стран «красной» зоны (или государств «желтой», сползающих в «красную»), принимать правила игры и становиться объектами «пересборки».
Нежелание национальных правительств «желтой» зоны терять субъектность и формировать внутри себя «кремниевые» и «зеленые» пояса, управляемые фактически наднациональными органами.
Нежелание правительств «зеленой» зоны терять контроль над высокомаржинальными «кремниевыми» зонами.
Описанные противоречия охватывают всю структуру глобальной миграции, товарооборота, распределения труда. Дополнительное влияние будет оказывать и конкуренция внутри каждого сегмента, которая при определенных условиях способна стать очень значимым фактором. В пиковом случае развитие противоречий может привести в 2025–2035 гг. к экспоненциальному росту мировой нестабильности – войне. Ее форма, характер и результат должны учитываться при выборе дальнейшего сценария развития.

Три варианта и место России

Сценарий развития с неизбежностью должен отталкиваться от нынешнего положения, понимаемого нами следующим образом: Россия в последние 30 лет дрейфует из потенциально «зеленой» (мечта перестройки) в «желтую» (девяностые-нулевые), а в перспективе «красную» зону – сейчас мы находимся на границе зон.

Дальнейшая траектория зависит от глобального сценария. Ниже приведены три основных варианта.

«Сингулярность». Предполагает настолько быстрый технологический прогресс, что скорость трансформации (и рост прибыли) «кремниевых» зон формирует их безусловное лидерство в качестве жизни, безопасности и военном потенциале.

Национальные элиты бессильны сопротивляться и стремятся купить себе место в «кремниевых» зонах за счет компрадорской и соглашательской политики. В элитах отдельных стран происходит раскол: ориентированная на глобальную интеграцию часть убеждает образованное население в перспективности стратегии вхождения в «зеленые пояса» и борьбы за получение хотя бы одного «кремниевого» кластера на своей территории. Козырями становится доступ к современной медицине, образованию и высокомаржинальным сферам деятельности (уровню доходов). Консервативные круги оттесняются на обочину и формируют фронду в регионах с максимально устаревшими укладами. Помощь «интеграторам» в вооруженном противостоянии оказывают глобальные структуры. За счет технологического превосходства фронда подавляется или становится маргинальной.

«Желтый пояс» покупает право на высокий процент национального самоуправления, отдавая дешевые ресурсы и таланты (не препятствует их оттоку и не формирует национальных «зон прорыва»). Уровень жизни стабилизируется на приемлемом уровне, возникает национальный консенсус «достаточности».

«Зеленые» зоны вырабатывают философию «достаточности комфорта», который поддерживается культурной и технологической продукцией «кремниевых» зон (импорт впечатлений, утилизация населения в виртуальные и смешанные среды). Экономика «зеленых зон» – производство компонентов и упакованных в нужные формы ресурсов, а также низкомаржинальной товарной продукции (ширпотреб).

В «кремниевых» зонах начинается взрывной рост технологий, формируются фундаментальные прорывы (техническое бессмертие, техническая телепатия, полная роботизация и автоматизация среды, полная реалистичность виртуальных сред, создание наполненных впечатлениями смешанных реально-виртуальных сред). Краеугольным камнем развития становится природа человека – возможность разотождествления личности и носителя (тела), что ведет к истинному бессмертию и качественно новому состоянию человечества – интегрированным мультиличностным конгломератам (сверх-сообществам). Освоение новой реальности является крайне важной задачей развития и становится на последующие несколько столетий предметом деятельности части человечества, находящейся в «кремниевых» зонах, на вершине иерархии рассматриваемой модели.

Предмет их деятельности известен остальным в профанированном виде, что формирует представление об «обожествлении» части человечества. Это вызывает взрыв неорелигии «техно-просветления», призванной конституировать разрыв и барьер доступа в «кремниевую» зону.

Потенциал доступа в мультиличностную реально-виртуальную среду определяется композицией талантов и навыков, «вербовка» ведется через общедоступные массовые каналы (компьютерные массовые игры, массовое образование) с втягиванием талантов в зоны обучения, а затем – в ядро «кремниевого сообщества». Отъезд туда означает «просветление», удачу и трактуется обществами и «зеленой», и «желтой» зон как удача семьи и нации. Обратный приток ресурсов в семьи от «просветленных» становится значимым фактором экономики «желтых» зон. Массовая культура превращается в предварительный период вовлечения и обучения, унификации культурных кодов и образов, обогащается за счет национальных элементов (мультикультурализм) для облегчения доступа представителям разных культур.

«Красные» зоны бомбят и уничтожают при помощи разных типов оружия, в том числе биологического. Конвенциональность последнего становится неустановимой («внезапный вирус гриппа», «мутация СПИДа», «прогрессивное снижение рождаемости в зонах голода» и т.п.). Классическое литературное воплощение этого сценария – Лапута, описанная в третьей части «Путешествий Гулливера» Джонатана Свифта.

Вероятность сценария «сингулярность» – 30%. Несмотря на высокие темпы развития, готовность формировать механизмы управления глобальной политикой и экономикой драматически отстает, риски нестабильности очень высоки.

Стратегия России в ситуации победившей «сингулярности» – борьба за статус глобальных технологических хабов одной-двумя мегаагломерациями (Москва–Петербург, Томск–Новосибирск). Формирование вокруг них «зеленых поясов» (новая регионализация). Возникновение далее «желтых поясов» с реинтеграцией во внешние «желтые» зоны («большой Кавказ», «ресурсы Арктики»). Приз – доступ элит и хабов в наднациональные системы управления и перераспределения ресурсов, достижение «кремниевого» уровня жизни для 1/10 – 1/6 части населения, достижение «зеленого» уровня развития для трети населения и «желтого» для остального (примерно половина) населения.

Инквизиция. Начало идентично общим трендам и сценарию «сингулярность». Мировые зоны лидерства («кремниевые долины») провоцируют трансформацию «зеленых» и «желтых» зон, подогревают рост напряжения «красных». Обостряется ситуация во всех переходных странах (Индия, Китай – из «желтой» в «зеленую», Россия, Бразилия – из «желтой» в «красную»). Причина – несогласие национальных элит на обслуживающую роль, желание пресечь отток талантов, капиталов и ресурсов. Формирующиеся препоны снижают эффективность роста «кремниевых» зон, провоцируя национальные правительства (ленд-лордов) осуществлять агрессивную политику борьбы за приток ресурсов и талантов.

Возникает антагонизм «старых» (США, Великобритания, часть континентальной Европы и т.д.) и «новых» лидеров (Китай, Индия, Россия, Бразилия). Избегая прямых столкновений, игроки превращают в зону конкуренции «красные пояса», нестабильность которых становится инструментом поглощения ресурсов соперников.

Масштаб столкновений в «красных» зонах, а также насыщение их лидеров, структур и сообществ оружием и ресурсами провоцирует распространение нестабильности на соседние «желтые» зоны, которые игроки оказываются готовы принести в жертву. Масштабы столкновений и потерь провоцируют рост милитаризма и напряжения в «зеленых» зонах, формируя разрывы в системе мировой торговли (война санкций, ставки на «импортозамещение», концентрация на национальных проектах развития в ущерб глобальным). Это ведет к разрушению международной системы инвестирования с появлением локальных регионов (зон) инвест-благоприятствования и формированием блоков (БРИКС vs G7).

Отсутствие консенсуса и скрытая подпитка противоборствующих сторон в «красных» зонах ведет к распространению войны на все потенциально нестабильные регионы (Черная Африка, Магриб, Ближний и Средний Восток, Центральная Азия). Необходимость наращивания расходов на противостояние тормозит развитие всех стран, включая лидирующие.

Необходимость обеспечения конкурентного доминирования толкает конфликтующие стороны на отказ от этических ограничений в применении технологий. Информационные, биологические атаки, милитаризация космоса, резкий рост роботизированных армий, утечка ядерных технологий, направленные изменения климата – все это провоцирует насилие и ведет к непреднамеренным последствиям и техногенным катастрофам, вызванным неуправляемыми последствиями «ограниченного» применения. Развивается глобальное противостояние, именуемое «новой холодной» или «мировой гибридной войной», которое ведет к резкому торможению развития во всех отраслях, связанных с качеством жизни (зато растут технологии роботизации, новых материалов, управляемой эволюции и биологической коррекции человека и природы). Милитаризация и перекос в сторону двойных технологий становятся причиной появления «корпоративных» государств и госкапитализма даже в странах нынешнего либерального устройства. Стратегией становится полное уничтожение стран-противников как самостоятельных политических субъектов через их расчленение на субгосударства (провоцирование национальной, конфессиональной, классовой, региональной розни).

Разрастание зон нестабильности и разрушение «окна благоприятствования» технологического взрыва приводит к осознанию необходимости «поиска баланса». В условиях блокового мышления и разрушенной глобальной инвестиционной системы консенсус становится достижим только на условиях «паритетного» развития, то есть подтягивания технологического уровня («технологического паритета»). Однако потребность в «договоре» об этом возникает не раньше, чем через 15–20 лет активного противостояния, жертв, насилия и серии техногенных (в том числе климатических и биологических) катастроф и эпидемий.

Предмет договора – обеспечение синхронности развития стран через контроль технологического прогресса («право вето» на проведение исследований, чему способствует их дискредитация на стадии «новой холодной» войны), создание системы «партнерств» с равным квотированием участников, приоритет международных технологических проектов развития, которые были бы прозрачны для всех сторон и в которых будет оговариваться обязательное присутствие всех заинтересованных субъектов. Это, например, управляемое изменение климата, освоение космоса, создание всеобщей энергетической системы, управляемая эволюция человека. Система мирового управления сводится к сочетанию политических институтов (новая ООН), комиссии по контролю над технологическим развитием (КОМКОН), системы глобального культурно-идеологического контроля – композиционный мультикультурализм («уважение разнообразия и традиций»; новая ЮНЕСКО).

Вероятность сценария – 60%.

Место России в нем – «наконечник копья» конгломерата «новых лидеров» (Китай), «отмороженные», «наемники», «анархисты». Основная компетенция – война в условиях «красных» зон, создание, испытание и экспорт неконвенциональных технологий, создание межгосударственных (но внутриблоковых) военно-технологических корпораций. Центр технологического шпионажа и копирования («нео-СССР»). Идеологическое лидерство «движения неприсоединения», роль «системного союзника» новых лидеров, создающих собственную картину мира, глобальную культурную и цивилизационную модель, формирование прообраза мультикультуральной («евро-азиатской») модели, основанной не на синтезе, а на балансе (трансфер европейских моделей/практик поведения, управления и организации в Азию и азиатских в Европу/США).

«Крах Рима». Сценарий неоднократно воспроизводился в истории (крах великих цивилизаций бронзы – Египет/Хеттское царство/Вавилон, Рим, Китай второй половины II тысячелетия). Основные причины – неспособность создать системы управления, соответствующие технологическим и социальным трансформациям, попадание технологий в руки менее развитых, но лучше организованных сообществ.

Начало аналогично варианту «сингулярность» с последующей деградацией до «мировой гибридной» войны и срыва даже с этой траектории из-за неспособности обуздать вырвавшиеся на волю разрушительные силы. Центрами деструкции становятся «красные» зоны, создавшие глобальные интеграционные проекты (ИГИЛ и т.п.), а также «желтые» зоны, не согласные с интеграцией на условиях обеспечивающих регионов (Россия, Африка, Латинская Америка).

Сценарий начинается как потеря правительствами младших партнеров противостоящих блоков контроля над своей территорией под воздействием ударов противников, а также в ходе технологических, климатических атак и эпидемий. Утрата управления приводит к власти радикалов и фундаменталистов, которые создают «фундаменталистский интернационал» (ФИ) для противостояния «империям зла». Возникновение альтернативы провоцирует скатывание в деструктивность. Зонами атак ФИ становятся мегаполисы и «кремниевые» зоны, начинается стремительный исход капитала и компаний из них в «технологические цитадели» – специальные новые регионы, независимые от правительств государств-лидеров.

ФИ эффективно ломает национальные правительства. На первом этапе – при поддержке стран-противников. Это ведет к политической деградации, милитаризации, регионализации, потере целостности государств и макрорегионов. Фундаменталисты захватывают власть в ряде стран «желтого» и «зеленого» поясов. Их альянс становится глобальной силой.

Попытки стран-лидеров сначала сепаратно, потом сообща уничтожать очаги ФИ и государства, в которых они пришли к власти, ведут к высвобождению неконвенционального оружия и серии техногенных, климатических катастроф и эпидемий. Они бьют рикошетом прямо и через общественное мнение по самим странам-лидерам, провоцируя их деградацию и развал.

Масштаб ударов и глобальный характер войны не позволяют США отсидеться, это первая война на их территории. Ускоренное перевооружение в формат робото-армий, применение био-, информационного и климатического оружия ведет к всплеску утечек технологий к соперникам, а от них – к фундаменталистам. Через 10 лет войны Соединенные Штаты получают все виды ударов по своей территории и не выдерживают.

Разразившийся мировой экономический мегакризис заставляет способных к развитию закрываться в локальные цитадели, где носителями компетенций становятся корпорации. Они вынуждают ослабевшие национальные правительства и их осколки бросать все на защиту корпораций в ущерб остальной территории, а затем вступают в торг с ФИ для определения зон контроля. Итогом соглашения становится пояс независимых корпоративных городов (редукция «кремниевых долин») с вырожденной социальной и технологической культурой, зона слабых национальных правительств (вырожденный «зеленый пояс») и пояс враждующих между собой фундаменталистских государств, покупающих оружие в обмен на ресурсы у корпоративных городов.

Темпы развития падают на один-два порядка, возрождение глобальной культурно-социальной среды занимает несколько столетий.

Вероятность сценария – 10%.

Россия с высокой вероятностью остается независимым национальным государством, возможно теряя отдельные территории, но участвуя в глобальной торговле оружием и технологиями. Это модель квази-СССР 1950-х годов. При этом страна попадает в технологическую зависимость от корпоративных городов во всем, связанном со здоровьем, нейротехнологиями и потребительскими товарами.

***
К этому: Война в Украине. Трансформация Европы.
nuclear

Беларусь вошла в тройку стран с суперскоростным доступом в интернет.Таблица по странам.

Такая странная связка двух географически близких стран: США-Канада и Швеция-Беларусь. Сильное отставание остальных стран.
Сильный фундамент для определенного рода больших проектов в Беларуси и в Швеции.
Одна их черт прогнозного развития IT сектора в Беларуси.

***

Беларусь вошла в тройку стран с суперскоростным доступом в интернет

Технологии 23.02.2016 | 09:42

Беларусь входит в ТОП-3 стран, в которых абонентам доступна скорость интернет-соединения в 1 Гбит/сек. Об этом говорится в новом аналитическом отчете канадской компании SecDev Corp.

Кроме Беларуси, суперскоростной доступ в сеть могут получить абоненты в США и Швеции. На четвертом месте Канада со скоростью в 940 Мбит/сек.

Аналитики отмечают, что в большинстве стран абоненты могут рассчитывать на классическую скорость доступа – 100 Мбит/сек, которую обеспечивают технологии Ethernet и xPON. Этой скоростью оперируют все провайдеры на массовых национальных рынках. Суперскоростной доступ в интернет (1 Гбит/сек и выше) востребован компаниями и частным абонентами в рамках индивидуальных проектов.

Скоростной порог доступа в Европе находится на отметке 600 Мбит/сек (Польша). В Литве и Испании доступно соединение на скорости 300 Мбит/сек, в Германии и Латвии – 400 Мбит/сек.

В числе аутсайдеров – Армения – 40 Мбит/сек, Словения – 15 Мбит/сек, Таджикистан – 1 Мбит/сек и Туркменистан – 0,5 Мбит/сек.

"Суперскоростной интернет в Беларуси доступен, но не востребован", - отметил технический директор "Атлант Телеком" Олег Гаврилов.

"В интернете еще очень мало серверов, которые могут отдавать информацию на скорости в 1 Гбит/сек. А это значит, что, имея суперскоростной доступ в интернет, абонент не сможет использовать его полностью. Он будет ограничен скоростью получения информации. Поэтому суперскоростной интернет интересен в основном крупным компаниям и считанным частным клиентам. Массового спроса на 1 Гбит/сек в Беларуси пока нет, но технологически операторы готовы его предоставить", -подчеркнул он.

Технологическое лидерство Беларуси в области создания скоростных сетей передачи данных объясняется массовым переходом операторов на технологии Ethernet и xPON. Благодаря им, белорусы в будущем смогут выходить в интернет на скорости 10 и даже 100 Гбит/сек.

Вы можете найти эту страницу по следующему адресу:
http://www.belta.by/tech/view/belarus-voshla-v-trojku-stran-s-superskorostnym-dostupom-v-internet-182709-2016/


К этому: 1.1. Война в Украине. Трансформация Европы. Между Полесьем и Балтикой. 
nuclear

Методологическое. Клаус Шваб: Четвертая Индустриальная Революция: вызовы и возможности.

Четвертая Индустриальная Революция: вызовы и возможности
Клаус Шваб
Источник: Foreign Affairs

Мы стоим на краю технологической революции, которая фундаментально изменит то, как мы живем, работаем и строим друг с другом взаимоотношения. По своему масштабу, размаху и сложности, сама трансформация будет абсолютно непохожей на что либо уже пережитое человечеством ранее. Мы все еще не знаем, как она будет развиваться, но одно уже ясно: наши ответные действия должны быть всеобщими и всеобъемлющими, включая всех активных участников мировой политики, от государственного и частного сектора до интеллектуальных кругов и гражданского общества.

Первая Индустриальная Революция использовала воду и паровую тягу для механизации труда и развития индустриального производства, вторая использовала электричество для расширения масштабов и развития массового производства, третья использовала электронику и информационные технологии для автоматизации производства. И прямо сейчас, Четвертая Индустриальная Революция надстраивается над Третьей, это цифровая революция, возникшая и развивающаяся с середины минувшего столетия. Ее характерной чертой является слияние технологий, размывающее привычные границы между материальным, цифровым и биологическим мирами.

С 1784 года, паровая тяга, вода, оборудование для механизации производства ознаменовали Первую Индустриальную Революцию. С 1870 года, разделение труда, электричество и массовое производство определили характер Второй. С 1969 года, электроника, информационные технологии и автоматизация производства стали основными чертами Третьей. Можем ли мы определить начало и основные черты следующей Революции?

Есть три маркера, которые свидетельствуют о том, что сегодняшние перемены не являются продолжением Третьей Индустриально Революции, а говорят нам о приходе Четвертой: это скорость, масштабность изменений и их влияние на целые системы. Скорость, с которой появляются новые открытия и происходят технологические прорывы, не имеет исторических прецедентов. В отличие от предыдущих Революций, темп развития Четвертой является экспоненциальным, нежели линейным. Более того, происходит переформатирование практически всех индустриальных секторов почти в каждой стране, а ширина и глубина самих изменений предвещает трансформацию целых систем производства, администрирования и управления.

Возможности миллиардов людей, связанных мобильными устройствами с мощными вычислительными мощностями, большими объемами хранения информации и доступом к знаниям, являются бесконечными. И они будут расширятся с открытием новых технологий в разных сферах, таких, например, как Искусственный Интеллект, робототехника, автономные средства передвижения, Интернет Вещи, 3Д — печать, нано- , биотехнологии, материаловедение, энергетические технологии и квантовые вычисления.

Уже сейчас, Искусственный Интеллект (ИИ) вокруг нас, от самоуправляемых машин и дронов до виртуальных ассистентов, которые могут переводить или инвестировать. Благодаря экспоненциальному росту вычислительных мощностей и огромному количеству накопленных данных, прогресс в сфере ИИ в последние годы впечатляет: от использования в разработке новых видов лекарств с помощью программного обеспечения до разработки алгоритмов, предсказывающих наши будущие культурные предпочтения. В то же время, цифровые производственные технологии взаимодействуют с биологическим миром. Инженеры, дизайнеры, архитекторы комбинируют системы компьютерного проектирования, аддитивное производство, материаловедение и синтетическую биологию для прорывов в открытии симбиоза между микроорганизмами, нашими телами, потребляемыми нами веществами и даже жилищами, в которых мы живем!

Вызовы и возможности

Как и предшествующая ей Третья, Четвертая Индустриальная Революция имеет потенциал для глобального увеличения доходов и улучшения качества жизни для населения всего земного шара. Потребители, имеющие материальные возможности и доступ к цифровому миру — именно те люди, которые уже сегодня пользуются ее плодами; благодаря ее технологиям, новые продукты и услуги повышают нашу эффективность и комфорт жизни каждого. Заказ такси, бронирование авиа билета, покупка продуктов, осуществление платежа, прослушивание музыки, просмотр фильма, или компьютерная игра — теперь все это возможно удаленно.

В будущем, технологические инновации повлекут за собой значимые перемены и в области производственных закупок, с долгосрочным ростом эффективности и производительности в этой сфере. Будут снижаться транспортные и коммуникационные затраты, станут более эффективными логистические и глобальные цепи поставок, уменьшатся торговые наценки, — все это приведет к открытию новых рынков и экономическому росту.

В то же время, как отметили экономисты Erik Brynjolfsson и Andrew McAfee, революция может принести возрастающее неравенство вследствие изменений рынков труда. Как и автоматизация, замещающая собой собственно ручной труд, так и непосредственная замена рабочего на машину может привести к увеличению разрыва между доходами на капитал и доходами наемных работников. С другой стороны, возможно, что такое замещение работников даст в будущем в чистом виде прирост безопасных и высокооплачиваемых профессий и рабочих мест.

Мы не можем наверняка предвидеть вероятность развития того или иного сценария, однако существуют исторические предпосылки, свидетельствующие о том, что результат будет комбинацией обоих вариантов. Однако, в чем я уверен — так это в том, что именно талант, а не капитал, станет критическим фактором в производстве. Это обусловит разделение рынка рабочей силы на два основных сегмента: «низкая квалификация труда/низкая заработная плата» и «высокая квалификация труда/высокая заработная плата», вследствие чего усилится социальное напряжение.

В дополнение к своему ключевому экономическому эффекту, неравенство также будет иметь значимый социальный аспект в рамках Четвертой Индустриальной Революции. Наибольшими выгодоприобретателями станут те, кто будет поставлять интеллектуальный и материальный капитал — инноваторы, вкладчики и инвесторы — что и объясняет увеличивающийся разрыв между группами, зависящими от капитала и от наемного труда. Поэтому, технология является одним из главных факторов стагнации, а также и снижения доходов даже в странах с их высоким уровнем: спрос на высококвалифицированный труд растет, но на среднеквалифицированный — падает. В результате этого, рынок труда будет характеризоваться высоким спросом на высококвалифицированный и неквалифицированный труд, при практическом отсутствии среднего сегмента.

Это объясняет, почему так много работников разочарованы и опасаются того, что их реальные доходы и доходы их детей продолжат оставаться на текущем уровне. Это помогает понять, почему представители среднего класса во всем мире переживают все возрастающее ощущение глубокой неудовлетворенности и несправедливости. Именно такая экономика — «Победивший получает все», — с ограниченными возможностями для среднего класса, несет в себе угрозу подрыва и нарушения функционирования демократического уклада.

Недовольство также может быть подкреплено распространенностью цифровых технологий и динамикой распространения информации, типичной для социальных медиа. Сегодня более 30% всего населения земного шара используют платформы социальных медиа для связи, обучения, распространения информации. В идеальном мире, эти взаимосвязи могли бы обеспечить возможности для установления взаимопонимания между представителями разнообразных культур, и, в результате — к объединению и сплоченности. Однако, эти же взаимосвязи могут создавать и продвигать нереалистичные и утопичные представления об успешности индивида или группы, а также, предлагать и распространять крайние (экстремистские) идеи и идеологии.

Воздействие на бизнес

Основная тема моих дискуссий с CEO‘s глобальных корпораций и бизнес — руководителями состоит в том, что существуют значительные трудности в осмыслении или предвидении ускорения инновационного прогресса и увеличение скорости изменений, и что эти факторы служат источником постоянных неожиданностей даже для наиболее прогруженных и информированных участников. Так или иначе, во всех отраслевых сферах экономики мы видим четкие доказательства того, что технологии, знаменующие Четвертую Индустриальную Революцию, имеют определяющее влияние на бизнес.

В сфере поставки многих отраслей заметно введение новых технологий, обеспечивающих абсолютно новые пути обслуживания существующих закупочных нужд, и, соответственно, значительно конкурирующих с устоявшимися производственно — стоимостными цепочками. Схожий эффект исходит от инициативных, инновационных конкурентов, которые, благодаря наличию глобальных цифровых платформ для исследования, разработки, маркетинга, продаж и дистрибуции, могут быстрее, чем когда либо, вытеснить давно и хорошо устоявшихся участников рынка, улучшая качество, скорость или стоимость предоставления произведенных для потребления благ.

Также, возникают значительные изменения со стороны спроса, по мере того, как растущая доступность к информации, постоянная вовлеченность потребителя и новые паттерны потребительского поведения (особо вследствие доступа к мобильным сетям и информации) заставляют компании адаптировать способы разработки, маркетирования и доставки продуктов или услуг.

Ключевым трендом является разработка информационных платформ, соединяющих в себе спрос и предложение, и нарушающих существующие производственные структуры, что мы наблюдаем на примерах таких новых бизнес моделей, как «совместное пользование» («sharing» economy — translator) и «по заказу» («on-demand« economy — translator). Эти платформы («Uber«, «Airbnb» etc. — translator), легко использующиеся с помощью смартфонов, объединяют людей, активы и данные — создавая таким образом абсолютно новые пути и способы потребления товаров и услуг. В дополнение, они уменьшают экономические барьеры для бизнесов и частных лиц на пути создания b «богатства», меняя персональную и профессиональную среду занятых. Эти новые бизнес модели стремительно распространяются в качестве большого числа новых сервисов, от услуг прачечных до шоппинга, от хозяйственных услуг до парковки, от массажных до транспортных услуг.

В целом, существует четыре основных эффекта воздействия Четвертой Индустриальной Революции на бизнес — это влияние на потребительские ожидания, на продуктовые улучшения, на совместную инновационную деятельность, и на организационные формы. То ли конечные потребители, то ли бизнесы, — собственно, клиенты, находятся в самом эпицентре экономики, стремящейся максимально улучшить пути и способы их обслуживания. Материальные продукты и услуги могут быть улучшены цифровыми возможностями, что увеличивает их ценность. Новые технологии предают активам больше прочности и гибкости, тогда как данные и аналитика трансформируют способы их поддержания. Мир индивидуального потребительского опыта, широко доступных информационных услуг, и эффективности использования активов требует новых форм сотрудничества, особенно учитывая скорость, с которой происходят перемены. И возникновение глобальных платформ и других новых бизнес моделей, в результате, означает, что индивидуальные способности, культура общества и организационные формы должны быть переоценены.

Переход от простых цифровых технологий (Третья Индустриальная Революция) к инновациям, основывающимся на их комбинации (Четвертая Индустриальная Революция) заставляет компании пересмотреть пути ведения бизнеса. Однако, главным остается то, как бизнес лидеры и руководители видят изменяющуюся, окружающую их среду, как они оценивают и реализуют предположения своих бизнес команд, и как они неустанно и постоянно развиваются.

Воздействие на государство

По мере того, как материальный, цифровой и биологический миры продолжают сходится, новые технологии и платформы будут давать все расширяющиеся возможности гражданам взаимодействовать с государственными учреждениями, выражать свое мнение, координировать свои усилия, и даже избегать надзора со стороны властных структур. Одновременно, государственные структуры получат новые технологические способы усиления контроля над обществом, основанные на более сложных и улучшенных системах наблюдения и контроля цифровой инфраструктуры. Однако, власти окажутся под давлением, требующим пересмотра их подходов относительно взаимодействия с гражданским обществом и проведения политики, поскольку их центральная роль в последнем будет снижаться благодаря новым источникам конкуренции, перераспределению и децентрализации власти, обусловленными новыми технологиями.

В конечном счете, способность государственных структур и властей к адаптации определит их выживаемость. Если они окажутся способными открыто встретить мир революционных перемен, изменить свои структуры, сделать их прозрачными и эффективными настолько, чтобы поддерживать свои конкурентные преимущества, тогда они выдержат новые испытания. В обратном случае, они могут оказаться перед трудно разрешимыми задачами.

Это особенно проявится в сфере регулирования. Существующие системы государственной политики и принятия решений развивались параллельно со Второй Индустриальной Революцией, когда лица, принимающие решения, имели время для изучения отдельных вопросов и разработки необходимых решений или соответствующих регуляторных рамок. Весь процесс был линейным, механическим, с жестким подходом «сверху вниз».

Сегодня такой подход себя исчерпал. Учитывая стремительный темп и масштаб воздействия Четвертой Индустриальной Революции, законодатели и регуляторы оказались лицом к лицу перед вызовами беспрецедентного порядка и, по большей части, оказались перед ними практически беспомощными.

Как они, например, смогут защищать интересы потребителей и общества в широком смысле, при этом продолжая способствовать инновационному и технологическому прогрессу? Внедрением «гибкого» государственного управления, так же, как и частный сектор использовал адекватные меры на разработку программного обеспечения и бизнес моделей в более широком масштабе. Это означает, что регуляторы должны адаптироваться к новой постоянно изменяющейся среде, развиваясь так, чтобы полностью понимать, что именно они регулируют. Для этого власти и регуляторные агентства должны будут тесно сотрудничать с бизнесом и гражданским обществом.

Четвертая Индустриальная Революция также глубоко повлияет на национальную и международную безопасность, определяя вероятность и характер конфликта. История войн и международной безопасности — это история технологических инноваций, и сегодняшний день — не исключение. Современные конфликты с участием целых государств чересчур «гибридны» по своей структуре, включая традиционные военные действия на ТВД наряду с элементами, ранее отождествляемыми с негосударственными акторами. Граница между войной и миром, воюющей стороной конфликта и невоюющей стороной, даже между наличием насилия и его отсутствием (кибератаки), становится все тоньше и трудно определимой.

По мере развития этих процессов, а также уменьшения препятствий для использования таких новых технологий, как автономное или биологическое оружие, отдельные лица или их небольшие группы вскоре станут способны наносить массовый ущерб наравне с целыми государствами. Эта новая уязвимость приведет к возникновению новых страхов, опасений. Но в то же время, развитие технологий создаст потенциал для снижения масштабов или силы урона от насилия путем разработки, например, новых видов защиты, или более точных систем нанесения урона.

Воздействие на человечество

Четвертая Индустриальная Революция изменит не только то, что мы делаем, но и нас самих. Она повлияет на нашу идентичность и на все аспекты, связанные с ней: наше восприятие приватности, понимание собственности, потребительские привычки, время, которое мы отводим на работу и отдых, развитие карьеры, совокупность навыков и умений, сферу личных взаимоотношений. Она уже меняет наше здоровье и вскоре, раньше, чем мы думаем, может дать толчок к росту человечества. Список может быть бесконечным, так как ограничен только нашим воображением.

Я — большой энтузиаст и стараюсь использовать технологические новации как можно раньше, но время от времени я спрашиваю себя, приведет ли неумолимая интеграция технологий в наши жизни к подавлению некоторых наших исключительных человеческих черт, таких как сострадание и взаимодействие. Наше отношение к смартфонам — в центре этого вопроса. Их постоянное использование может привести к потере одного из наиболее важных аспектов нашего бытия: остановиться, призадуматься, вступить в осмысленное живое общение.

Одним из наибольших личностных вызовов, обусловленных новыми информационными технологиями, является приватность. Мы инстинктивно понимаем, насколько она важна для каждого, в то же время отслеживание и распространение информации о самих себе является ключевым аспектом нового информационного взаимодействия. Обсуждение фундаментальных вопросов влияния потери контроля над нашей информацией на нашу внутреннюю жизнь в ближайшее время будет только усиливаться. Точно так же, прорывы в биотехнологиях и ИИ, которые переопределяют понятия о человеке в целом и отодвигают границы продолжительности жизни, познания и человеческих возможностей, поставят нас перед необходимостью пересмотра наших моральных и этических норм.

Формирование в будущем

Ни технологии, ни перемены, которые приходят с ними, не являются экзогенной силой, неподвластной человечеству. Каждый из нас в ответе за направления их развития, за решения, принимаемые нами в качестве граждан, потребителей, инвесторов. Поэтому мы обязаны использовать возможность и имеющуюся у нас силу для формирования Четвертой Индустриальной Революции и направления ее к будущему, отражающему наши общие устремления и ценности.

Для этого, однако, мы должны сформулировать всеобъемлющий и компромиссный для всех взгляд на то, как технология влияет на нашу жизнь и переформатирует нашу экономику, социальную, культурную и человеческую среду. Никогда еще не было времени таких надежд и таких потенциальных угроз. В то же время, сегодня те, кто принимают решения, часто скованы традиционным, линейным образом мышления, или слишком перегружены количеством кризисных явлений, требующих их внимания, чтобы стратегически задуматься о силе перемен и инноваций, формирующих наше будущее.

В конечном счете, все сводится к людям и ценностям. Мы должны формировать будущее, которое будет работать на всех нас, думая в первую очередь о людях и открывая перед ними все возможности. В самой «пессимистичной», антигуманной форме, Четвертая Индустриальная Революция может иметь потенциал «роботизации» человечества и оторвать нас от наших сердец и душ. Но, в качестве комплемента лучшим чертам человеческой природы — творчеству, сопереживанию, управлению — она также может вывести нас на орбиту нового коллективного и нравственного сознания, основанного на общем представлении судьбы всего человечества. И наша общая цель — сделать все для такого будущего.

Автор — основатель и исполнительный председатель Мирового Экономического Форума в Давосе

Источник: Foreign Affairs, перевод Михаил Цыба для «Хвилі»

31.01.16

***

К этому: 1.15. ЕС и США: новая индустриализация Америки и Европа. Проблема большого договора ЕС-США.
nuclear

Алексей Турчин и сам Курцвейл о судьбе предыдущих предсказаний Курцвейла

1. Хорошо видны ошибки и удачи Курцвейла. В целом баланс в его пользу.
2. Курвейл идеализирует возможность распространения технологических достижений в виде массового продукта. Такая идеализация влияния технологий характерна для IT-шников. Идеализм технократов с позитивным отношением к жизни. Аргументы лоббистов IT-сектора в публичном пространстве развитых стран.
3. Альтернатива этим представлениям как идеологии, если поставить целью искать альтернативу, возможна, вероятно, в основном вокруг требования своего рода нового социализма - преодоления искусственного сдерживания корпорациями распространения социально значимых технологических достижений.

***

Предсказания Курцвейла
Алексей Турчин

Комментарии Курцвейла:
Майкл Анисимов пишет в своём блоге (http://www.acceleratingfuture.com/michael/blog/2010/01/kurzweils-failed-2009-predictions/), что Рей Курцвейл сделал несколько предсказаний с 1999 на 2009 годы и эти предсказания в целом неверны.
Во-первых, я не делал «несколько предсказаний» на 2009 год. Я сделал 108 предсказаний в книге «Эра духовных машин», которую я писал с 1996 по 1997 годы, и потребовался год, чтобы ее опубликовать, так что книга вышла в печати в 1998 году. Крайне дезориентирующим является выделение 7 предсказаний из 108 и попытка представить их как все мои предсказания на 2009 год.
Я сейчас пишу полный анализ для каждого из этих предсказаний, который будет скоро доступен. Но если говорить в целом, из 108 предсказаний 89 были полностью верны в 2009 году.
Ещё 13 я бы назвал верными по существу (что даёт общую сумму в 102 из 108). В моей книге Эра духовных машин предсказания были упорядочены по декадам. Там были предсказания на 2009, 2019, 2029, и 2099 годы. Предсказания на 2009 были видением будущего, каким оно будет к концу первого десятилетия нового тысячелетия. Мои критики не говорят: «Предсказания Курцвейла бессмысленны, потому что они не сбудутся до 2010 или 2011 годов». Скорее, мои критики говорят, что мои предсказания не верны на десятки или сотни лет, или что они никогда не сбудутся. Так что если предсказания на 2009 год на самом деле сбылись на пару лет позже, в то время как критики говорили, что эти предсказания ошибочны на десятки и сотни лет, я могу заключить, что мои предсказания были точны. 17 янв 2010 г. http://nextbigfuture.com/search?updated-max=2010-01-20T10%3A11%3A00-08%3A00&max-results=20

http://en.wikipedia.org/wiki/Predictions_made_by_Raymond_Kurzweil

Время предсказания Суть предсказания Реальное событие.
1989 «Эра интеллектуальных машин» СССР распадётся за счёт развития новых технологий связи, вроде сотовых телефонов, которые подорвут способность тоталитарного режима контролировать информацию.
Распался в 1991, но играли роль другие механизмы
1989 Человек проиграет компьютеры в 1998 г Каспаров проиграл в 1997
1989 Взрывное рост интернета количественно и качественно, переход к беспроводным линиям передачи данных к началу xxi века Сбылось
1989 Большинство документов будут существовать только в электронном виде с включенными в них видео и звуком к концу XX века. В определённой мере сбылось
1989 Большинство систем вооружения будут компьютеризированы Так и произошло: от 10 % в 1991 до 90% в 2001 в войнах в Заливе.
1989 В первом десятилетии 21 века появятся роботы- автомобили, но их применение будет отложено из-за политических проблем Действительно, в прошли в 2005 и 2007 годах соревнования машин роботов и есть первые коммерческие образцы, но до человеческого уровня вождения им далеко.
1989 В начале 21 века будет сделаны лёгкие носимые устройства, которые смогут читать знаки для слепых. Хотя некоторые подобного рода устройства были сделаны, они остались довольно специализированными, однако современные Iphone с функцией распознания текста в фотографиях могли бы стать таким устройством.
1999 – год издания книги «Эра духовных машин». Работа над книгой закончена в 1998. В 2009 жесткие диски с вращающимися пластинами будут заменены повсеместно твердотельной памятью Сбылось частично: многие устройства перешли на твердотельную память, но дешевизна и ёмкость жёстких дисков пока выигрывают.
1999 Интернет станет важной средой для общения и обмена фалов по принципу торрентов Сбылось
1999 В 2009 году 3-х мерные чипы будут распространены IBM выпустила пилотный образец таких чипов, и в современных чипах много слоёв, что их можно считать трёхмерными, но в целом это предсказание отстаёт на несколько лет.
1999 В 2009 Применение электронного обучения и обучающих устройств. Есть программа «один лэптоп для каждого ребёнка за 100 долларов», но она значительно отстаёт от своих целей.
1999 В 2009. Распространение систем распознавания речи. Такие системы есть, но популярность их невелика.
1999 В 2009г. в войне главную роль будут играть беспилотные летательные аппараты. Хотя тенденция ухвачена верно, без солдат пока обойтись не удаётся. Но в Афганистане главная ударная сила принадлежит именно беспилотникам.
1999 К 2009 г вторжение в частную жизнь через видеонаблюдение станет важной политической проблемой. Сбылось
1999 Он предсказал, что к 2009 станет повсеместным использование простаивающих мощностей компьютеров. Тогда только первые проекты такого рода начали появляться Вскоре развился знаменитый SETI@Home, но далеко не все компьютеры так используются.
1999 К 2009 компьютеры уменьшатся в размерах и отойдёт от привычных форм. Появятся встраиваемые в одежду и ювелирные украшения компьютеры, и человек в среднем будет носить дюжину таких устройств, соединённых в беспроводную сеть. Отчасти этому соответствует Ipod Nano и современные мобильники. Но обычно человеку хватает плеера и мобильника. Кроме того, эти компьютеры будут управляться через распознавание непрерывной речи, которое пока не достигнуто (но здесь Курцвейл может быть предубеждён, так как он сам занимается разработкой таких устройств, и может их переоценивать). В действительности человеку трудно носить, заряжать, апгрейдить информацией дюжину устройств, поэтому распространились интегрированные устройства (мобильник-плеер-фотоаппрарат-навигатор-интернет-часы).
1999 2009: Специальные устройства будут проецировать изображения внутрь глаза человека, создавая эффект дополненной реальности Не сбылось, хотя есть опытные образцы
1999 2009: В доме каждого человека будет около 100 компьютерных устройств Зависит от методики подсчёта.
1999 Большинство дорог имеют компьютерные системы, управляющие движением автомобилей Не сбылось, но эта функция выполняется навигатором с голосовым выводом
1999 Телефоны будут налету переводить речь с языка на язык. Не сбылось, но в 2010 году Google запускает пилотный проект по такому переводу.
1999 Большая часть текстов будет создаваться путём наговаривания в компьютер и распознания речи. Но большинство людей предпочитают печатать текст, а не говорить, что снижает инвестиции в такие проекты, и программы пока не эффективны.
1989 (Эра интеллектуальных машин) К 2020 году будет единое мировое правительство
1989 ИИ пройдёт тест Тьюринга между 2020-2070 годами
1999 2019. Компьютер, стоящий 1000 долларов будет иметь ту же вычислительную мощность, что и человеческий мозг
1999 2019. Полная вычислительная мощность всех компьютеров сравнима с полной мощностью мозгов человеческой расы.
1999 2019. Компьютеры встроена во все предметы домашнего обихода и среды.
1999 2019. Люди могут переживать трёхмерную виртуальную реальность и дополненную реальность с помощью контактных линз, проецирующих изображение им на ретину.
1999 2019. Люди взаимодействуют с компьютерами не с помощью клавиатуры, а речью и жестами, и при этом компьютер выглядит для них как персонифицированный помощник, что постепенно приводит к стиранию различия между человеком и компьютерами.
1999 2019: Большинство бизнес взаимодействий потребуют общения с симулированным человеком
1999 2019. Большинство людей имеют больше, чем один компьютер, но этот компьютер совсем не похож на современные ноутбуки и башни
1999 2019: компьютерные провода полностью исчезнут
1999 2019: вращающиеся жёсткие диски больше не используются
1999 2019. Трёхмерные структуры из нанотрубок являются основой вычислительной техники
1999 2019: Широко применяются массивные нейронные сети и генетические алгоритмы
1999 2019: Резко вырастет понимание работы мозга. Понимание того, как относительно короткое генетическое описание мозга позволяет организмы вырастить целый орган, найдёт применение в создании компьютерных нейронных сетей.
1999 2019: Повсюду камеры размером с булавочную головку.
1999 2019. Нанотехнологии станут более эффективными, и будут использоваться в отдельных приложениях, но ещё не станут мейнстримом.
1999 2019. Компьютеры приведут к почти полному устареванию бумажных документов и книг.
1999 2019 Большая часть обучения происходит через обучающие интерактивные компьютерные программы с симулированными учителями; студенты учатся дистанционно
1999 2019. большая часть времени работающие люди будут тратить на приобретение новых знаний
1999 2019: Слепые носят специальные очки, которые описывают им окружающий мир с помощью речи; нейро и ретино импланты тоже существуют, ног менее полезны.
1999 2019: Всемирный экономический рост продолжается. Не происходит экономического коллапса
1999 2019: Домашние роботы распространены и надёжны
1999 2019: Большая часть работы по вождению автомобилей осуществляется компьютерами. Большинство дорог имеют компьютерные системы, управляющие движением автомобилей. В результате резко снижается число транспортных аварий.
1999 2019: Люди всё больше вступают в романтические отношения с роботами по мере того, как симулированные личности становятся всё более убедительными
1999 2019: Базовые потребности бедняков удовлетворены
1999 2019: Во всех сферах искусства широко распространяются виртуальные художники и музыканты.
1999 2019: В то время, как всё большее число людей полагает, что их компьютеры и симулированные личности обладают интеллектом человеческого уровня, эксперты продолжают считать, что компьютер никогда не пройдёт тест Тьюринга.
1999 2019: Непрерывный повсеместный широкополосный беспроводной интернет
1999 2019: Все общественные места непрерывно контролируются и записываются для предотвращения насилия.
1999 2029: 1000-долларовый компьютер в 1000 раз превосходит человеческий мозг по вычислительной мощности.
1999 2029: Алгоритмы работы некоторых областей мозга дешифрованы и воплощены в нейронных сетях.
1999 2029: Компьютерные очки-дисплеи устарели благодаря распространению постоянных или снимаемых глазных имплантов.
1999 2029: Существуют также нейроимпланты, улучшающие память, обучаемость и интеллект. Благодаря нейроимплантам люди могут переживать полное погружение в виртуальную реальность.
1999 2029: Компьютеры теперь способны самостоятельно производить новые знания.
1999 2029: большая часть общения происходит не между людьми и людьми, а между людьми и машинами.
1999 2029: Производственный, сельскохозяйственный и транспортный сектора почти полностью автоматизированы и очень немногие люди в них работают.
1999 2029: Войны, болезни и бедность истреблены по всему миру благодаря технологиям
1999 2029: Развитие ИИ привело к появлению движения за права роботов.
1999 2029: Хотя компьютеры регулярно проходят тест Тьюринга, споры о том, равны ли они людям во всех отношениях, продолжаются.
1999 2029: Системы ИИ заявят, что они обладают сознанием и потребуют признания этого факта. Большинство людей смирится с этим обстоятельством.
1999 2029: Обратный инжиниринг человеческого мозга завершён. Небиологический интеллект объединить в себе способность к распознанию образов человека и скорость машинных вычислений
1999 2029: Небиологический интеллект продолжит свой экспоненциальный рост.
1999 2049: Вся еда производится микромашинами на молекулярном уровне и неотличима от натуральной.
1999 2049: Исчезает различие между виртуальной реальностью и обычной за счёт фоглетов – микромашин, способных мгновенно сложиться в любой трёхмерный объект
1999 2072: Появляются пикотехнологии. 10**(-12) м
1999 2099: Все аспекты работы мозга будут полностью поняты. Естественный процесс мышления не будет иметь преимуществ по сравнению с машинным. Системы ИИ получат равные с человеком права. Люди и машины сольются вместе на физическом и ментальном уровне с помощью киберимплантом. Разница между человеком и машиной исчезнет.
1999 2099: Большинство разумных существ не будут иметь постоянных физических тел. Большую часть населения будут представлять собой системы ИИ, существующие только как компьютерные программы. Они смогут населять или создавать себе робототела по своему желанию, а также контролировать одновременно несколько тел.
1999 2099. Индивидуальные существа постоянно сливаются и разделяются, что делает невозможным определение точного населения Земли. Это приводит к серьёзным изменениям представлений о самоидентичности.
1999 2099: Органические люди являются меньшинством на Земле. И даже среди них является нормой использование имплантов. Небольшая доля людей, которая выбрала отказаться от имплантов, живёт на другом уровне сознания, чем большинство и не может с ним полноценно взаимодействовать. Естественные люди законодательно оберегаются. Несмотря на их недостатки, ИИ уважает их как своих прародителей.
1999 2099: Системы ИИ могут мгновенно загружать новые знания, не тратя время на обучение. Они могут разделять своё внимание на множество задач одновременно.
1999 2099: Искусство и музыка охватывают ранее недоступные спектры частот
1999 2099: Деньги утрачивают ценность.
1999 2099: Некоторые люди, родившиеся в 1940-х годах, всё ещё живы и активны.
1999 2099. Системы ИИ непрерывно делают запасные копии себя и в силу этого фактически бессмертны. Главный риск – это компьютерные вирусы.
1999 2099: На пороге XXII века технологический прогресс продолжает ускорятся. Появляются фемтотехнологии.
2005 («Сингулярность рядом») В 2010-х годах появятся сотовые телефоны, которые вшиты в одежду, но направляют звук к ушам направленными пучками. Появится реклама на этом же принципе
2005 2014: Роботы по уборке дома станут обычными
2005 2018: 10 терабайт компьютерной памяти (что эквивалентно объёму памяти мозга человека) будут стоит меньше 1000 долларов;
2005 2020-х годах появятся компьютеры размером 100х100 нм.
2005 2020-е годы. Одно из первых практических применений наномашин – медицина.
2005 2020-е годы. Продвинутые нанороботы будут производить сканирование мозга живых пациентов. Что приведёт к созданию компьютерных симуляций мозга и пониманию его работы.
2005 2020-е: к концу десятилетия появятся (но ещё не будут широко распространены) нанороботы, которые будут плавать в кровотоке и питать клетки и удалять отходы что приведёт к изменению все системы питания человека
2005 К концу 20-х годов массовое молекулярное производство будут широко использоваться, что сведёт цену товара к цене его чертежа.
2005 К концу 20-х виртуальная реальность будет неотличима от настоящей.
2005 К концу 20-х годов угрозы со стороны генетически сконструированных патогенов исчезнут, так как появятся нанороботы, бесконечно их превосходящие и могущие быть использованные как искусственный иммунитет.
2005 В 2029 году ИИ пройдёт тест Тьюринга. Первые ИИ будут сделаны на основе сканирования мозга человека и будут довольно тупы.
2005 2025: наиболее вероятный год появления продвинутых нанотехнологий
2005 2025: Некоторые военные беспилотники и наземные роботы становятся полностью компьютерно управляемыми.
2005 2030-е загрузка сознания в компьютер станет возможной. Наномашины будут проникать непосредственно в мозг и взаимодействовать с нервными клетками, считывая входящие и исходящие сигналы. Станет возможна непрерывная трансляция сознания одного человека другому, как с веб-камеры.
2005 В 2030-е сформируется Человеческое тело 2.0, в котором многие системы питания будут заменены нанотехнологическими механизмами, и улучшен скелет.
2005 В 2040-е годы сформируется человеческое тело 3.0. Оно уже не будет иметь фиксированных форм, а будет скорее управляемой материей из фоглетов.
2005 В 2045 году произойдёт Сингулярность. За 1000 долларов можно будет купить компьютер, в миллиард раз превосходящий любого человека. Сингулярность произойдёт, когда системы ИИ превзойдут человека интеллектуально и возьмут технологическое развитие в свои руки. Они начнут улучшать сами себя в самоусиливающиемся взрывообразном процессе, который принципиально непредсказуем.
2005 После 2045 года будет достигнут предел уплотнения вычислительной техники. Она будет теперь расти только в ширь. Вся Земля будет превращена в один большой компьютрониум. Затем начнётся процесс пробуждения вселенной
2005 К 2099г ИИ сможет создавать компьютеры размером с планету. К 2199 г процесс «пробуждения вселенной» завершится, если будет найден способ сверхсветовых путешествий. А затем начнётся эра изменения законов физики и путешествий в другие измерения.
2005 Возникнет сильное движение неолуддитов, но оно не сможет отложить Сингулярность больше, чем на несколько лет.
2005 Благодаря телеработе – удалённому доступу – города устареют. Это сделает общество более устойчивым к террористическим атакам.
2007 (выступление на конференции) К 2022 году медицинские технологии в 1000 раз превзойдут технологии 2007 года и будет достигнута поворотная точка в увеличении продолжительности жизни: каждый прожитый год будет давать прирост ожидаемой продолжительности жизни больше, чем на год.
2006 В 2026 году появятся летающие машины на основе нанотехнологий
2006 В 2014 году солнечная энергия станет дешевле энергии из нефти.

http://www.proza.ru/2010/02/15/130

***

К этому: 2.1. План Юнкера. Попытка "новой индустриализации" Европы.
nuclear

Прогноз технического директора Google Курцвейла до 2099 года

Многое вызывает сомнения. Прежде всего, в области энергетики. Но очень любопытно с точки зрения лоббирования своих интересов IT-сектором. Предложение человечеству и, грубо говоря, ФРС от проводников информационной революции...
Такие цели во многом оправдали бы происходящий в развитых странах коллапс института семьи, миграции, разрушения традиционных этнических и иных идентичностей, гендерные "явления" и т.д. ... Конечно, если речь действительно идет о реальном скором достижении человечество технологического бессмертия и выходе в космос на базе совершенно нового, адаптированного к космосу технологического инструментария. Если речь действительно идет про все это, а не про утопию.
Интересно для понимания хотя бы отчасти логики Новой индустриализации США Обамы и Плана Юнкера.

***
Технический директор Google предсказал будущее до 2099 года
21.04.2015

Футуролог и технический директор Google Рэй Курц вейл предсказал будущее человечества с 2019 до 2099 года.
Об этом сообщает InVenture.
Р.Курцвейл – один из главных исследователей современных достижений в области искусственного интеллекта. Он публикует свои прогнозы с 1990-х годов, и многие из них стали академическими. Ближайшее и далекое будущее по Курцвейлу выглядит так:
2019 – Провода и кабели для персональных и периферийных устройств любой сферы уйдут в прошлое.
2020 – Персональные компьютеры достигнут вычислительной мощности сравнимой с человеческим мозгом.
2021 – Беспроводной доступ к интернету покроет 85% поверхности Земли.
2022 – В США и Европе будут приниматься законы, регулирующие отношения людей и роботов. Деятельность роботов, их права, обязанности и другие ограничения будут формализованы.
2024 – Элементы компьютерного интеллекта станут обязательными в автомобилях. Людям запретят садиться за руль автомобиля, не оборудованного компьютерными помощниками.
2025 – Появление массового рынка гаджетов-имплантантов.
2026 – Благодаря научному прогрессу, за единицу времени мы будем продливать свою жизнь на больше времени, чем прошло
2027 – Персональный робот, способный на полностью автономные сложные действия, станет такой же привычной вещью, как холодильник или кофеварка
2028 – Солнечная энергия станет настолько дешевой и распространенной, что будет удовлетворять всей суммарной энергетической потребности человечества.
2029 – Компьютер сможет пройти тест Тьюринга, доказывая наличие у него разума в человеческом понимании этого слова. Это будет достигнуто благодаря компьютерной симуляции человеческого мозга.
2030 – Расцвет нанотехнологий в промышленности, что приведет к значительному удешевлению производства всех продуктов.
2031 – 3D-принтеры для печати человеческих органов будут использоваться в больницах любого уровня.
2032 – Нанороботы начнут использоваться в медицинских целях. Они смогут доставлять питательные вещества к клеткам человека и удалять отходы. Они также проведут детальное сканирование человеческого мозга, что позволит понять детали его работы
2033 – Самоуправляемые автомобили заполнят дороги.
2034 – Первое свидание человека с искусственным интеллектом. Виртуальную возлюбленную можно оборудовать «телом», проектируя изображение на сетчатку глаза, например, с помощью контактных линз или очков виртуальной реальности.
2035 – Космическая техника стает достаточно развитой, что бы обеспечить постоянную защиту Земли от угрозы столкновения с астероидами.
2036 – Используя подход к биологии, как к программированию, человечеству впервые удастся запрограммировать клетки для лечения болезней, а использование 3D-принтеров позволит выращивать новые ткани и органы.
2037 – Гигантский прорыв в понимании тайны человеческого мозга. Будут определены сотни различных субрегионов со специализированными функциями. Некоторые из алгоритмов, которые кодируют развитие этих регионов, будут расшифрованы и включены в нейронные сети компьютеров.
2038 – Появление роботизированных людей, продуктов трансгуманистичных технологий. Они будут оборудованы дополнительным интеллектом (например, ориентированным на конкретную узкую сферу знаний, полностью охватить которую человеческий мозг не способен) и разнообразными опциями-имплантантами - от глаз-камер к дополнительным рук-протезов.
2039 – Наномашины будут имплантироваться прямо в мозг и осуществлять произвольный ввод и вывод сигналов из клеток мозга. Это приведет к виртуальной реальности «полного погружения», которая не потребует никакого дополнительного оборудования.
2040 – Поисковые системы станут основой для гаджетов, которые будут вживляться в человеческий организм. Поиск будет осуществляться не только с помощью языка, но и с помощью мыслей, а результаты поисковых запросов будут выводиться на экран тех же линз или очков.
2041 – Предельная пропускная способность интернета станет в 500 млн раз больше, чем сегодня.
2042 – Первая потенциальная реализация бессмертия – благодаря армии нанороботов, которая будет дополнять иммунную систему и «вычищать» болезни.
2043 – Человеческое тело сможет принимать любую форму, благодаря большому количеству нанороботов. Внутренние органы будут заменять кибернетическими устройствами гораздо лучшего качества.
2044 – Небиологический интеллект станет в миллиарды раз более разумным, чем биологический.
2045 – Наступление технологической сингулярности – Земля превратится в один гигантский компьютер.
2099 – Процесс технологической сингулярности распространяется на всю Вселенную.

http://ru.golos.ua/suspilstvo/tehnicheskiy_direktor_oogle_predskazal_buduschee_do_2099_goda_2200

***

К этому: 2.1. План Юнкера. Попытка "новой индустриализации" Европы.
nuclear

Как высокие технологии изменят мир в ближайшие 10 лет

Фиксирую просто на память, чтобы было под рукой.

***

Как высокие технологии изменят мир в ближайшие 10 лет

Исследователи сходятся во мнении, что в ближайшие 10 лет новейшие технологии коренным образом изменят наш мир. Как это произойдет, попытался разобраться «Ежедневник».

Исследовательский институт международной консалтинговой компании McKinsey & Company недавно опубликовал аналитический доклад под интригующим названием «Disruptive technologies: Advances that will transform life, business, and the global economy», обнародовав очередной список 12 «прорывных технологий», которые по мнению аналитиков McKinsey Global Institute (MGI) в ближайшее десятилетие коренным образом изменят личную жизнь человека, бизнес и глобальную экономику.

Так в перечень дюжины передовых технологий High-Tech от MGI были включены:

мобильный Интернет;
автоматизированная обработка информации
Интернет вещей;
облачные технологии;
робототехника нового поколения;
автономные и полуавтономные автомобили;
геномная инженерия нового поколения;
(со-) хранение энергии;
3D-печать;
материалы с улучшенными свойствами;
новые методы поиска и добычи нефтяных и газовых месторождений.
возобновляемая энергия.
В свою очередь почти за месяц до указанной публикации ученые из Массачусетского технологического института (США) опубликовали собственный список 10 наиболее прорывных высоких технологий.

Collapse )